Свободно, не занято

Костанайцы привыкли одеваться во все импортное

Ежегодно в Костанайскую область завозятся тонны нарядов из соседних стран. При этом такое важное направление легкой промышленности, как пошив детской одежды, остается в регионе почти неосвоенным, считает предпринимательница из Рудного Айнур Культаева, открывшая мастерскую детского текстиля. Вместе с тем эксперты, говоря о перспективах легкопромышленной отрасли в регионе, большие надежды связывают с «Дорожной картой бизнеса-2020».  

Как заработать на идее

Юрист по образованию Айнур Культаева никогда раньше не умела шить. Но, находясь в декрете, неожиданно столкнулась с тем, что не смогла найти для своего ребенка подходящие наряды: то слишком большие, то качество и модель не устраивают. А если понравится вещь – цена ее, как правило, была высока. Именно тогда жительница Рудного и попробовала самостоятельно сшить понравившиеся ей модели детских комбинезонов и костюм­чиков. Айнур вспоминает, что ее первые швейные творения оценили сначала подруги и знакомые. Именно от них и начали поступать первые индивидуальные заказы.

«Сначала я не решалась браться за них, потому что мне было страшно, а вдруг моя работа не понравится заказчикам? Но затем мне стало любопытно, что получится. Я была в декрете, не хотелось упускать возможности заработать, тем более на том, что приносило мне удовольствие», – рассказала «Курсиву» Айнур Культаева.

Сшитые изделия понравились заказчикам, и тогда Айнур решилась завести странички в социальных сетях для поиска новых клиентов.

«Я подумала, что мода на ручную работу всегда есть. Людям, особенно женщинам, нравится что-то необычное, не такое, как у всех. По моим наблюдениям, спросом пользовались текстильные бортики для детских кроватей. Именно их первые образцы я выставила в соцсетях, они понравились людям, и ко мне начали поступать заказы», – вспоминает она.

Швея сначала работала дома, но через год поняла, что ей нужно либо расширяться, либо отказываться от большинства заказов, так как самостоятельно она не сможет их выполнить. Так три года назад в Рудном появилась мастерская детского текстиля. Также она отважилась на аренду швейной мастерской. Сейчас в ней трудятся, кроме самой владелицы, еще три швеи. Помимо индивидуальных заказов, Айнур начала осваивать и дополнительные ниши. Девушка отправила пробную партию детской одежды и комплектов на выписку новорожденных в магазины города. Изделия покупателям понравились. К бортикам и комплектам на выписку прибавилась одежда для детей до пяти лет: платья, костюмы, рубашки, ползунки и распашонки. Сейчас в месяц в мастерской Айнур Культаевой изготавливается до 2 тыс. изделий. По словам мастерицы – это не предел. В области спрос на детские вещи местного пошива есть, несмотря на то, что рынок текстильной продукции не пустует. Он заполняется импортом. Конкурировать сложно, признается Айнур, себестоимость рудненских детских вещей выходит дороже привозных.

«Но мы сделали ставку на качество. Ткани беру не дешевые, а очень хороший трикотаж. Соответственно, наши изделия стоят примерно на 20% дороже, чем вещи из Китая, Узбекистана или Кыргызстана. Я это признаю. Но при этом они дешевле детской одежды из Турции. Так что своих клиентов мы все равно находим», – добавляет хозяйка ателье.

Говоря о сложностях запуска своего дела, Айнур вспоминает только одну проблему – поиск тканей, который шел не один день. Но с помощью интернет-ресурсов эта проблема была решена. Айнур связалась с поставщиками из России и Кыргызстана и начала с ними работать, потому что ее устроили предложенные ими цены и качество товара. 

Но сейчас самой бизнес-леди все реже удается посидеть за швейной машиной. Она открыла ИП и занимается заполнением отчетов и оплатой налогов. Всему этому ей пришлось учиться на ходу, параллельно занимаясь и поиском новых клиентов.

«По магазинам езжу, через интернет ищу сбыт, веду переговоры. Постоянно изучаю новые требования и модные веяния в одежде для малышей. Помимо этого, обязательно следим за тем, чтобы материал, пошив, безопасность красок, стойкость к стирке – все было на высшем уровне», – отмечает Айнур Культаева.

Бизнес-леди активно пользуется всеми возможностями пиара. В том числе не упускает шансы и участвует во всех местных выставках товаров. Девушка считает, что свою нишу в бизнесе она нашла.

Есть ли конкуренция?

По данным Комитета по статистике РК, удельный вес легкой промышленности в объеме промышленного производства страны составляет 0,4%.

По сути эта отрасль не оказывает существенного влияния на экономику Казахстана. Для сравнения: в Узбекистане сегмент легкой промышленности занимает 16,7%. При этом отечественная легкая промышленность, по тем же статданным, обеспечивает внутренний спрос не более чем на 10%. Только в январе-­июне этого года в Казахстан завезено текстильной продукции и одежды на $76,2 млн, а ведь эти деньги могли остаться в пределах нашей страны. Но местные ателье и фабрики реализуют на рынке, в основном, изделия для оборонного комплекса и спецодежду. 

По данным регионального управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития, в Костанайской области в отрасли легкой промышленности заняты 30 предприятий. При этом более 65% выпускаемых в регионе текстильных изделий приходится всего на пять предприятий. Самое крупное из них – кооператив «Большевичка», образованный еще в 1941 году на базе эвакуированной из Херсона фабрики.

Здесь создают школьную форму, обмундирование для силовых структур, специальную одежду для нефтяников, железнодорожников, медработников.

«Объем производства легкой промышленности за восемь месяцев текущего года составил 2 млрд тенге, что на 17,6% больше уровня аналогичного периода 2018 года. А объем производства всей промышленности области исчисляется 750 млрд тенге. Так что доля небольшая», – сообщила «Курсиву» сотрудник управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития Костанайской области Айшат Мирамова.

С января по август 2019 года костанайские бизнесмены сшили почти 39 тыс. текстильных изделий, из которых примерно 25 тыс. – комплекты постельного белья. А верхней женской одежды и вещей для девочек – всего 4,7 тыс. штук. 

По словам Айшат Мирамовой, сейчас большие надежды на развитие отрасли связаны с «Дорожной картой бизнеса-2020» и, в частности, с «Дорожной картой по развитию легкой промышленности до 2021 года». 

В целом легпром включили в приоритетные направления «экономики простых вещей», которую правительство поддерживает через субсидирование ставки по кредитам. По официальным данным, от Костанайской области по этой программе заявлено четыре проекта.

Предпринимательницы Айнур Культаевой среди них нет. Но хозяйка рудненского ателье намерена выходить со своей продукцией в магазины областного центра самостоятельно, не надеясь на господдержку.

banner_wsj.gif

274 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg