Перейти к основному содержанию

7770 просмотров

Почему американцы не будут есть сыр из актюбинского молока

Как проиграть конкуренту, потерять миллионы, но подняться и стать успешным бизнесменом

Фото: Shutterstock

Громко заявив о себе несколько лет назад, хромтауская компания «Агрофирма «Тау» на время исчезла с поля зрения. Однако сейчас предприятие не только восстановило позиции, но и пытается вытеснить российскую кисломолочную продукцию с казахстанского рынка. Как проиграть конкуренту, потерять миллионы, но подняться и стать успешным бизнесменом.

Изучить изнутри 

Экономист по образованию Мирболат Агдаутов успел поработать в одном из отечественных банков. В 2003 году судьба занесла его в крупный холдинг, где он прошел карьеру от рядового сотрудника до генерального директора. Было время и на развитие своего бизнеса – занимался оптовой реализацией сухого молока – белорусского, башкирского, киргизского. «Почему киргизское? Оно по составу белка даже лучше белорусского. Все оттого, что трава у них хорошая», – говорит предприниматель. 

Чтобы лучше освоить молочный рынок, Мирболат решил изучить процесс изнутри. А тут как раз и предложение поступило: поработать в Костанайской области. В 2012 году он, оставив бизнес и пост гендиректора, поехал в поселок Карабалык. 

«Это был новый проект развития мясного животноводства. Привезли из Австралии 3 тыс. голов КРС. К слову, сейчас их 25 тыс. Использовали передовые технологии. Была там и небольшая ферма молочного животноводства», – рассказал Мирболат Агдаутов. 
В течение двух лет он изучал это направление: помимо отечественных предприятий, перенимал опыт в Германии, Австрии, Беларуси, Украине и России. 

Начали и проиграли

В конце 2014 года Мирболат вернулся в Актобе. Заинтересовало предложение о покупке молочного завода в Хромтау (около 90 км от Актобе), построенного еще в 1992 году компанией «Казхром». В 2011 году предприятие было законсервировано. Борьба за «лакомый кусок» длилась почти год. Только вот стоило ли? 

«Мы выкупили кота в мешке. Завод три года стоял на консервации. Мы полностью поменяли коммуникации. Приведение объекта в надлежащий вид заняло несколько месяцев и потребовало десятков миллионов тенге. Если бы мы знали, что нас ждет, наверное, не купили бы», – признается Мирболат.

Помимо ремонта, требовалось и дополнительное оборудование. Вместе с другом и партнером по бизнесу Сергеем Палиевым Агдаутов вложил собственные средства – 120 млн тенге. Но и этого оказалось мало. Тогда пришлось взять в кредит через фонд «Даму» еще 85 млн тенге. 
Первая продукция из Хромтау начала поступать на полки актюбинских супермаркетов в октябре 2015 года. Кефир, варенец, снежок, сметана, творог, масло. Сырье привозили молоковозом из райцентра в Актюбинской области – это в 200 км от завода.

«Мы не рассматривали производство молока в промышленном масштабе, там нужна технология по ультрапастеризации. Такое оборудование стоит миллионы долларов. У нас имеется Pure-Pak, но срок хранения такого молока не больше трех суток. Попытались выйти на рынок, однако возврата было много», – вспоминает Мирболат. 

Против производителя играло и несоблюдение температурного режима со стороны реализаторов. Именно поэтому о выпуске молока большими партиями пришлось забыть. 

Актюбинцы благосклонно приняли продукцию отечественного производителя, но через полгода начались проблемы. Подвело устаревшее оборудование. Когда попробовали запустить предприятие на производственную мощность, механизмы стали ломаться. Перебои сказались на качестве продукции – сметана скисала, кефир получался жидким.

Лето 2016 года стало настоящим адом для молодой компании, которая не выдержала конкуренцию с региональными лидерами. Это был глубокий нокдаун – убытки исчислялись десятками миллионов тенге. Предприятие оказалось на грани закрытия.

Спасительная сметана

Но, как рассказывает Мирболат Агдаутов, взвесив все за и против, предприниматели все же остались на рынке. Но нужно было менять подход. Решение оказалось простым: сузить деятельность до одного продукта. Выбор пал на сметану. Предприниматели снова влезли в кредиты и вложили в дело 30 млн тенге. На эти деньги приобрели оборудование: емкости и упаковочные линии для сметаны. 

«Практически вся сметана к нам завозится из России. На тот момент из Кабардино-Балкарии поступало 60–80 т сметаны в неделю. Мы сделали упор на пластиковые ведра, увеличив граммаж, – поясняет собеседник «Курсива».

Если российская сметана реализовалась в «стаканчиках» массой до 500 гр, то местную предприниматели предложили потребителям покупать от 1 кг. Большим семьям выгоднее брать ведерко, чем несколько стаканчиков. Как показало время, упор на сметану и вытянул бизнес. Сейчас хромтауский завод выпускает сметану в таре от 400 гр до 10 кг.

Особенности рынка

Но упаковку поменять мало. Три месяца Сергей и Мирболат практически жили в лаборатории завода: подбирали ингредиенты, рецептуру, закваску. Все это время продукции компании на полках не было. Предприниматели решили сделать ставку на термостатную технологию. Суть ее заключается в том, что сметана заквашивается сама в термостатной комнате при температуре 45 градусов. Но зато не нужны загустители. 
По словам предпринимателей, потребовался почти год, чтобы потребитель привык к местной сметане. Многих пугала сыворотка, выделяемая на поверхности продукта. 

Позже, когда предприятие встало на ноги, на полках актюбинских магазинов снова появились кефир, творог, масло и варенец от хромтауской агрофирмы. А с прошлого года линейка продукции пополнилась йогуртами и творожной массой. Питьевая кефирная группа нашла своего потребителя не только в Актобе, но и в других городах Казахстана. 

Впрочем, выходить на экспорт предприниматели не торопятся, полагая, что проверяющие ведомства соседнего государства найдут массу причин, чтобы не допустить казахстанские продукты на полки магазинов РФ. 

На российский рынок Мирболат Агдаутов пытался пробиться год, но не вышло. 

«Защита российского бизнеса мощная. А вот у нас защиты нет никакой. Поэтому и дешевого импорта из Воронежа, Астрахани, Волгограда, Самары много. Актюбинским оптовикам легче привести из Нальчика (около 2 тыс. км от Актобе) фуры сметаны и творога», – говорит Мирболат Агдаутов. 

Американский пример

На днях он вернулся из США, где перенимал опыт зарубежных коллег. Поездка состоялась благодаря программе деловой стажировки Special American Business Internship Training Program (SABIT), которая действует с 1990 года. Ее основная цель – содействие экономической реструктуризации стран бывшего СССР. 

Тема стажировки этого года – «Переработка и упаковка молочной продукции в США». Отбор от Казахстана прошли двое: Мирболат Агдаутов из Актюбинской области и Бакыт Аркабаев из Талдыкоргана. Предприниматели побывали на тренингах в Вашингтоне, а потом поехали в «молочную столицу» США город Мэдисон. 

«Их система выверена годами: в каждом штате свои законы для фермеров. И это правильно, ведь никто лучше их самих не знает, как надо работать в сельском хозяйстве. У нас же в эту отрасль вмешиваются все», – рассуждает Мирболат. 

Отметили казахстанцы и различия между европейскими и американскими фермерами. Если в Европе 99% ферм относятся к семейным (от 60 до 400 голов скота), то в США все иначе.

«В Европе развит рынок сервиса: оказание услуг в ветеринарии, посеве и уборке кормов. В Америке многие делают все сами. В США поддерживают своего производителя. Финансируют на длительные сроки под 1% годовых. Фермеры объединяются в ассоциации и трудятся, ни на кого не надеясь. Также американцы уделяют большое внимание науке. Поэтому корова в Мэдисоне дает 15 тыс. литров молока в год, а корова в Мартуке – всего лишь 2,5 тыс. литров. Рентабельность животноводства практически нулевая. И это общемировая тенденция. Те фермеры, кто хочет «выжить», ставят перерабатывающее производство», – делится увиденным Мирболат. 

По его словам, для США характерно сыроделание: 92% «молочки» уходит в сыры, остальное – на йогурты и молоко. «Сыропригодного молока не то что в Актюбинском регионе нет, в стране его мало. Сыр, сделанный из нашего низкосортного молока, американцы есть не станут», – уверен собеседник издания. 

Для качественного молока, по мнению директора агрофирмы, нужны современные фермы. Идея с «двумя коровами» отбросит отечественное сельское хозяйство на десятки лет назад.

«Мир отходит от личного по­дворья. Коровы у нас не породистые, дают второсортное молоко, из которого не сделать нормальную сметану или сыр. Чтобы это изменить, нужно заниматься наукой. В Актобе ничего этого нет, поэтому и качество молока никудышнее», – считает бизнесмен. 

Второй момент – санитария. Если на фермах и заводах имеются соответствующие сертификаты, то частникам никто их не выдает. Соответственно, риск заболеть от молока или айрана «с рук» возрастает в разы. Да и налогов такие дельцы не платят. 

banner_wsj.gif

10140 просмотров

Что такое гидропоника и почему это технология будущего

Как устроены фермы для дома

Фото: agritecture.com

Сельское хозяйство не всегда ассоциируется с высокими технологиями, но именно к этой сфере сегодня приковано внимание учёных и предпринимателей по всему миру. По прогнозам ООН, к 2030 году 60% населения планеты будет проживать в городах, и доля городского населения продолжит расти. Учитывая сокращение пригодных территорий для сельского хозяйства, рынку понадобились решения, чтобы выращивать качественную продукцию дешевле, экологичнее и в неприспособленных условиях. Одним из них стала гидропоника – технология выращивания растений без почвы и пестицидов. 

В 2019 году студент КБТУ Жангир Абылгазин запустил стартап по производству автоматизированных гидропонных установок для выращивания разных видов зелени. Проект называется Kokozhe и также посвящён образованию в сфере прикладного растениеводства для школьников. В прошлом году его команда прошла в финал международной молодёжной программы по развитию и поддержке социального предпринимательства Social Impact Award. Стартап попал в список 68 наиболее перспективных проектов из 22 стран мира, став участников программы инкубации и получив финансирование для развития.

Почему востребован агротех?

Население планеты растёт, пригодные территории для животноводства и земледелия сокращаются, а эксперты ООН регулярно предупреждают человечество о приближении глобального продовольственного кризиса. По данным всемирной организации, в 2019 году на Земле голодало 821 миллион человек, при этом 2 миллиарда человек не качественно питаются или недоедают.

На фоне этого растёт спрос на агротех и экологически чистые продукты. По оценке SBS Consulting, с 2004 по 2017 год рынок эко-продукции вырос с 21 до 93 миллиардов евро. Параллельно растёт и потребление экологически чистых и органических товаров – более чем в два раза за тот же период. По прогнозам аналитиков, к 2020 году капитализация мирового рынка органической продукции достигнет 143 миллиардов долларов. Среди лидеров по потреблению – США (43% рынка), Германия (11%), Франция (9%), Китай (8%) и Канада (3%).

Philippe Wojazer  Reuters.jpg

Philippe Wojazer/Reuters

Рынок агротеха скромнее, но по данным AgFunder только с 2010 по 2016 год поток инвестиций в эту сферу увеличился в 8 раз. В 2017 году инвесторы вложили в агротех 4,2 миллиарда долларов, а на мировом рынке работало более 4000 стартапов. В отчёте той же компании за 2018 год стартапы в пищевой отрасли привлекли 16,9 миллиардов долларов инвестиций. Из них 10 миллиардов пришлись на сегменты ритейла, приготовления и доставки еды. Лидирует по инвестициям США, а второе место за Китаем.

Как и во многих отраслях экономики, в агротехе оказались востребованными технологии по сбору и обработке больших данных, а также машинного обучения (искусственный интеллект). С их помощью аграрии и фермеры стали грамотнее распоряжаться имеющимися ресурсами, научились сокращать издержки и делать достоверные прогнозы.

Так, французская компания Antelliq Group, предлагает фермерам инструменты для мониторинга здоровья и продуктивности каждого животного в стаде. С помощью специальных датчиков в ошейниках владельцы могут отследить, как питается животное, испытывает ли оно стресс или чем-то болеет. Компания ежедневно предоставляет информацию о 5,5 миллионах коров. Подобные технологии также оказались востребованы и в растениеводстве.

Что такое гидропоника и почему говорят, что за ней будущее?

Учёные заинтересовались выращиванием растений в водном растворе ещё в XIX веке и проводили опыты в 30-х годах прошлого столетия, но бум гидропоники начался после 1980 года. За пару лет до этого Лоуренс Брукс основал в США фирму «Дженерал гидропоникс», адаптировав масштабные гидропоновые системы до размеров городской оранжереи. Высокую урожайность обеспечило и лучшее на тот момент питательное вещество, придуманное доктором Кэлом Германом из научного центра имени Эймса в НАСА.

К 2020 году технология распространилась по всему миру, завоевав популярность среди предпринимателей, фермеров, учёных и флористов. Гидропоновые системы используются для выращивания различных видов зелени, овощей и ягод в вертикальных теплицах, позволяющих значительно увеличить объемы урожая на ограниченной площади. Микроклимат и созревание растений на таких фермах контролируют многочисленные датчики, а система искусственного интеллекта облегчает человеческий труд и сокращает расходы на производство.

James MacDonald  Bloomberg.jpg

James MacDonald/ Bloomberg

Доступность гидропоники позволяет выращивать растения в обычных квартирах, заведениях общепита и на крышах небоскребов. Созданием автономных городских ферм не один год занимается нидерландский стартап Eden Advanced Technologies. Для выращивания растений производители используют аэропонику – разновидность гидропоники, когда корни растений находятся не в воде, а опрыскиваются влагой. Аэропоновый модуль выращивает 35 разных культур, включая салат, кухонные травы, томаты, паприку, клубнику и бобы.

Похожее решение предлагает британский производитель LettUs Grow, использующий для выращивания съедобной зелени насыщенный нутриентами раствор. Система полива распыляет влагу с питательными веществами для растений в виде тумана, ускоряя созревание урожая на 70% и сокращая расход воды на 95%. Совсем недавно этот стартап, созданный выпускниками Бристольского университета, привлёк инвестиции на сумму 2,35 миллионов фунтов стерлингов от британского венчурного фонда Longwall Venture Partners LLP.

Только фермерскими решениями гидропоника не ограничивается. В ближайшем будущем гидропоновые системы могут обеспечить астронавтов свежими овощами и зеленью на Международной космической станции. С этой целью в 2015 году Европейский союз запустил четырёхлетнюю программу EDEN-ISS, стоимостью 5 млн евро.

Первой испытательной площадкой стала антарктическая станция Neumayer III. Немецкий аэрокосмический центр построил там теплицу с гидропоникой и искусственным освещением. За 9,5 месяцев учёным удалось вырастить 268 килограммов овощей на территории в 12,5 квадратных метров. Лучше всего росли огурцы (67 кг), салат (117 кг) и помидоры (50 кг). По задумке учёных на МКС теплицу может доставить ракета Илона Маска Falcon 9. В идеале она обеспечит шестерых астронавтов дополнительными 90 килограммами свежих овощей и зелени. Это полкилограмма полезной пищи на одного человека ежедневно.

От хризантем к гидропонике

Жангир Абылгазин учится на четвёртом курсе в КБТУ на экономиста, занимается предпринимательством и руководит командой, состоящей из восьми человек. Прямого отношения к агробизнесу Жангир не имеет, но ухаживать за растениями умеет с детства. Его дедушка работал агрономом и почвоведом, а бабушка была генетиком и вывела новый сорт пшеницы, устойчивый к засолению.

1_8.jpg

Жангир Абылгазин / фото Романа Лукьянчикова

Название проекта Kokozhe произошло от соединения двух казахских слов жемістер и көкөністер (фрукты и овощи). На первом курсе Жангиру дали задание придумать идею для бизнеса и написать стратегию его развития. Отыскав в интернете бизнес-план по созданию теплицы, Жангир заинтересовался учебным проектом и вместе с напарником решил заняться выращиванием хризантем. 

Запустить цветочный бизнес партнёрам помог стартовый капитал в 600 тысяч тенге. На свои деньги они построили теплицу на глубине полутора метров под землей. Так они хотели сэкономить на отоплении зимой. 80 квадратных метров оказалось достаточно для выращивания не только цветов, но и салата.

86484.jpg

теплица / фото с официальной страницы проекта в instagram

Спустя три месяца усердной работы студенты собрали первый большой урожай: 8 марта было продано три тысячи хризантем в горшках по 2500 тенге за штуку. Чистая прибыль составила около трёх миллионов тенге. Доход партнёры разделили поровну, но поняли, что цветочный бизнес отнимает слишком много сил и времени.

Тогда студенты установили в теплице камеру наблюдения, датчики света, температуры, уровня воды и влажности воздуха, передающие информацию о микроклимате и растениях через wi-fi или Bluetooth соединения. Когда на улице темнело, недостаток естественного освещения компенсировали лампы, включающиеся по таймеру.

6_5.jpg

один из датчиков для сбора данных / фото Романа Лукьянчикова

Студенты отапливали помещение простой печью, и если температура в теплице опускалась ниже 15 градусов, система отправляла сигнал на телефон. Программное обеспечение, которое управляло датчиками и передавало всю необходимую информацию, студенты написали самостоятельно.

«В Казахстане большие теплицы работают по международным стандартам и закупают программное обеспечение либо всю технологию за рубежом. Такой софт регулирует температуру, подачу света, влажность и многое другое. За работу всех механизмов отвечает специальная программа, которая и составляет большую часть стоимости. В Казахстане были случаи, когда производители решали обойтись только механизмами без софта, но все растения умирали», - рассказывает Жангир.

На больших производствах фермеры могут использовать технологию машинного обучения, когда на основе загруженных данных система принимает решения без участия человека. В случае Kokozhe из-за небольших объёмов производства искусственный интеллект не используются. Но разработчики с ним экспериментировали, чтобы определить оптимальные параметры для ухода за растениями, включая температуру и время полива.

Go big or Go home

Жангир понял, что для развития цветочного бизнеса нужны другие масштабы и инвестиции. В отличие от цветов, выращивание которых требует 3-4 месяца, съедобная зелень типа базилика, мяты и салата Айсберг созревает в среднем за три недели.

«Мы подумали, почему бы не придумать что-нибудь с гидропоникой, чтобы не приходилось так много пахать ради такого же эффекта», - говорит предприниматель.

Основой новой бизнес-модели стала гидропонная установка с системой автоматического полива растений. Вода в ней хранится в баке в нижней части конструкции, циркулирует по нескольким уровням, где находятся горшки, затем фильтруется и снова направляется на полив. Первую установку заказал КБТУ, а вторую студенты собрали для лаборатории генетики в КазНУ. Ещё одну установку приобрел ресторан в алматинской области.

8_3.jpg

Гидропонная установка КБТУ / фото Романа Лукьянчикова

Средняя цена такой системы – 250 тысяч тенге. Себестоимость гидропонной установки зависит от задач. Простая версия позволяет выращивать растения в домашних условиях, а её минимальных функций достаточно, чтобы автоматически регулировать освещение и полив. От человека требуются только раз в месяц добавлять в растения микроэлементы. В более сложной версии также доступен подогрев, а сама установка может быть сделана в форме стола для удобства на кухне.

По словам Жангира, урожай составит два-три килограмма зелени в месяц при использовании 4-5 литров воды. В продвинутой комплектации датчики могут собирать максимум данных о растениях, будь то температура или влажность, и подавать углекислый газ для изменения микроклимата. Установку с расширенным функционалом используют учёные в КазНУ для экспериментов с пшеницей.

2_14.jpg

второй ярус установки / фото Романа Лукьянчикова

По мнению Жангира, за гидропоникой будущее, потому что выращивание растений в теплицах и на открытых территориях отравляет почву.

«В классическом растениеводстве вырастить урожай могут помешать множество факторов. От насекомых землю каждый месяц опрыскивают пестицидами, гербициды используют против сорняков, а фунгициды нужны против грибков, - объясняет Жангир - Добавление в почву микроэлементов для улучшения урожая создаёт среду для размножения зловредных бактерий. Получается, лечишь одно, калечишь другое».

3_11.jpg

субстрат для растения / фото Романа Лукьянчикова

В гидропонике почву заменяет субстрат – смесь минеральной ваты и воды. Такой состав формирует стерильную питательную среду, в которой не могут развиваться инфекции. Все необходимые микроэлементы растения получают через воду в виде необходимых удобрений. Минеральную вату производители заказывают из-за рубежа. Её производство налажено в Китае, России и Нидерландах. Но у субстрата тоже есть недостатки. Минеральная вата не способна к биологическому разложению и требует специальной утилизации или переработки.

Тамагочи в горшке

Второе направление проекта Kokozhe – детские образовательные курсы по прикладному растениеводству. На уроках Жангир и другие преподаватели обучают детей основам земледелия – рассказывают о разных видах почв и семян, учат сажать и удобрять растения, а также устанавливать в горшки датчики, передающие данные на телефон. Под руководством взрослых дети учатся собирать простые гидропоновые системы и ухаживать за растениями.

Кроме платных курсов, участники проекта проводят бесплатные занятия для воспитанников первого областного детского дома в Баганашиле. Студенты приходят к детям по выходным и также обучают всему, что нужно знать для выращивания растений. Материалы волонтёры предоставляют бесплатно. У детей есть собственные горшки с растениями. Недавно студенты показывали, как устроена замкнутая система полива, если датчики фиксирует нехватку влаги.

На первом курсе Жангир был волонтёром в студенческой благотворительной организации, которая устраивала развлекательные программы в детских домах. Но разовые акции имеют лишь краткосрочный эффект, и Жангиру казалось, что этого не достаточно. Тогда он задался вопросом, как передать детям ощущение постоянного маленького счастья.

«Когда мне было восемь лет, я посадил лимонное дерево. Однажды оно зацвело, и меня поразило то, во что может превратиться обычное семечко. Это чувство осталось у меня с детства, и мне захотелось им поделиться», - говорит Жангир.

В дополнении к детским курсам студенты обучают учителей из разных школ азам растениеводства. На основе курса скоро появится игровой проект на подобие тамагочи с живыми растениями. Жангир считает, что познавая растениеводство, дети также учатся ответственности. 

7_6.jpg

фото Романа Лукьянчикова

«Все наши дети забирают цветки домой, поэтому видно, кто и как ухаживал за растениями. Мы поощряем ребят проявлять инициативу. Кто-то, например, красиво разукрасил горшок или делал подставку для цветка, а кому-то хотелось вырастить больше салата, чему у других. Дети не только запоминают полезную информацию, но и получают практические навыки, учатся проявлять настойчивость», - рассказывает руководитель стартапа.

Какие перспективы у гидропоники в Казахстане?

Из больших коммерческих проектов, использующих гидропонику, можно отметить компанию GreenEco. В ее ассортименте 18 сортов салатов, зелени и пряных трав, которые она продаёт через сети супермаркетов в нескольких городах Казахстана.

Тепличный комплекс работает на рынке несколько лет, но столкнулся с множеством проблем в реализации продукции. Это и отсутствие субсидий, и конкуренция с более дешёвой зарубежной продукцией, завезённой нелегально, и особенности рациона казахстанских потребителей. В сумме эти факторы не приносят крупному бизнесу ожидаемой прибыли.

kursiv1.jpg

Со стартапом дело обстоит иначе. По словам Жангира, производство гидропонных установок пока приносит меньшую прибыль, чем цветы, но окупается за счёт регулярных заказов. Также дополнительные средства приносит обслуживание системы и замена субстратов, хотя клиенты получают пользовательское руководство.

«Обслуживать установку легко. У нас были люди, кому это доставляло отдельную радость, как, например, ухаживать за аквариумом. Но в отличие от аквариума, растения дают урожай», - говорит Жангир.

5_7.jpg

Жангир Абылгазин / фото Романа Лукьянчикова

По словам Жангира, выращивать растения с помощью гидропоники наиболее выгодно зимой. Себестоимость килограмма зелени, выращенного в установке, в среднем 400 тенге. Примерно столько же стоят несколько пучков разной зелени или 100 грамм салата. Основные затраты – это семена и микроэлементы, около 500 тенге на весь урожай. Горшки и субстрат подходят для многоразового использования.

«Моя мечта, чтобы в каждом доме и заведении стаяла такая установка, и люди могли питаться более здоровой пищей. В Алматы зелень доступна, но, даже приходя в магазин, бывает сложно найти качественный продукт. Нередко зелень на прилавках выглядит увядшей и непрезентабельной. Для сравнения, в европейских странах люди больше употребляют в пищу овощи и зелень, получая витамины, что в целом влияет на качество жизни» – считает Жангир.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif