Перейти к основному содержанию

1364 просмотра

Страусиная история

Как построить цикл замкнутого производства

Фото автора

Открыв три года назад страусиную ферму, мангистауский предприниматель даже и не подозревал, что она станет одним из самых популярных объектов туризма в городе, а небольшое семейное дело расширится настолько, что будет снабжать мясом и яйцами 5% населения области. 

Семейное дело

После окончания университета в Торонто по специальности «Бизнес и логистика» Есен Боранбай с братом вернулись в родной Актау. Знания, полученные в Канаде, пришлись как нельзя кстати. Отец как раз купил участок земли в 22 га и планировал заняться разведением птиц. Первыми на ферме появились перепела. А затем страусы – пять птиц привезли взрослыми из России. 

«Почитав в интернете про страусов, мы поняли, что они в нашем климате легко приживутся, он для них комфортный. Единственная проблема – это гололед, они на скользком льду не могут ходить. После того, как они появились, решили назвать семейную ферму «Планета экзотических птиц» и сделать ее туристическим объектом», – рассказывает Есен Боранбай. 

Сейчас на ферме 24 африканских страуса и два австралийских. Разведение этих птиц – относительно новое направление. Поэтому у казахстанских фермеров еще недостаточно опыта для их содержания, ухода и размножения. 

«Специалистов в этой сфере нет, мы учились методом проб и ошибок, был большой падеж птенцов, но самое сложное – это выходить страусят до года. Мы научились их выхаживать. Сейчас даже отправляем птенцов в другие регионы», – говорит предприниматель. 

Пока яйца страусов фермеры не продают – отказывают всем желающим. Сначала надо вырастить собственное поголовье, считает фермер, а затем изучить рынок и спрос на страусиные яйца. 

Стоит отметить, что страус – самая крупная птица в мире. Ее яйцо может достигать веса в 1,5 кг. Конечно, в планах у основателей фермы – готовить яичницу из одного яйца сразу на 20 человек в собственном кафе, но это в будущем. Пока с фермы продают только яйца мелкой домашней птицы. 

kak-otkryt-strausinuyu-fermu-v-mangistauskoj-oblasti.jpg

Фото: Shutterstock.com

Здесь помимо страусов разводят цесарок, домашних кур, перепелок, индюков, гусей и уток. Впрочем, страусы тоже уже приносят прибыль, но больше от привлечения туристов. 

«В сравнении с продажами мяса и яиц эта прибыль незначительная. Содержание взрослого страуса обходится в день в 150–200 тенге. На страусят уходит немного больше, так как у них дорогие комбикорма, различные добавки. Но эти расходы полностью покрываются за счет экскурсий», – отмечает Есен Боранбай. 

Каждый гектар – в дело

На территории фермы действует небольшой комбикормовый завод, который был переделан из пустовавшей теплицы.

«Сырье мы получаем из разных регионов Казахстана, здесь перерабатываем и продаем готовые корма в розничных магазинах Мангистауской области, это дешевле, чем покупать у посредников. Мы, собственно, и начали этим заниматься, чтобы снизить себестоимость кормов. Она ниже примерно на 20%», – говорит Есен Боранбай, отмечая, что ферма поначалу выжила благодаря комбикормовому заводу, который практически сразу стал приносить прибыль.

А сама ферма, по словам бизнесмена, вышла в плюс только в начале прошлого года.

В этом году на ферме появился и скот – сейчас здесь 60 коров, 200 овец, 20 лошадей. Но пока фермеры продают только мясо птиц и яйца. В этом году уже продано 45 тонн мяса, в прошлом – в два раза меньше. 

«Что касается яиц, то мы ежедневно получаем чуть больше 1 тыс. яиц, в год – около 400 тыс. Перепелиные отправляем в супермаркеты, куриные – на рынки и продаем с фермы. Мясо также сдаем в мясные магазины, либо доставляем на дом по заказу – эта услуга пользуется большой популярностью у местных жителей», – отмечает собеседник «Курсива». 

Дорогу осилит идущий

При открытии фермы на участке не было газоснабжения. Местные власти обещали помочь предпринимателям в решении этой проблемы. Фермеры в надежде на скорое подведение к участку газа построили четыре теплицы, но в результате, так и не дождавшись дешевого топлива, переделали две из них под комбикормовый завод и зимник для кур. 

«Проблема в том, что на ферме много инкубаторов, холодильников, обогревателей, и, естественно, нам было бы дешевле использовать газ вместо электричества. С прошлого года мы отказались от дорогой электроэнергии и перешли в компанию, которая нам предоставляет электричество чуть дешевле, но все равно – в летние месяцы накручиваем за 700 кВт, а это 120 тыс. тенге», – рассказывает Есен Боранбай. 

Проблему с дорогостоящим отоплением из-за отсутствия газа фермеры сейчас пытаются решить также своими силами. Отходы от скота перемешивают с источником углеводородов, выдерживают при определенной температуре в специальном оборудовании и постоянно перемешивают. 

«Так мы получаем метан. Это и есть биогаз, который можно использовать для отопления, например, бройлерного цеха. Сейчас мы работаем над созданием специальной печи. Таким образом ферма переходит на безотходное производство. То, что осталось после того, как получили метан, используем как удобрение на поле, где высадили плодовые деревья», – отмечает фермер. 

Конкурентов нет 

В Мангистауской области хозяйств, которые занимались бы выращиванием птиц в таком количестве, нет. В основном здесь разводят птиц в частных подсобных хозяйствах. Вот уже несколько лет власти обещают построить две птицефабрики – яичного и мясного направления. Фермер уверен – даже после их открытия продажи семейного хозяйства не упадут. 

«Наши куры в сравнении с фабричными выигрывают по весу и по качеству мяса. Фермерское мясо всегда ценилось, так же, как и яйца», – добавляет он. 

Впрочем, предприниматель видит и собственную выгоду от открытия птицефабрик. Если сейчас инкубационные куриные яйца фермеры покупают в других регионах, и часто возникают перебои с поставками, то здесь – уверены фермеры, они смогут закупать их напрямую у местного производителя.


Материалы по теме

2018 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg


Материалы по теме

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance