nedvijimost-v-krizis.png

2363 просмотра

Глобальный рынок нефти: усиление спекулятивных тенденций

Основными причинами роста цен на нефть в глобальном масштабе эксперты называли дисбаланс спроса-предложения, нестабильность доллара, а также геополитическая напряженность в ряде ключевых нефтедобывающих стран региона. Однако гораздо меньше внимания уделяется очень важному фактору - исключительно быстрому усилению спекулятивных тенденций в сфере торговли и биржевых операций с нефтью.

Глобальный рынок нефти: усиление спекулятивных тенденций

Глобальный рынок нефти: усиление спекулятивных тенденций
Основными причинами роста цен на нефть в глобальном масштабе эксперты называли дисбаланс спроса-предложения, нестабильность доллара, а также геополитическая напряженность в ряде ключевых нефтедобывающих стран региона. Однако гораздо меньше внимания уделяется очень важному фактору - исключительно быстрому усилению спекулятивных тенденций в сфере торговли и биржевых операций с нефтью.

Ситуация на глобальном рынке нефтяной торговли представляет собой искусственно раздутый «мыльный пузырь», величина которого диспропорциональна действительному влиянию фундаментальных факторов на рост стоимости нефти. Особенно сильно это касается непосредственно биржевой торговли, в том числе и на площадках NYMEX и ICE, а также OTC, которые определяют динамику цен несмотря на относительно низкую концентрацию на них торгуемых товаров относительно общего предложения.

То, что испытывает глобальный рынок, – это своеобразный «шок» спроса, активно генерируемый процессом за¬крепления на рынке, как спотовом, так и фьючерсном, так называемых институциональных инвесторов, в число которых входит широкий круг участников торговых операций, начиная от хеджевых фондов и кончая инвестиционными банками и суверенными фондами.

Проблема заключается не в самой спекулятивной торговле как таковой, которая в действительности обеспечивает спотовый и особенно фью¬черс¬ный рынок ликвидностью, и выдвигая на авансцену рыночных акторов, способных обеспечить хеджирование ценовых рисков заинтересованным компаниям, способствует в умеренных масштабах его долгосрочной стабильности.

Проблема в том, что институциональные инвесторы, во-первых, ориентируются в основном на длинные позиции, то есть на скупку товаров, изымаемых из общего оборота и фактически реально не используемых в текущем балансе спроса-предложения. Это позиционируется данной группой инвесторов в качестве своеобразного средства долгосрочного вложения имеющихся у них избыточных средств. Во-вторых, целый ряд участников рынка стал ориентироваться на осуществление практики активной скупки-продажи контрактов с целью получения прибыли.

Иными словами, эти две динамики создают необоснованный и значительный по объемам дополнительный спрос, который искусственно двигает цены вверх.

Согласно данным ряда американских экспертов, с 2003 года спрос на нефтяные фьючерсы, обусловленный институциональными инвесторами, только в США увеличился на 848 млн баррелей. Далее, активы, которые направлялись в торговые операции с основными товарными индексами, возросли с $13 млрд в конце 2003 года до $260 млрд в расчете на март 2008 года. Согласно подсчетам Банка по международным расчетам, объем товарных деривативов увеличился с $1,02 трлн в декабре 2006 года до $6,1 трлн в 2007 году, хотя в реальности он вполне может достигать $10 трлн.

Также для иллюстрации ситуации отметим, что по консолидированным данным CFTC, Bloomberg, Goldman Sachs, общее число опционных контрактов на торгах NYMEX WTI для институциональных инвесторов в 1998 году составляло только 12% их общего числа, в то время как на начало 2008 года – уже 31%. Причем доля традиционных участников рынка, ориентированных на хеджирование собственных ценовых рисков, упала за 10 лет с 84% до 59%.

Таким образом, институциональные инвесторы получили возможность активно влиять на рынок, в том числе и в ущерб его непосредственных участникам, таким как нефтегазовые и сбытовые компании.

На рынке как системе, пытающейся реагировать на фундаментальные сигналы, данный процесс формирует ложные предпосылки для восприятия реального положения дел, особенно в контексте реального баланса спроса-предложения и его дальнейшего изменения. Следствием этого становится излишняя ценовая нестабильность торгового рынка в расчете на долгосрочную перспективу. Следует отметить, что торговые рынки в целом гораздо меньше, к примеру, глобального рынка ценных бумаг. Как следствие, масштабные вложения денежных средств в них обусловливают гораздо более сильное воздействие на рост, а активные изъятия финансов гораздо сильнее по долгосрочным последствиям для их стабильности.

Рост цен на нефть и другие товарные индексы позволил институциональным инвесторам в течение 2003-08 годов получить гигантскую норму прибыли. Особенно выделяются на общем фоне ряд крупных акторов, таких как Goldman Sachs, Lehman, Morgan Stanley.

Но любой экономический «пузырь» достигает «потолка». В условиях усиления рецессии нынешняя система торговли товарными индексами с большим присутствием спекулятивного фактора исключительно нестабильна, причем речь может идти не о временной волатильности, а о системной неуравновешенности рынка, чреватой его обвалом. И, по всей видимости, этот пороговый уровень очень близко.

С самого начала текущего глобального финансового кризиса, летом 2007 года нефть ошибочно рассматривалась в качестве долгосрочного «актива» для вложений вместо «остывших» кредитно-финансовых и ипотечных операций, что привело к резкому перетоку ликвидного капитала в сферу торговых операций с нефтью, создавших избыточную «привлекательность» товара. Однако рост рецессионных явлений в глобальной экономике и активно проявляющаяся нехватка ликвидности уже ослабили позиции институциональных инвесторов в системе торговли нефтью, также как и других товарных индексов. Для их дальнейшего укрепления по сценарию начала 2008 года необходимо сохранение высокого уровня финансовых вливаний в длинные позиции, однако рецессия фактически нейтрализует этот основной механизм расширения образовавшегося «мыльного» пузыря, создавая обратную динамику.

Институциональные инвесторы, не имея фундаментальных интересов на рынке, гораздо сильнее восприимчивы к разнообразным внешним факторам давления, влияющим на торговые индексы, и первыми генерируют панические настроения. В этом случае дальнейшее сокращение притока ликвидности на рынок, уменьшающее способности к дальнейшей скупке контрактов, и, в результате, спрос на нефть со стороны институциональных инвесторов, наряду с общим сокращением потребностей в углеводородном сырье со стороны ведущих глобальных потребителей, может повлечь за собой значительный спад котировок, вплоть до $60-70 за баррель Brent.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif