nedvijimost-v-krizis.png

508 просмотров

Кризис. Год спустя

Прошел год с того момента, как вслед за странами Европы финансовый кризис охватил и Казахстан. За это время в отечественную экономику внедряли различные стратегические программы и меры оперативного реагирования, но, несмотря на это, считают эксперты, говорить о полной стабилизации экономики пока рано. По их прогнозам, казахстанцы еще год будут ощущать на себе последствия кризиса.

Кризис. Год спустя

Кризис. Год спустя
Прошел год с того момента, как вслед за странами Европы финансовый кризис охватил и Казахстан. За это время в отечественную экономику внедряли различные стратегические программы и меры оперативного реагирования, но, несмотря на это, считают эксперты, говорить о полной стабилизации экономики пока рано. По их прогнозам, казахстанцы еще год будут ощущать на себе последствия кризиса.

Основная волна кризиса, по мнению представителей Международного валютного фонда, уже прошла, но его последствия еще весьма ощутимы. К тому же нельзя отрицать того факта, что стабилизация экономики нашей страны во многом зависит от ситуации на мировых рынках, причем особую роль здесь играет ситуация в экономике США. Не так давно американские эксперты сделали обнадеживающий прогноз, заявив, что уже во второй половине следующего года экономика страны вернется к привычным темпам роста.

Однако борьба с некоторыми последствиями кризиса может затянуться. К примеру, преодоление последствий кризиса в США, по мнению заместителя директора международного валютного фонда Джона Липски, дорого обойдется казначейству.

Кроме того, наверняка увеличится роль госрегулирования на ипотечном рынке, а также уменьшится потребительская активность, которой раньше славились США. В то же время основной проблемой Америки, по мнению экспертов, являются чрезмерные расходы на военные кампании в Ираке и Афганистане. В связи с этим в ближайшие пару лет торговый и государственный балансы, скорее всего, останутся дефицитными.

Кризис по-казахстански[b]
Год назад, когда в стране появились первые признаки кризиса, казахстанские чиновники начали настойчиво опровергать этот факт. Причем отрицание кризиса сопровождалось информацией о том, что некоторые банки перестали выдавать кредиты. Чуть позже процентные ставки по займам увеличились на 3-4%, а первоначальный взнос должен был составлять не менее 30% суммы кредита.

Кроме того, из-за отсутствия банковских займов остановилось строительство многих объектов в Астане и Алматы. «Происходит коррекция рынка, что само по себе носит здоровый характер. Не думаю, что нас ждут серьезные потрясения на рынке ипотеки»,– успокаивал тогда председатель Национального банка [b]Анвар Сайденов
. По его мнению, панацеей от кризиса должны были стать государственная жилищная программа, подкрепленная бюджетными ресурсами, и Казахстанская ипотечная компания, которая рефинансирует банки, покупая у них ипотечные кредиты физическим лицам.

Затем, когда скрывать факт кризиса стало уже нецелесообразно, властям все же пришлось признать его наличие и выделить средства для стабилизации экономики. Наряду с этим прогнозы многих экспертов сводились к краху казахстанской экономики. Прогнозировались галопирующие темпы инфляции, замедление развития экономики до нулевого цикла и даже рецессия, а также предполагалась девальвация тенге и отрицательный платежный баланс страны.

Напомним, что факторов риска для Казахстана называлось несколько. Во-первых, объем внешнего долга страны, который уже превысил 95% ВВП. Во-вторых, концентрация кредитных портфелей многих банков в секторе строительства и недвижимости. И, в-третьих, значительно смягченные условия ипотечных кредитов.

Кроме того, начался отток капиталов из страны. Однако и этот факт глава нацбанка считал вполне естественным явлением. По его сведениям, многим инвесторам стало невыгодно работать на казахстанском рынке и нерезиденты вывели из страны $1,5 млрд. Все происходящее глава Нацбанка назвал «контролируемым процессом». «Если уходят из наших нот, то их можно погасить или конвертировать. Еще раз подчеркну – ни о кризисе, ни о бегстве капиталов говорить не приходится. Это, мягко говоря, неправда», – оптимистично заявлял А. Сайденов всего год назад.

Прогнозы не оправдались[b]
На сегодняшний день, вопреки мрачным прогнозам, тенге устоял. Платежный баланс по итогам полугодия показывает профицит в размере $6,7 млрд против дефицита в прошлом году $7 млрд. Банки продолжают погашать внешние обязательства, а инфляция по итогам 7 месяцев составила 6,6%. В то же время кредитный портфель ипотечных компаний за прошедшее полугодие уменьшился на 4,3%, причем доля стандартных кредитов составила 93%, сомнительных – 6,4%, а безнадежных –0,6%.

Кроме того, по словам главного экономиста отдела экономического анализа и статистики Национального банка [b]Игоря Осипова
, в первом полугодии резко снизился спрос на ипотечное кредитование, увеличилась потребность в заемных средствах со стороны нефинансовых организаций, а также продолжилась работа банков по ужесточению кредитной политики. Как выяснилось, около 73% банков второго уровня ужесточили условия кредитования нефинансовых учреждений, при этом 49% – по ипотечному кредитованию и 43% – по потребительскому. «Основными факторами, повлиявшими на эту ситуацию, стали риск изменения стоимости залогов, неопределенность на рынке недвижимости, общий уровень платежеспособности заемщиков и общие экономические ожидания», – сказал «Къ» экономист.

Еще один год для кризиса[b]
Кризисная ситуация в стране окончательно стабилизируется только через год, прогнозирует председатель Регионального финансового центра г. Алматы [b]Аркен Арыстанов
. «В одном американском банке произошло списание средств на $8 млрд, а некоторые банки до сих пор лихорадит, так что эта ситуация еще продолжится», – сказал он «Къ». В то же время глава РФЦА отмечает благоприятные тенденции оздоровления экономики. Среди них приход иностранных инвесторов на наш рынок, а также развитие фондового рынка, который, возможно, станет альтернативой банковскому кредитованию.

По его словам, меры, предпринятые в свое время правительством, дали хорошие результаты, которые привели к стабилизации перегретой экономики. Причем особую роль сыграло создание фонда стрессовых активов. «Средства стрессовых фондов – это реализация и реструктуризация, то есть это деньги, которые можно вернуть на место. А если бы это были средства Нацфонда, то их просто потратили бы и все. Думаю, Нацфонд мог бы выступить в качестве гаранта для осуществления этой деятельности», – делится мнением А. Арыстанов. Но, несмотря на все принятые меры, считает эксперт, кризис в стране будет двигаться вместе с миром.

Таким образом, его прогноз относительно завершения кризиса совпадает с мнением американских экспертов, что стабилизация ситуации ожидается во втором полугодии 2009 года.

Такого же мнения придерживается и заместитель директора департамента корпоративных финансов АО «Самрук» Дастан Мукашев. По его словам, в развитых странах, как правило, на фондовом рынке играет около 10% населения, чего пока не наблюдается в Казахстане.

В целом прогноз казахстанских финансистов относительно завершения кризиса совпадает с мнением американских экспертов относительно стабилизации мировой экономики во втором полугодии 2009 года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif