Перейти к основному содержанию

1242 просмотра

Сколько стоит открыть компьютерный клуб в Караганде

История Алдияра Аликеева

Фото: Gorodenkoff

Бизнесмен Алдияр Аликеев стремится придать новый импульс развитию киберспорта в Казахстане. Правда, на пути к цели ему приходится сталкиваться с трудностями: дорогой арендой помещения и длительной окупаемостью стартап-проекта. 

Бизнес на интересах

Прежде чем открыть собственное дело, предприниматель успел поработать в разных сферах – от торговли и сельского хозяйства до банковского сектора. 

«Я рассматривал разные вида бизнеса, анализировал их жизнеспособность, доходность. Изучив рынок, я понял, что молодежь и люди среднего возраста сейчас буквально живут в интернете. Кто-то просто проводит время на сайтах, кто-то работает в социальных сетях, кто-то играет в сетевые игры. Причем не просто увлекается, а пытается заработать на этом деньги. Поэтому я решил открыть компьютерный клуб, где люди могут получить все эти услуги и создать свою команду по киберспорту», – рассказывает г-н Аликеев.

Поскольку стартапер не имел достаточных средств для реализации своего проекта, он обратился в фонд развития предпринимательства «Даму». В основу бизнес-плана он положил развитие киберспорта на профессиональном уровне. Фонд одобрил его идею и выделил под низкие проценты 10 млн тенге сроком на семь лет. 

Свой бизнес Алдияр Аликеев открыл в феврале 2018 года. Он вложил в него свыше 20 млн тенге, включая заемные средства.  

«Я нашел помещение площадью 100 кв. м. Сделал в нем ремонт. Купил 40 компьютеров, каждый из которых мне обошелся более чем в 500 тыс. тенге. Сегодня в четырех небольших залах клуба могут разместиться 40 человек», – поделился собеседник. 

За час посетители клуба платят 300 тенге. Это на 100 тенге меньше средней цены по городу, не говоря уже о VIP-залах, где стоимость в два раза выше.  

Прямиком в топ

В Казахстане киберспорт официально признали отдельной дисциплиной только в прошлом году. Хотя его активное развитие началось совсем недавно, жители страны уже вошли в топ-40 игроков, имеющих самые высокие доходы в мире. Общий призовой фонд отечественных спортсменов оценивается в $1,5 млн. При этом профессиональных геймеров в республике – более 400.

Как отмечает Алдияр Аликеев, потенциал киберспорта достаточно велик. Успешные игроки, имеющие свою аудиторию фанатов, могут хорошо зарабатывать на рекламе. Также стоит учесть немалый призовой фонд турниров. Все эти плюсы владелец клуба пытается донести до посетителей своего заведения и вовлечь в этот вид спорта как можно больше людей.

«Наш клуб – единственный в Караганде, имеющий собственную киберспортивную команду. Мы не только выезжаем на турниры в другие города, но и устраиваем их у себя, чтобы отточить мастерство. Пока мы заняли четвертое место в Нур-Султане и первое в Караганде», – добавил бизнесмен.

Стоит отметить, что еще в прошлом году развитие киберспорта тормозила низкая скорость интернета. В некоторых регионах Казахстана такая проблема сохраняется до сих пор. Она напрямую влияет на успехи геймеров. Например, чтобы выстрелить в появившегося из-за угла противника, нужно быстро среагировать и точно попасть. Среднее время реакции человека – от 0,2 до 0,5 секунд. Но из-за длительной обработки информации время выстрела занимало почти одну секунду. Именно поэтому отечественные игроки и команды предпочитали тренироваться за рубежом. На сегодняшний день эта проблема решается благодаря расширению зон покрытия высокоскоростным интернетом.

Расходы бьют по карманам

Алдияр Аликеев признает, что, развивая бизнес, сталкивается с рядом проблем. Основные – высокая стоимость аренды помещения в центре города и большие расходы на коммунальные услуги. 

«В центре города аренда дороже, чем в других частях. Она обходится в среднем в 3–4 тыс. тенге за кв. м. А за коммунальные услуги я плачу ежемесячно 200 тыс. тенге. Это немного накладно», – поясняет владелец компьютерного клуба. 

По его словам, его клуб еще не вышел на окупаемость. Это долгосрочный проект и о прибыли можно будет говорить через пять лет. 

«Это специфика данного вида бизнеса. Если вы будете задирать цены, никто к вам ходить не будет. Будете сильно снижать – срок окупаемости увеличится», – резюмировал г-н Аликеев.

1878 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance