Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как создать фермерское хозяйство в Актау

Предприниматель ради этой идеи бросил строительную компанию

Фото: Ольга Золотых

Вот уже пятый год в жилом массиве Приморский, который территориально относится к Актау, работает ферма «Жайляу Жинкиных». Ее основатель занимается разведением коз, грибоводством, виноградарством, печет хлеб, начинает выращивать рыбу и раков. Расшириться и создать крупный аграрно-турис­тический комплекс бизнесмену не позволяют бюрократические проволочки.

Десять лет назад Руслан Жинкин руководил в Актау крупной строительной компанией, а затем решил заняться фермерским хозяйством. В 2014 году приобрел 18 коз, правда, через год в живых осталось только восемь – бывший строитель не был знаком с особенностями этих животных.

Коз бизнесмен приобрел в первую очередь для детей – им нужно было свежее молоко, и решил их разводить для реализации молока. Но проблема была в том, что животные стали есть полиэтиленовые пакеты, которые в огромном количестве разбросаны в округе, от этого и умирали.

«Я стал заниматься селекционной работой и спустя несколько лет вывел новую мангистаускую высокомолочную породу коз, которая отлично приспособлена к местным климатическим условиям, и, к моему удивлению, совершенно равнодушна к пакетам», – рассказал «Курсиву» Руслан Жинкин. 

Ежедневно на ферме получают до 150 литров козьего молока – сюда за ним приезжают жители Актау, так как это ближайшее к городу хозяйство. Из излишков молока делают творог, а сыворотку используют для замеса теста, из которого пекут хлеб по особому рецепту. 

От коз к грибницам и виноградникам

Почти одновременно с разведением коз Руслан занялся грибоводством. Сейчас на ферме выращивает вешенки, но мечтает предприниматель о шампиньонах. Местных шампиньонов на рынках Актау не найти, их привозят в основном из Польши. 

«Я стал изучать систему выращивания шампиньонов и обнаружил, что в степи множество термитников, вокруг которых и растут эти грибы. Решил разработать особый субстрат – из переработанных термитников – и выращивать на нем шампиньоны. Сейчас как раз занимаюсь оформлением патента на этот субстрат», – отмечает фермер.

Пока на ферме ежемесячно получают больше полтонны вешенок, все отправляют на рынки города.Также в хозяйстве Жинкиных разводят кур – яйца реализуют на рынках, устраивают теплые грядки для выращивания клубники и делают вино – пока не в промышленных масштабах. В будущем Руслан планирует посадить виноград на 1 га, разработать лейбл и открыть винодельню – утверждает, что вино будет не хуже французского – в Мангистау, он уверен, в почве есть нужные минералы и много солнца. По словам фермера, на полуострове, даже несмотря на суровый климат, может расти все, только необходимо этим заниматься. 

Руслан Жинкин планирует также соорудить бассейн и выращивать на ферме осетров и раков. Пока раков Руслан только вылавливает – в разрешенное для их лова время. Каспийскими членистоногими заинтересовались даже в Европе. Сейчас предприниматель заключает контракт с компанией из Европы, которая планирует ежемесячно закупать на первых порах до тонны раков. 

«Проблема в том, что раньше этим в области никто не занимался. Обратились в Палату предпринимателей с просьбой помочь с сертификацией наших раков, но они впервые с этим столкнулись, и даже не знали, куда нас направить. Сейчас как раз выясняю – как получить лицензию на выращивание раков и на их вылов», – добавляет фермер. 

Земельный вопрос 

Пока ферма «Жайлау Жинкиных» – это мини-туристическо-аграрный комплекс. Сюда приезжают гости на экскурсии, приобретают фермерские продукты. Вот уже несколько лет Руслан Жинкин бьется с местными властями по вопросу о выделении 1 га земли на расширение комплекса – планирует построить гостиницу, кухню, расширить хозяйство, угощать туристов морепродуктами и тем, что выращивает сам. По подсчетам предпринимателя, первоначальных инвестиций потребуется около 50 млн тенге. 

«У меня есть средства, также уже готовы вложиться и партнеры-инвесторы, залог есть, кредит мне дают, если не хватит, но проблема именно с земельным участком. Рядом с моей фермой он есть – на нем несанкционированная свалка. Я готов убрать ее за свой счет, рекультивировать землю, провести все коммуникации самостоятельно. Участок свободен – мне это подтвердили в НПЦ-зем», – отмечает Руслан Жинкин.

Идею крупного аграрно-туристического комплекса Руслан подсмотрел в Европе – там давно уже популярны экологические деревни, в которых можно проживать туристу и есть чистые фермерские продукты. 

«Сначала мне в акимате сказали, что не могут вообще дать землю, потом стали говорить, что только через аукцион, а его и не объявляли. Затем выяснилось, что, если проект пройдет как инвестиционный, то я могу получить эту землю в аренду с правом выкупа. Но этот вопрос тянется уже который год, и никому нет дела», – говорит Руслан Жинкин. 

Как отмечает бизнесмен, два бывших акима области поручали своим подчиненным заняться этим вопросом, но он так и не сдвинулся ни на шаг. Тогда Руслан обратился в Комитет индустрии туризма РК, откуда пришел ответ, что проект является важным ресурсом для Казахстана и должен быть всячески поддержан. 

«Проект – это симбиоз двух приоритетных направлений: туризма и агропромышленного комплекса, но у нас только говорят о поддержке инвесторов, а на деле – ничего не делается», – считает бизнесмен.

Сейчас доход предпринимателя составляет 1,5 млн тенге в месяц. Если проект все же будет запущен, то он оправдает себя за два-три года – уверен предприниматель, а предполагаемые доходы составят 3–4 млн тенге в месяц. 

В областном управлении индустриально-инновационного развития в интервью «Курсиву» рассказали, что все же займутся проектом Руслана Жинкина. 

«Мы не против включить его в инвестпроекты, предоставить землю, но, если завтра проект не реализуется, то мы эту землю будем изымать. Если реализуется, то хорошо. У него туристическое направление, но нужно учитывать то, что сейчас вносятся изменения в государственную программу индустриально-инновационного развития, и мы пока не знаем, какие там будут приоритетные секторы», – сказал руководитель управления Талгат Абдыкадыров.

2602 просмотра

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif