2786 просмотров
2786 просмотров

Корпоративный реванш

В последнее время в мире обострилась проблема корпоративного управления. Скандалы, связанные с громкими банкротствами известных корпораций в США, едва ли не до основания разрушили доверие акционеров к руководству корпорациями. Мировой опыт свидетельствует о том, что высокая культура корпоративного управления, эффективность всех внутренних связей в большей степени вызывают доверие инвесторов и акционеров к компании, нежели материальные показатели ее работы.

Корпоративный реванш

Корпоративный реванш
Корпоративный реваншВ последнее время в мире обострилась проблема корпоративного управления. Скандалы, связанные с громкими банкротствами известных корпораций в США, едва ли не до основания разрушили доверие акционеров к руководству корпорациями. Мировой опыт свидетельствует о том, что высокая культура корпоративного управления, эффективность всех внутренних связей в большей степени вызывают доверие инвесторов и акционеров к компании, нежели материальные показатели ее работы.

Существует множество (более 16) определений понятия «корпоративное управление», что само по себе уже наводит на нехорошие или, по крайней мере, грустные мысли. Практика показывает, что чем четче определена дефиниция, тем более она востребована практически. Размытые же формулировки в значительной мере используются для «наведения тени на плетень», то есть в нечестных целях и внеправовых операциях. Впрочем, недостаточная четкость определения понятия «корпоративное управление» вызвана и вполне объективными обстоятельствами. Само существование явления, описываемого данным термином, относительно ново, а содержание и динамика его развития пока не дают оснований представить его «конечный вид».

Зачинатели процесса приватизации, безусловно, понимали, что институт эффективных собственников быстро создать не удастся. Поэтому большое внимание было уделено вопросу создания финансовых рынков как механизма перераспределения собственности. Предполагалось, что на выходе должна возникнуть англосаксонская модель с преобладанием открытого акционерного капитала с большим количеством мелких владельцев. Эта задача не была решена, возникла модель с большой концентрацией собственности в немногих руках.

Так, большинство казахстанских компаний из тех, на которые приходится до 95% капитализации казахстанского рынка, являются компаниями с концентрированной собственностью, то есть в каждой из них имеется владелец с блокирующим (не меньше 25%) пакетом акций. Причем более чем в половине компаний есть и контролирующие акционеры (больше 50%), которые контролируют 42% совокупной капитализации.

Только не более четверти этих компаний раскрывают всех своих крупных владельцев, несмотря на то, что государство является мажоритарным акционером значительной их части. Чисто частных компаний, не стесняющихся указывать своих владельцев, много меньше. Только у 35% казахстанской частной собственности известны имена владельцев. Правда, этот показатель растет: в 2002 году он равнялся 25%, а в конце 90-х - 10%.

Именно это предопределило наличие в корпоративном управлении некоторых специфических особенностей, которые в той или иной степени присущи всем предприятиям СНГ, где число владельцев больше одного.

Зеркало для героя
Первой особенностью работы казахстанских акционерных обществ является то, что на сегодняшний день у инвесторов, как иностранных, так и отечественных, нет никаких способов объективно оценить рискованность вложения денег в деятельность корпорации. То, что в Казахстане не сложился фондовый рынок и нет возможности оценить бухгалтерскую отчетность общества, - отнюдь не главная причина такого положения вещей. Ведь даже если общество регулярно выплачивает дивиденды, публикует данные бухгалтерского баланса, то какова вероятность того, что, вложив деньги в деятельность компании, акционер сможет реализовать все свои права: не будет ли его доля уменьшена вследствие дополнительной эмиссии, пригласят ли его на общее собрание акционеров, не вычеркнут ли его из реестра? И самый главный вопрос: по-настоящему неизвестно, чьи интересы отстаивает генеральный директор - акционеров или свои собственные, и будет ли его деятельность направлена на дальнейшее развитие компании?

Вторая особенность корпоративной структуры по-казахстански - это чрезмерная закрытость и непрозрачность. Во многих крупных компаниях выявить истинных владельцев-бенефициариев - задача почти непосильная. Компании контролируются либо через аффилированные, либо через оффшорные фирмы. Реальные владельцы, очевидно, вообще отсутствуют в каких-либо реестрах собственников. Управление финансами и заключение различных сделок с собственностью осуществляют арбитражные управляющие по указаниям реальных владельцев на «доверительной» основе, а назначение «своего» арбитражного (временного, конкурсного или внешнего) управляющего почти гарантирует решение «своих» проблем.

В результате создается питательная среда для конфликтов не между акционерами и наемными менеджерами и не между контролирующими и миноритарными акционерами, а между номинальными собственниками (акционерами, менеджерами, трудовым коллективом) и реальными владельцами, осуществляющими захват руками арбитражных управляющих.

Третья особенность - это получение основных доходов не из прибыли, а благодаря контролю финансовых потоков. Формальные размеры прибыли и другие финансовые показатели слишком часто не отражают реального состояния дел в компаниях.

Одна из причин такой ситуации в том, что казахстанские компании очень рано стали уходить в тень, во многом из-за неадекватного налогового бремени. Это обстоятельство фатально сказалось и на структуре собственности, и на всем экономическом развитии. Ведь те средства, что уходили от налоговых инспекторов, уходили также и от акционеров и инвесторов.

Второй причиной были методы, которые практиковались для захвата предприятий. Часто это происходило не через покупку акций на рынке, а через скупку долговых обязательств, благодаря силовым методам.

И третья причина - слабость судебной системы, ее неспособность добиваться выполнения даже принятых законов. Защита прав акционеров вела и ведет к развитию внесудебных и внеправовых отношений. В этих условиях одним из путей специфического перелива капиталов, а, следовательно, и движения собственности стали интегрированные бизнес-группы, результативность инвестиционной политики которых крайне низка.

Кроме того, сохраняется практика использования государства (государственных и местных органов власти) в качестве инструмента борьбы за контроль над компанией. Иски к реальным владельцам при нанесении ущерба рядовым акционерам невозможны - владельцы скрыты за многими структурами.

Заинтересованный взгляд со стороны
Иностранные инвесторы весьма пристально всматриваются в происходящие в сфере казахстанского корпоративного управления процессы. Рейтинговое агентство Standard&Poor`s провело анализ уровня корпоративного управления в Казахстане. В нем учитывалось 4 основных компонента: структура собственности; соблюдение прав акционеров и отношения с финансово заинтересованными лицами; транспарентность и степень раскрытия информации; качество функционирования совета директоров: его состав и эффективность работы.

Средняя оценка казахстанских компаний по 10-балльной шкале - 5,7 балла. По мнению аналитиков агентства, компоненты, снижающие общий показатель, - это структура собственности и качество работы совета директоров, а компоненты, улучшающие показатель, - соблюдение прав акционеров и уровень транспарентности.

Процедура соблюдения прав акционеров и отношения с финансово заинтересованными лицами достаточно детально прописаны в законодательстве. И хотя, как известно, соблюдение закона находится не на самом высоком уровне, в ведущих казахстанских компаниях этот принцип более или менее соблюдается. Регулярно проводятся собрания акционеров, выплачиваются дивиденды. И пока не возникает серьезных стимулов для нарушения прав акционеров, крупные компании стараются этим не злоупотреблять.

Сходная ситуация с транспарентностью, которой пока далеко до мирового уровня, но ведущие казахстанские компании демонстрируют неплохую динамику в этом направлении. Эта политика особенно характерна для тех, кто надеется получить оценки от рейтинговых агентств (см. таблицу).

Несколько слов о хорошем
Хотя эксперты практически единогласно признают улучшение корпоративного управления в Казахстане, говорить о том, что здесь произошел перелом, явно рано. Ряд факторов осложняют и замедляют этот процесс. В первую очередь, в стране не завершен передел собственности. Беспокоят инвесторов и скрытые связи между органами власти и бизнесом, особенно на местном уровне.

В какой-то степени решить эти проблемы, по мнению экспертов, способно принятие законов об инсайдерской информации и аффилированных лицах. В то же время есть несколько факторов, способных ускорить процесс совершенствования корпоративного управления. Во-первых, массовый приход в казахстанскую экономику (в том числе в реальный сектор) иностранных инвесторов, которые привыкли работать в других условиях. Во-вторых, происходящая, хоть и медленно, диверсификация экономики, динамичное развитие перерабатывающих отраслей, что приведет к появлению новых компаний, которые для получения средств непременно обратятся к фондовому рынку. В-третьих, нарастание предложения капитала со стороны мелких инвесторов, как индивидуальных, так и объединенных в фонды коллективных инвестиций. Среди них выделяются деньги пенсионных фондов, которые будут вкладываться только в предприятия прозрачные, с ясной структурой собственности.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер