Перейти к основному содержанию

1368 просмотров

Как заработать на бытовой химии в Актобе

Кейс от Асель Жолаевой

Фото: Автора

Актюбинские производители бытовой химии готовы потеснить на отечественном рынке конкурентов с мировым именем. Оценить продукцию уже смогли местные потребители. 

Близость Актюбинской области к российской границе сыграла решающую роль на рынке бытовой химии. Полки магазинов заполнены моющими средствами из России, Беларуси и Украины. В последние годы в области наблюдается тенденция интереса и к чистящим средствам из Поднебесной. Имеется бытовая химия из южных и северных регионов Казахстана, но популярности у актюбинцев она не нашла. Что касается ценового сегмента, то тут диапазон обширен: от дешевых до сверхдорогих. 

Актюбинские предприниматели не первый год пытаются пробиться на местный рынок с порошками и мылом, однако пока им это удавалось с трудом. Несмотря на это, они настроены решительно, предлагая качественный товар по доступной цене. 

Цех в подвале 

Предпринимательница Асель Жолаева – одна из первых, кто начал выпуск шампуней и моющих средств в Актобе. Она придерживается твердого правила: сначала во всем досконально разобраться, а потом действовать. Поэтому, отучившись на технолога, Асель устроилась на работу в один из крупных супермаркетов. 

«Больше двадцати лет проработала в хозяйственно-оптовом отделе. Составы шампуней, моющих и чистящих средств изучила настолько хорошо, что стала давать советы, кому и что покупать», – говорит Асель.

В 2004 году она стала владелицей собственного магазинчика хозтоваров. Процесс покупки-продажи зачастую сопровождался советами от хозяйки-эксперта, никто лучше нее не мог подсказать, как правильно подобрать шампунь для ломких волос, мыло для малышей или чистящее средство для домохозяек.

Десять лет спустя бизнесвумен решила заняться изготовлением и выпуском бытовой химии. С кредитованием на 3 млн тенге помог фонд «Даму». Женщина взяла в аренду подвальное помещение в многоэтажке, приобрела установку по выдуву бутылок, котел-аппарат для варки шампуней и мыла, закупила немецкие ингредиенты.

«Исключив все попутные затраты и накрутки, моя продукция выходит значительно дешевле, не уступая по качеству известным брендам. К примеру, моющее средство на рынке стоит в среднем 400–500 тенге, а мое – 150–200 тенге. Разница ощутимая», – приводит пример бизнес-леди.

По ее словам, часть продукции ее предприятия отправляется на рынки Шымкента, Уральска и Актау.
 
Производственная мощность небольшого предприятия Асель Жолаевой – 3 тыс. бутылок в сутки. 

Упор на качество 

Щепетильный в вопросах чистоты актюбинец Андрей Крестьянинов терпеть не может подделки и некачественную продукцию. Поэтому предприниматель решил заняться производством собственной продукции, в качестве которой не сомневался. 

Несколько месяцев поисков фирмы-компаньона привели Крестьянинова в Казань. Здесь предприниматель приобрел франшизу по изготовлению бытовой химии. Вернувшись в Актобе, стал искать хорошего химика, который бы доработал рецептуру. 
В Казахстане таких специалистов, как оказалось, можно пересчитать по пальцам. Но один из них все же согласился поработать. Еще три месяца ушло на доработку составов.

«Сырье у нас европейское: итальянское, французское, немецкое, голландское, а также есть ингредиенты из Кореи и Японии. Да, себестоимость продукции высокая, маржа маленькая, но наша цель не в деньгах. Для нас важнее качество и безопасность!» – подчеркивает Андрей Крестьянинов. 

На аренду помещения, закуп оборудования, сырья у бизнесмена ушло более 35 млн тенге собственных средств. Производство было запущено в начале августа текущего года. Сегодня компания имеет семь линий, выпускающих десять видов продукции: от жидкого крем-мыла до чистящих средств для сантехники. 

Линейка, как и объем, как признается собеседник «Курсива», могли бы быть и больше, но не хватает финансов. Банки отказываются кредитовать бизнес из-за отсутствия залогового имущества.

Ежедневно с конвейера сходит 2 тыс. бутылок бытовой химии, а при полной загрузке есть возможность выпускать до 15 тыс.

«Пока рынок сбыта – Актобе и районы области. Сейчас мы на стадии переговоров с фирмами из Алматы и Нур-Султана. Надеюсь, что в следующем году выйдем на полную мощность», – поделился планами предприниматель. 

Отходы в доходы!

Производство хозяйственного мыла – процесс несложный. Тем не менее на актюбинских рынках преобладает российская продукция, причем большая часть поставляется из Саратова. Есть хозяйственное мыло из Шымкента и Украины, а вот местного продукта не было. 

С 2019 года пробует завоевать этот рынок еще один предприниматель – Нурбол Кулжабаев.

«Знакомые из Шымкента подсказали идею. Все просчитал и обратился за помощью в фонд «Даму». Взял оборудование, нанял трех человек. Постепенно осваиваю новое направление», – рассказывает «Курсиву» бизнесмен.
 
Сырье для своего хозяйственного мыла он использует местное. Каждую неделю Нурбол вместе с работниками объезжает точки общепита и собирает отработанные растительные масла. В месяц получается около 7 тонн такого сырья. 

Предприятие производит 10 тонн хозяйственного мыла, но пока этого объема на всю область не хватает. Российская продукция может покрыть потребность, однако она гораздо дороже. 

«Бруски у нас весом 200 и 300 граммов, стоят 60 и 80 тенге. А цена на мыло из России в два раза выше. Вот люди и берут актюбинское, которое по качеству ничем не уступает зарубежному», – говорит Нурбол Кулжабаев.
 
Своих планов предприниматель не скрывает – бизнесмен подумывает о выпуске туалетного мыла.

1 просмотр

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance