Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3028 просмотров

Киберцензоры VS. Internet

На днях Google в рамках своей стратегии борьбы с интернет-цензурой опубликовал данные о том, какие государства требовали удаления какого-либо контента. Среди этих стран нет Казахстана, который предпочитает разбираться с сетевыми ресурсами проверенными «домашними» средствами.

Киберцензоры VS. Internet

Киберцензоры VS. Internet
На днях Google в рамках своей стратегии борьбы с интернет-цензурой опубликовал данные о том, какие государства требовали удаления какого-либо контента. Среди этих стран нет Казахстана, который предпочитает разбираться с сетевыми ресурсами проверенными «домашними» средствами.

Началось, как и многое теперь, с Китая. Эта страна открыто и без рефлексий цензурирует Интернет (как, впрочем, и все остальное в стране). Интернет-провайдеры обязаны устанавливать у себя специальное оборудование – фильтры, которые блокируют доступ к неугодным ресурсам оппозиции, порнoграфии, материалам, содержащим насилие. За пределами Китая эта система получила название «великий китайский файерволл». Несколько лет и Google занимался самоцензурой, но в январе этого года после ряда хакерских атак на «ящики» правозащитников, компания обвинила Пекин в киберпреступлениях и отказалась от фильтрации запросов. Это вызвало гнев китайского руководства, но поисковик остался непреклонен, хотя до недавнего времени ежегодная выручка от деятельности в КНР составляла около $600 млн. С марта текущего года компания прекратила подвергать цензуре китайскую версию своего поисковика и начала перенаправлять всех своих пользователей из этой страны на гонконгский сайт Google.com.hk, работающий без фильтрации выдачи.

После этого Google решил активно бороться с интернет-цензурой во всем мире и запустил онлайн-инструмент, который дает возможность любому пользователю отслеживать количество запросов к компании от правительств разных стран с просьбами удалить какой-либо контент или предоставить информацию о пользователях (google.com/governmentrequests). «Карта показывает данные о запросах, полученных нами с начала июля по конец декабря 2009 года с некоторыми ограничениями. Мы понимаем, что эти данные не являются идеально точными и могут не отображать полную картину. Например, один запрос может содержать в себе просьбу об удалении более одного сайта или предоставлении данных ряда пользователей», – говорится на странице. Данные обещано периодически обновлять. Пока же в запросах об удалении контента лидирует Бразилия (291 раз), на 2-м месте – Германия (188), затем Индия (142) и США (123). Россия тоже попала в список, но от нее поступило менее 10 запросов.

Сервис не включает в себя данные по Китаю, потому что китайское правительство рассматривает требования по интернет-цензуре в качестве госсекрета и не разрешает разглашать эти данные.

Китайские власти, как известно, достаточно последовательны, поэтому позаботились и о технической стороне дела. Летом 2009 года Пекин обязал всех производителей ПК устанавливать на машины, поставляемые в Китай, специальную программу «Зеленая дамба», которая блокирует доступ к нежелательным ресурсам. Позже это постановление отменили из-за проблем в работе ПО, но ряд азиатских производителей (Acer, Asus, Lenovo, Sony) по-прежнему ставят «Зеленую дамбу».

Дым отечества
Казахстанские власти не столь откровенны, не столь последовательны и, к счастью, не столь изобретательны, как китайские. Несмотря на все протесты ОБСЕ, председателем которого мы в этом году стали, еще в мае 2001 года Законом РК «О внесении изменений и дополнений в Закон «О средствах массовой информации» интернет-ресурсы были приравнены к СМИ, которые в Казахстане тогда были зарегулированы еще более жестко, чем сейчас. В середине 2009-го законодатели сделали это повторно, но в другой, расширенной, редакции, в которой уже перечислены виды интернет-ресурсов и предусмотрена ответственность, в том числе сайтов, зарегистрированных за рубежом. «При этом под действие закона попали не только размещенные на интернет-ресурсах материалы, но и комментарии к ним», – пояснял тогда CNews глава агентства по информатизации и связи Куанышбек Есекеев. «За нарушения законодательства суд может заблокировать доступ к ресурсу. Возможность проведения в Казахстане судопроизводства над зарубежными сайтами без участия ответчика выльется в блокирование доступа к ним с территории страны и станет нарушением международных обязательств Казахстана как члена ОБСЕ», – предупреждал тогда советник по политическим вопросам центра ОБСЕ Эндрю Оффенбахер.

Руководитель юридической службы Международного фонда защиты свободы слова «Адиль Соз» Ганна Красильникова отмечает, что такая законодательная инициатива вызвана тем, что встала проблема с интернет-сайтами, которые не являются СМИ: блоги, различные открытые форумы. Таких терминов в нашем законодательстве нет, они являются неправовыми общими понятиями. Между тем эти ресурсы распространяют информацию, которую невозможно регулировать или отнести под какое-либо законодательство. «Поэтому наш законодатель обошелся очень просто – «подгреб» все под законодательство о СМИ, и теперь даже если мы не можем установить автора – первоисточника информации – блоггера или посетителя форума, то за распространение такой информации будет отвечать СМИ, то есть любой веб-сайт», – говорит она. В 2001 году никто еще не представлял себе силу и мощь Интернета, а когда начался мониторинг интернет-ресурсов и появились первые иски по защите репутации, тогда появились эти более жесткие уточнения в законодательстве.

Но даже при всех недостатках и недемократичности закона, на практике он оказывает не такое уж большое влияние. В основном, сайты блокируются или замедляются технически, и нет возможности доказать – кем. Несколько казахстанских сайтов поочередно становились жертвами DoS-атаки (от англ. Denial of Service, отказ в обслуживании – атака на вычислительную систему с целью вывести ее из строя – «Википедия»). Были попытки обвинить в этом «Казахтелеком», но компания категорически отрицает свою причастность. Редактор довольно часто в свое время блокировавшейся интернет-газеты «Зона.кз» (бывший «Навигатор») Юрий Мизинов говорит, что ни разу она не закрывалось судом, однако до 2007 года доступ на сайт периодически прекращался. При этом Юрий Мизинов убежден в необходимости законодательно регулировать Интернет, но не в том формате, в котором это сделали казахстанские законодатели: следует четко разделить информационную и коммуникативную (например, электронная почта) составляющие сети. Причем, для интернет-СМИ, на его взгляд, не надо вообще ничего нового придумывать – есть Закон «О СМИ», Гражданский и Уголовный кодексы, которых вполне достаточно. А вот по блог-сфере, форумам и комментариям есть вопросы – например, какое время пребывания на сайте комментария с разжиганием, скажем, межнациональной розни (до удаления модератором) подпадает под соответствующую статью Уголовного кодекса? А как быть ночью и в выходные дни? «Знаете, когда в блогах и комментариях появляются прямые оскорбления, даже самые ярые сторонники свободы слова требуют, чтобы власти или правоохранительные органы приняли меры», – говорит он.

Иная точка зрения у экс-представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклоша Харашти. Да, Интернет должен регулироваться, но это должна быть саморегуляция, если общество действительно желает иметь у себя демократию. Проблемы фундаментальных прав человека в Казахстане не ограничиваются Интернетом. Когда нет верховенства права, трудно надеяться на законодательное регулирование в сети. Тем более, что это бесполезно – Интернет больше национального законодательства, он основан на гиперлинках, а гиперссылки – это бесконечность, которую просто невозможно отследить.

В самом деле, даже на блокируемые сайты легко зайти через прокси-серверы, и с этим ни одна страна (кроме, возможно, Китая, где дело поставлено, как уже говорилось, на промышленную основу) ничего не сможет сделать. Если уж советская власть не могла окончательно заглушить «Голос Америки»…

Сейчас в Казахстане недоступны сайты: www.kub.info , www.inkar.info , www.kplus-tv.net , www.kahar.info , www.geokz.tv , www.eurasia.org.ru , www.LiveJournal.com. Периодически затруднен доступ к платформе http://blogspot.com . С 9 апреля затруднен доступ с территории Казахстана к форуму-партнеру портала «Республика» – www.comment-resp.com . Во время кыргызских событий в начале апреля в течение 8 часов был недоступен для казахстанских пользователей видеосервис YouTube (http://www.youtube.com ). И только два, по данным Ганны Красильниковой, были закрыты по решению суда – это Позиция.kz и geokz. Позиция.kz, принадлежавший бизнесмену и экс-зятю экс-президента Кыргызстана Аскара Акаева Адилю Тойганбаеву, закрыли на три месяца в июле 2008 года, но не открыли до сих пор. Обвинение – нарушение нескольких статей Закона РК «О противодействии экстремизму», предусматривающих ответственность за разжигание расовой, национальной и родовой розни, пропаганду или агитацию национального превосходства.

В феврале экс-глава ведомства АИС Куанышбек Есекеев признал, что закрытие доступа к «Живому журналу» также было инициировано казахстанской стороной. «Ограничение по ресурсам LiveJournal.com и geo.kz было осуществлено согласно вынесенному решению суда по сайту geo.kz, который имел несколько зеркальных доменных имен с тем же названием, в том числе и на LiveJournal, – объяснил чиновник. – Суд решил прекратить распространение незаконной информации, размещенной на данном ресурсе. Соответственно, оператором связи был ограничен доступ и к LJ. Что касается других сайтов, то причина их недоступности неизвестна. Некоторые сайты могут быть недоступны временно из-за перегруженности канала оператора связи, особенностей маршрутизации и ряда других причин».

Между тем журнал «Русский Newsweek» утверждает, что это связано с еще одним экс-зятем – Рахатом Алиевым. Он завел дневник в «Живом журнале» и личную страницу на портале Mail.ru, которую использовал исключительно для публикаций компромата на высокопоставленных казахстанских чиновников и президента Казахстана. По версии журнала, сначала замгенпрокурора республики Иоган Меркель направил официальное письмо Аннелис ван ден Бельт, руководителю компании «Суп», владеющей русскоязычным сегментом «ЖЖ». В письме говорилось, что «казахстанские власти очень не хотят выгонять «Живой журнал» из республики. Не будет ли компания так любезна, – писал чиновник, – закрыть всего одну страницу – дневник Рахата Алиева, которого обвиняют в попытке государственного переворота». С Mail.ru этот вопрос урегулировали полюбовно – блог Алиева был ликвидирован. Но «Суп» письмо казахской прокуратуры проигнорировал, перенаправив в американский суд. Тогда «ЖЖ» в Казахстане просто отключили. «LiveJournal в Казахстане был закрыт компанией «Казахтелеком». Мы не получили никаких официальных объяснений, почему это произошло», – сообщила Newsweek Аннелис ван ден Бельт. За компанию пострадал и Кыргызстан – «Казахтелеком» тоже отключил его от «ЖЖ».

Пока «Адиль Соз» как может отстаивает свободу интернет-СМИ: высылает клавиатуру, закованную в цепи в Мининфо, проводит флеш-мобы, делает общественные заявления в Интернете и по мере сил участвует в законодательной работе, в России на прошлой неделе уже принято нормативное постановление Верховного суда, согласно которому интернет-СМИ будет считаться только тот ресурс, который сам заявит о себе, как СМИ. «Это более правовой подход, который даст возможность начать разбираться в специфике Интернета и регулирования отношений в нем», – считает Ганна Красильникова. При этом высказывания на блогах, чатах, форумах не будут подпадать под СМИ, так как эти высказывания, в принципе, не являются информацией самого СМИ, а являются дополнительными информационными площадками.

А как у них?
Вообще интерес властей к цензуре в Интернете характерен не только для Казахстана.

В апреле Google на посвященном государственной политике европейских стран официальном блоге компании представила данные о цензуре в странах, где поисковик ведет свою деятельность. Всего, по данным Google, его сервисы блокируются в 25 из 100 стран. Компания не стала публиковать список государств, власти которых пытаются тем или иным образом контролировать ее деятельность, отметив, что под ограничения попадают многие сервисы, в том числе поисковая система, блоги, YouTube и Google Docs. При этом наиболее часто цензура применяется в таких авторитарных странах, как Китай и Вьетнам. Также были представлены результаты исследования проекта Open Net Initiative, по данным которого с 2002 года количество стран, в которых осуществляется цензура Интернета, увеличилось с 4 до 40.

По словам вице-президента Google Рэйчел Ветстоун, иногда требования правительств некоторых государств по ограничению доступа к сервисам напрямую противоречат положениям статьи 19 Всеобщей декларации прав человека, которая гласит, что у каждого человека есть право на свободу убеждений и их выражения. Главный советник президента литовской республики Аудроне Нугарайте хотя и сетует на то, что различные партии пытаются доминировать в медиапространстве, особенно через Интернет, но разводит руками – конституция Литвы запрещает цензуру в любом виде. Конституция Казахстана, надо сказать, тоже.

Евразийский путь или вуаль для политиков
Закончившийся вчера в Алматы ХI Евразийский медиафорум вынес регулирование Интернета и СМИ на обсуждение одной из своих основных сессий. Миклош Харашти, как всегда, последовательно защищал право людей говорить то, что они хотят сказать. Правозащитник считает, что в таких странах, как Казахстан, любой может оказаться преследуе-мым – поскольку отследить всех невозможно, поэтому карать приходится выборочно. Страдает основной принцип права – одинаковое наказание за одинаковое правонарушение. Экономист из Италии Карло Моффи согласен на наднациональное регулирование: «Интернет – это рынок, и надо что-то делать с организациями, которые получают прибыль через искажение информации в Сети». При этом он считает, что экономическая и политическая свобода взаимосвязаны – Интернет не бесплатен, и не все к нему имеют доступ.

Кстати, уровень проникновения Интернета в Казахстане к концу прошлого года составил 27%, то есть ресурсами Сети с разной степенью интенсивности пользуются порядка 4,3 млн человек. По данным казахстанской интернет-компании PROFIT Online, интернет-ядро (те, кто выходит в Интернет несколько раз в неделю) – 1-1,2 млн человек. При этом прирост интернет-аудитории за 2009 год составил 72%. По прогнозам PROFIT Online, в 2010 году число пользователей Интернета вырастет еще на 1,8-2 млн человек.

В мире, по данным Международного союза электросвязи, в 2009 году Интернетом пользовались 26% населения земли (или 1,7 млрд человек). В развитых странах уровень проникновения Интернета достиг 64 %, в развивающихся – около 18% (и лишь 14%, если исключить Китай).

Яман Акдениз, профессор права Стамбульского университета права и директор портала Cyber-rights.org, тоже не возражает против регулирования как такового – преступления, наказуемые в реальном мире, такие, как детская порнография, разжигание расовой розни и так далее, должны преследоваться и в виртуальном. Но пока мы видим лишь снижение стандартов – госорганы не способны схватить тех, кто это делает, и просто блокируют – как «ЖЖ» в Казахстане или как YouTube (уже 2 года) в Турции. То есть наказываются люди, которые не совершали преступления – пользователи. Тем не менее единственный представитель Казахстана среди спикеров, главный редактор интернет-портала «2b.kz» Татьяна Бендзь уверяла зарубежных коллег, что у нее нет ощущения, что ее регулируют, она не испытывает давления и не прибегает к самоцензуре. Она опасается лишь за будущее, не уверенная, что « завтра правительство не захочет принять такие законы, что мы не сможем работать». При этом как пример процветания казахстанского интернет-пространства Татьяна Бендзь привела сайт «Центр тяжести», главным принципом которого является требование «Мы не говорим о политике», и чей форум – третий в стране по посещаемости. При этом она забыла упомянуть, что сайт уже несколько недель не работает – приостановлен определением суда, правда, не по цензурному спору, а по имущественному. Как при этом быть той части казахстанского общества, которое хочет говорить о политике, Татьяна Бендзь не сообщила.

Возникла тема культурных особенностей, которые якобы подвергаются коррозии из-за излишней свободы Сети. Однако Миклош Харашти считает, что так называемая самобытная культура служит лишь политической вуалью некоторых лидеров, которые пытаются выдать сущестующий порядок вещей за основу бытия. «Еще 20 лет назад моя родина Венгрия была коммунистической страной, и основой нашей культуры был коммунизм. Все это развеялось, как дым», – сказал он.

Пока гости форума рассуждали о свободе Интернета и СМИ, охрана у двери бального зала «Интерконтиненталя» стояла насмерть, не пропуская местных журналистов к участникам. Организатор форума Владимир Рерих посоветовал им дождаться «пока они выйдут». Но выходить никто не собирался. Как позже сказала «Къ» нынешний представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович, она не знала о том, что аккредитованная на мероприятии пресса имела доступ лишь в «гетто» пресс-клуба – ее заверили, что вход на Евразийский медиафорум свободный.

– Надо ли регулировать Интернет, и если да, то каким образом?Киберцензоры VS. InternetДуня МИЯТОВИЧ, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ:
– Интернет – это отражение ценностей общества. Ответст-венность – хорошая отговорка, чтобы контролировать Интернет, который, собственно, является вызовом гражданского общества правительствам. Нам говорят: «Вы знаете, угроза терроризма!», и за ночь принимаются законы, которые никак не обсуждались с обществом.
Это все взаимосвязанные вещи – свободное общество, свобода собраний, организаций, вами создаваемых, возможность обсуждать вопросы в политической области, и, естественно, свобода Интернета. То есть одно не может без другого. Конечно, как-то это должно регулироваться. Но не правительствами.
Что касается Казахстана, я пока не очень хорошо знаю ситуацию (Дуня Миятович сменила Миклоша Харашти на этом посту в марте этого года – «Къ»), но ваш закон, касающийся Интернета – это совсем не прогресс, как и новые попытки заблокировать некоторые сайты. Казахстан – член ОБСЕ, и будем продолжать говорить с вашим правительством для того, чтобы понять причины, стоящие за этим, и искать способ снять запрет с определенных газет и интернет-ресурсов. Мы будем пытаться сделать Казахстан и его общество в целом более уступчивым и уважительным по отношению к медиа.

Киберцензоры VS. InternetМакрам КХУРИ-МАКУУЛ, журналист и автор первой научной книги об арабских СМИ:
– Интернет – эта сила. Он может стать инструментом международной культурной интервенции, иногда – локальной культурной интервенцией. Пока превалируют западные СМИ, они могут навязывать свои ценности. Британское правительство в любой момент может проверить мою электронную почту, мой блог, мое все, заподозрив в терроризме. Израиль считается демократической страной, но он очень жестко блокирует палестинские сайты и эффективно осуществляет цензуру на подконтрольных ему ресурсах – о том, что происходило на войне с Ливаном и Секторе Газа, мир узнал только из блогов. Сейчас в мире идет, скорее, фрагментирование, чем гармонизация, не глобализация, а «глокализация». Совет Европы и ОБСЕ говорит о ценностях, но чьи это ценности? Не надо навязывать свои ценности другому миру.

1 просмотр

В Казахстане резко вырос объем проблемных кредитов

Курсив составил рэнкинг банковского сектора страны за первое полугодие 2019 года

Фото: shutterstock/автор YummyBuum

Банки продолжают признавать проблемные кредиты и создавать резервы под них. С начала года доля кредитов с просрочкой более 90 дней в совокупном ссудном портфеле БВУ увеличилась на 2%.

Суммарные активы банков, по данным Национального банка, достигли 25,35 трлн тенге, что незначительно больше показателей на 1 января 2019 года – 25,24 трлн тенге.

По словам вице-президента, главного аналитика Moody’s Investors Service Ltd. Владлена Кузнецова, на динамику совокупных активов негативно повлияла ситуация с Цеснабанком (с 29 апреля этого года переименован в First Heartland Jýsan Bank). В результате передачи проблемных кредитов банка в Фонд проблемных кредитов (ФПК) и досоздания резервов под оставшиеся его активы и кредитный портфель существенно снизились.

«Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост активов в первом полугодии на 3%», – поделился мнением с Курсивом эксперт Moody’s.

Самым крупным банком по объему активов остался Народный банк. Его активы выросли на 0,7% – с 8,67 трлн тенге до 8,73 трлн тенге за полгода.

Второе место в копилке у ForteBank – 1,99 трлн тенге. Активы фининститута увеличились на 11,8% с 1,78 трлн тенге.

Директор (CDO) ForteBank Антон Хмелев отметил, что с точки зрения активов рост кредитной базы банка не столь впечатляющий – по причине достаточно консервативной кредитной политики организации.

«Всю свободную ликвидность банк размещает в высоколиквидные и низкорискованные ценные бумаги, создавая подушку безопасности при возможных крупных изъятиях депозитов», – продолжил он.

Тройку лидеров по объему активов замыкает Сбербанк – 1,98 трлн тенге. Рост за полугодие составил 4,9%, или на 91,9 млрд тенге.

Заметно нарастить объем активов смогли еще два банка: Kaspi Bank на 203,3 млрд тенге и Жилстройсбербанк на 150,6 млрд тенге.

Представители Kaspi Bank подчеркнули: важно понимать, за счет каких статей на стороне обязательств и капитала выросли активы. В случае с Kaspi Bank рост активов объясняется увеличением вкладов клиентов (срочные и текущие счета физических и юридических лиц) на 14%.

«Что касается роста отдельных статей активов в банке, то прирост в основном обеспечили займы клиентов (на 9%) и ликвидные средства (на 21%)», – пояснили в пресс-службе.

Как изменился ссудник?

За полгода общий ссудный портфель банков полегчал на 0,8% – с 13,76 трлн тенге до 13,65 трлн тенге.

«Основные крупнейшие банки продемонстрировали или рост портфеля, или его стабильную динамику. Если убрать эффект от Цеснабанка, система продемонстрировала рост портфеля на 4%. Такой рост считается невысоким в свете ожидаемой инфляции (около 6% в 2019 году)», – отметил Владлен Кузнецов.

Лидером по росту объемов ссудного портфеля стал Жилстройсбербанк. Его ссудник подрос на 150,74 млрд тенге – до 821,2 млрд тенге. На втором мес­те Сбербанк, который нарастил портфель за первое полугодие на 116 млрд тенге, до 1,38 трлн тенге. Kaspi Bank увеличил портфель на 102,7 млрд тенге, до 1,25 трлн тенге.

В процентах к началу года наибольшего роста ссудного портфеля смогли достичь First Heartland Bank – 155,2%, Жилстройсбербанк – 22,5% и Bank RBK – 22,3%.

В First Heartland Bank рост ссудного портфеля объясняется большой долей в нем операций РЕПО. Доля сделок в общем портфеле составила на анализируемую дату около 90%.

В Bank RBK увеличение ссудника прокомментировали положительной динамикой по выдачам розничных кредитов.

«Месяц к месяцу выдачи в рознице стабильно растут: если в прошлые годы банк выдавал 1,5 млрд тенге в месяц, то сейчас ежемесячный объем выдачи составляет порядка 7 млрд тенге», – рассказали представители Bank RBK.

Одним из важнейших показателей работы банка является показатель NPL 90+ (кредиты с просрочкой платежей более 90 дней). Суммарный объем таких кредитов в первом полугодии возрос на 26% – с 1,02 трлн, до 1,28 трлн тенге.

Самая большая доля токсичных кредитов наблюдалась в First Heartland Jýsan Bank. Они составили 39,81% в общем ссудном портфеле банка, или 319,1 млрд тенге.

В банке возросший уровень NPL 90+ объясняли снижением общего объема портфеля в результате продажи части портфеля ФПК и продолжающейся работой по очистке портфеля.

Объем таких кредитов в Национальном банке Пакистана в Казахстане – 1,16 млрд тенге, или 29,31% от ссудного портфеля. Третий банк-антилидер – AsiaCredit bank с долей плохих кредитов в 21,67%.

По мнению эксперта Moody’s, в силу высокой прибыли (которая помогает формировать резервы на возможные потери) банки стали более справедливо признавать проблемные кредиты, а не скрывать их реструктуризацией.

Что с депозитами?

Совокупные обязательства банков за полгода составили 22,22 трлн тенге. Депозиты физических лиц в составе обязательств – 8,69 трлн тенге, что меньше показателей начала года на 0,9%. Вклады корпоративных клиентов сократились на 3,8%, с 8,27 трлн тенге до 7,96 трлн тенге.

«На вклады физлиц негативно влияет недостаточная стабильность банковского сектора и волатильность тенге. Кроме того, у банков скопилась избыточная ликвидность в связи с невысоким спросом на кредиты со стороны корпоративных заемщиков, и они не очень заинтересованы в активном привлечении фондирования», – считают в Moody’s Investors Service Ltd.

Лидерами по привлечению вкладов населения стали Kaspi Bank, Жилстройсбербанк, Fortebank.

Депозитный портфель вкладов населения в Kaspi Bank вырос на 177,37 млрд тенге, до 1 313,09 млрд тенге. В Жилстройсбербанке рост составил 70,08 млрд тенге, до 700,7 млрд тенге. Fortebank дополнительно привлек еще 43,67 млрд тенге и нарастил портфель до 563,67 млрд тенге.

Отток вкладов физлиц наблюдался в Народном банке на 156,37 млрд тенге – до 3 163,61 млрд тенге, в АТФБанке на 68,84 млрд тенге – до 292,68 млрд тенге, в Сбербанке на 68,64 млрд тенге, до 695,73 млрд тенге.

«Снижение объема вкладов населения в АТФБанке произошло за счет сегмента клиентов приват-банкинга, депозиты в иностранной валюте которых были размещены на условиях 3%-ной ставки вознаграждения», – рассказали в организации.

В конце 2017 года Казахстанским фондом гарантирования депозитов была установлена максимальная ставка вознаграждения по депозитам физлиц в инвалюте в размере 1%, которая действовала до 1 июня 2019 года.

«Поэтому, когда срок размещения депозитов VIP-клиентов АТФБанка с высокой ставкой истекал, многие из них предпочли направить средства на развитие бизнеса, а также размещать их в инструменты в странах, позволяющих получить более высокую доходность», – подчеркнули в пресс-службе банка.

Эксперты банка считают, что данная тенденция наблюдалась не только в АТФ, но и по всему рынку. В двух других банках не смогли оперативно предоставить ответы на запрос Курсива.

Еще одна причина снижения объема депозитов населения – сезон отпусков.

В числе тех банков, кто смог привлечь вклады юрлиц, – Сбербанк. Такие депозиты в банке выросли за полгода на 82,44 млрд тенге, до 741,46 млрд тенге. Увеличились депозиты и у Fortebank – на 56,99 млрд тенге, до 596,14 млрд тенге. Жилстройсбербанк нарастил объем вкладов на 33,7 млрд тенге, до 60,19 млрд тенге.

Снижение вкладов корпораций наблюдалось в First Heartland Jýsan Bank минус 193,57 млрд тенге, до 126,64 млрд тенге, в Народном банке – минус 117,88 млрд тенге, до 3 080,87 млрд тенге и в Банке ЦентрКредит – минус 56,27 млрд тенге, до 400,59 млрд тенге.

В First Heartland Jýsan Bank отток вкладов прокомментировали конвертацией депозитов корпораций в облигации АО «Цеснабанк» в рамках его оздоровления, а также изъятием компаниями квазигосударственного сектора на оплату внешних контрактных обязательств.

В Банке ЦентрКредит отметили, что изменение депозитного портфеля наблюдается по всему сектору. Сейчас многие клиенты предпочитают безрисковые финансовые инструменты, такие как ноты Нацбанка РК, а также государственные и квазигосударственные облигации.

Отток в самом БЦК, как рассказали его представители, наблюдался по валютным депозитам, при этом по тенговым депозитам происходил рост. Валютные депозиты в банке замещаются привлечением фондирования за счет облигаций. По состоянию на 1 июля 2019 года объем выпущенных банком ценных бумаг увеличился за год на 51,2 млрд тенге (137,9 млрд тенге на 1 июля 2018 года), а также за счет прочего фондирования. В частности, по линии ЕБРР было привлечено с декабря 2018 года 12,7 млрд тенге, а по продуктам АО «Ипотечная органиазация «Баспана» с 1 января 2019 года по 17 июля 2019 было привлечено 34,5 млрд тенге.

Конечный результат

За полгода 2019 года банки смогли заработать 211,6 млрд тенге. По словам Владлена Кузнецова, при исключении из расчета убытков Цеснабанка общая прибыль сектора в этот период выросла более чем на 20% по сравнению с тем же периодом 2018 года.

По его мнению, на показатели прибыли положительное влияние оказывают оптимизация расходов, рост процентного и комиссионного доходов и стабилизация отчислений в резервы на возможные потери.

Самым прибыльным банком стал Народный банк. За полгода фининститут заработал 159,33 млрд тенге. На втором месте Kaspi Bank – 70,67 млрд тенге. В тройку лидеров по прибыли вошел Сбербанк – 36,56 млрд тенге.

В минусе оказались First Heartland Jýsan Bank, AsiaCredit Bank и Национальный банк Пакистана в Казахстане.

Напомним также, что в Казахстане собираются объединяться три банка – Tengri bank, Capital bank и AsiaCredit bank. В Moody’s считают, что эти банки не являются системно значимыми и слияние кардинально не повлияет на ситуацию в банковском секторе. Активы трех банков составляли около 1% от общего объема активов сектора по состоянию 1 июля 2019 года, заключил эксперт агентства.

банки копия (1).jpg

Ограничение ответственности.

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций