Перейти к основному содержанию
599 просмотров

Как вывести социальный бизнес на самоокупаемость

История зоозащитника Инны Радченко

Фото автора

Мода на котокафе пришла в Казахстан из Японии и Европы пять лет назад. Первооткрывателями стали два крупных мегаполиса – Нур-Султан и Алматы. В Караганде подобное заведение появилось только в 2018 году. Во главу угла здесь ставят не прибыль, а самоокупаемость. 

Непростой бизнес 

Первое котокафе в Караганде открыла председатель волонтерского зоозащитного движения «Дари Добро» Инна Радченко. Главным в этой идее стал новый формат старой задачи – помочь бывшим бездомным обрести свой дом. 

«Если животное оказывается на улице, то на нем зачастую ставят крест. Привычный формат спасения – только приюты и передержки. Приютов в городе нет, передержек на всех не хватает. Волонтеры несут на своих плечах огромную и непосильную работу только за свои деньги с помощью жителей города. Мы решили предложить другое решение и позволить бывшим «бездомышам» самим заработать на свое содержание и помогать тем, кто в беде. Все просто: гости пришли в тайм-кафе, заплатили за билет, почитали книги, погладили котов, поиграли в настольные игры, отдохнули, выпили чашечку чая с печеньем. Но при этом сделали доброе дело для тех, кто сам себя не может защитить», – говорит хозяйка заведения. 

Посетители рассчитываются с кошачьим кафе, исходя из количества времени, проведенного в нем. Один час стоит 1 тыс. тенге. Для «засидевшихся» действуют скидки – третьи по счету 60 минут они получают в подарок. Безлимита не существует, поскольку пушистым сотрудникам тоже необходим отдых. 

«Если бы в приоритете была коммерция и прибыль, то животных должно было бы быть намного меньше. Но для нас точкой предела является комфорт самих животных и посетителей, а главной целью все же спасение и дальнейшее пристройство в семью. Изначально у нас было 37 котосотрудников, сейчас – 47. При этом за год более 60 животных от нас обрели свою семью и на их место пришли новенькие. А о том, насколько остро стоит эта проблема, говорит хотя бы тот факт, что ежедневно мы получаем пять-семь звонков и еще столько же обращений в соцсетях с просьбой принять как уличных, так и домашних питомцев. Но мы не приют! Всех принять мы не можем, и для попадания к нам существует ряд жестких условий. Часто люди интересуются, как открыть котокафе, но когда вникают во все детали, уходят в глубокой задумчивости. Последователей пока не нашлось», – рассказывает Инна Радченко. 

К слову, первые отечественные котокафе перестали работать спустя всего год после открытия. Образовавшуюся нишу почти сразу заполнили новые заведения. Их владельцы утверждают, что бизнес на животных не приносит большого дохода, но постоянно требует вложений. 

Выйти в ноль

С самого начала Инна Радченко понимала, что нестандартное для Караганды заведение будет сложно вывести на самоокупаемость. Поэтому вместе с ним открыла еще и кошачью гостиницу. Получив разрешения в санитарных и ветеринарных службах, в оба проекта она вложила более 3 млн тенге. Деньги ушли на ремонт, мебель и дезинфицирующее оборудование, клетки и благоустройство. Однако до сих пор не вернулись обратно. 

«Гостиница, действительно, приносила серьезный доход. Это очень востребовано для нашего города. Но соседство бывших «бездомышей» и домашних питомцев оказалось слишком большим стрессом для последних. Да и работа одного и того же персонала там и тут была ошибкой. Поэтому гостиницу пришлось закрыть», – отмечает предпринимательница. 

Недавно котокафе начало работать по другому адресу. Ежемесячная аренда прежнего помещения оказалась непосильной, пришлось искать более приемлемые варианты. Хотя оба объекта коммерческой недвижимости находятся в центре Караганды, первый расположен ближе к оживленной проезжей части, чем и объясняется большая разница в стоимости. 

Самую большую статью расходов котокафе составляют корма, наполнители для кошачьих туалетов и медикаменты. На них уходит около 200 тыс. тенге ежемесячно. В основном в котокафе работают волонтеры, а постоянный персонал зарабатывают в месяц всего 50–70 тыс. тенге. Их смена длится дольше, чем время работы заведения, – с утра до позднего вечера. Помимо прочих обязанностей, они убирают помещения и ухаживают за животными.

«С учетом переезда и нового ремонта пока, к сожалению, чтобы удержать котокафе на плаву, мне приходится тратить и свою зарплату, которую я получаю вне этого бизнеса. Очень надеюсь, что после переезда мы перестанем работать в убыток и рассчитаемся с долгами. Иначе какое же это предпринимательство? Нам нужно в выходные принимать 60–70 человек, в будни – 30–40. Это вполне реально, учитывая, что в день открытия нас посетило 92 человека. Для нас важно не столько получение дохода, сколько выполнение той социальной миссии, ради которой мы открывались. Но сам факт предпринимательства подразумевает, что мы должны окупать себя сами», – поясняет зоозащитница. 

Помощь бездомным 

Из бюджета Караганды на отлов бездомных животных ежегодно уходит 8 млн тенге. Предложения зоозащитников о направлении части этих средств на программу стерилизации по примеру Нур-Султана, Алматы, Усть-Каменогорска остаются неуслышанными. Между тем данные об эффективности траты выделяемых средств отсутствуют: власти не ведут мониторинга популяции собак и кошек, живущих на улице. 

«Сколько бы ни убивали бездомных животных, их численность будет только расти. Ситуацию можно изменить только ужесточением требований к владельцам животных, регистрацией каждого животного на хозяина, который будет платить за него налоги и нести ответственность по закону, как это давно происходит в цивилизованных странах», – уверена зоозащитница. 

Свой бизнес Инна Радченко позиционирует как социальный. Подобное понятие относительно недавно закрепили в законодательстве Казахстана. На поддержку предпринимателей, решающих и смягчающих важные проблемы общества, выделяют большое количество грантов. Однако год назад, открываясь, она об этом не знала и встала на учет в налоговых органах в качестве ИП. А чтобы рассчитывать на гранты и прочую поддержку, нужен статус фонда или ОО.

«Теперь, набив шишек и получив кучу отказов, мы собираемся создать отдельный общественный фонд, на базе которого будет существовать котокафе. А потом снова строить планы, подавать заявки, участвовать в конкурсах и осуществлять новые планы и проекты, которых у нас очень много», – отметила она.

Рядом с кошачьим кафе уже работает зоомагазин. В планах его хозяйки – привлечь к сотрудничеству больше предпринимателей, которые бы открыли на свободной площади ветеринарную клинику и, возможно, небольшую кофейню или кулинарию – в самом котокафе еду не готовят из гигиенических соображений. По ее мнению, подобный комплекс может привлечь многих горожан. 

Кроме того, два месяца назад Инна Радченко, собрав команду психологов и канис-терапевтов, предложила благотворительному фонду «Халык», учрежденному акционерами Народного банка, совместно реализовать первый в Казахстане проект анимал-терапии для детей с аутизмом и ограниченными возможностями. Стартовая цена проекта всего 4 млн тенге. Однако четкого ответа на свое предложение она еще не получила.

3429 просмотров

Как ливанец зарабатывает на кукурузе в Караганде

Особенность его продукции заключается в том, что в каждой упаковке есть небольшой подарок-сюрприз

Фото: Andrii Iemelianenko

У братьев Джафар казахстанское предприятие – не первое по счету. Сладкий бизнес они начали развивать сначала в родном Ливане, а затем стали завоевывать рынок Болгарии. Там в 1998 году они открыли первое крупное производство по выпуску кукурузных палочек, которые стали пользоваться активным спросом у местного населения.

В Украине их бизнес стартовал в 2003 году. На белорусский рынок братья вышли в 2007 году. А в 2013-м познакомились с казахстанскими предпринимателями, один из которых пригласил ливанских бизнесменов попробовать организовать аналогичное производство и в РК. 

«Я работал с братом в Беларуси и познакомился там с предпринимателем из Караганды. Ему понравилась наша идея и продукция. Он нам сказал, что в Казахстане такой продукции с сюрпризами нет. И мы решили попробовать свои силы здесь», – рассказал предприниматель Рафат Джафар Шафик.

В первую очередь бизнесмен стал искать удобное место расположения для своего будущего предприятия. Побывал в Алматы и Нур-Султане, но его выбор пал на Караганду, так как там оказалась самая удобная транспортная развязка.

«В Караганде нам удалось познакомиться и подружиться с владельцем здания и складских помещений, в которых сейчас располагается наше производство. Мы договорились с ним об аренде помещений общей площадью более 2 тыс. кв. м за 2 млн тенге», – отметил Рафат Джафар Шафик.

Чтобы запустить свое производство, предприниматель вложил в него более 270 тыс. евро. Изначально он занимался только упаковкой продукции других производителей. Однако с самого начала преследовал цель наладить полный цикл производства – от изготовления самих кукурузных палочек, разработки оригинальной упаковки и закупа качественных игрушек до упаковки готовой продукции. Кроме этого, он хотел выпускать продукт более высокого качества, чем местный. 

«Поначалу не все шло гладко. К примеру, был сильный скачок курса доллара, который не давал мне сориентироваться, по какой цене продавать товар. В июне 2015 года доллар стоил 185 тенге, а когда я приехал в сентябре, он уже стоил 270 тенге. И оборудование, и сырье, которые я хотел купить в Италии и Китае, были привязаны к доллару. Поэтому на первых порах я потерял около $180–200 тыс. Но любой бизнес в самом начале терпит убытки. Мы просто знали, что сможем наверстать все, потому что людям нравился наш товар», – говорит собеседник.

Оборудование для своего цеха бизнесмен закупал в разных странах. Часть привез из Болгарии, купив у своего брата. К примеру, производственная линия по выпуску кукурузных палочек стоила $100 тыс. Еще четыре автоматических упаковочных станка он приобрел также в пределах $100 тыс. в Болгарии и Беларуси. Они были не новыми, но в отличном состоянии. Также ему понадобились два станка для пайки подарочных яиц, полуавтоматическая установка фасовки кукурузных палочек и 10 паяльных устройств для упаковки. 

Освоить рынок

Первые три года предприятие работало лишь на покрытие своих расходов и осваивалось в Казахстане. В плюс бизнес вышел только в 2018 году, и предприниматель сразу же стал думать о расширении ассортимента продукции и увеличении оборотов. За кредитом он обратился в АО «Сбербанк», а для получения субсидий по частичному возмещению процентной ставки за кредит и бесплатной гарантии – в Фонд развития предпринимательства «Даму», так как для выдачи полной суммы займа ему не хватало залогов. К гражданину иностранного государства фонд долго присматривался.

«Я представил в качестве гарантии движимое имущество: машины, оборудование и т. д. Фонд понять можно, так как я иностранец, они должны проверить все. Я благодарен им за оказанное доверие и получение 10 млн тенге. Эти деньги я должен вернуть за полгода под 8%. Для нас эта сумма небольшая. Но очень нужная. Мы можем отдать ее за месяц», – рассказал г-н Рафат Джафар Шафик.

Сейчас его предприятие выпускает в среднем около двух тонн кукурузных палочек в день. Более 40% продукции уходит на экспорт в Россию. На внутренний рынок Казахстана идет остальная часть. В основном, крупными заказчиками являются города Алматы и Нур-Султан. К сожалению, в крупных супермаркетах Караганды продукцию бизнесмена не встретишь. Ее можно купить на оптовых рынках и в небольших магазинчиках. Предприниматель связывает это с конкуренцией и большими деньгами, которые у него просят владельцы супермаркетов для того, чтобы поставить товар на свои полки.

«Мы думаем, что в будущем наша продукция появится на полках супермаркетов. Пока это проблематично, так как, чтобы реализовывать поставки в крупные супермаркеты, нам нужно отдавать большие деньги. А мы работаем, в основном, с оптовыми дистрибьютерами, поэтому заказы у нас есть всегда. В основном, российские покупатели делают крупные заказы. В планах у нас расширить границы и экспортировать товар в Узбекистан и Кыргызстан», – признался г-н Рафат Джафар Шафик.

На его производстве для выпуска кукурузных палочек используют только казахстанское сырье. Бизнесмен отметил, что закупает кукурузную крупу, масло и сахар в Караганде, а упаковочные материалы – в Алматы. На его производстве трудится исключительно местное население. Всего в цехах работают 45 человек. Средняя заработная плата сотрудников составляет 100 тыс. тенге. 

Наполеоновские планы

На сегодняшний день карагандинское предприятие расширяет линейку своей продукции. К Новому году компания намерена увеличить объемы поставок уже имеющихся видов продукции и наладить производство новинки – подарочных наборов в виде чупа-чупсов. Данный продукт сейчас проходит стадию получения сертификата соответствия. 

«Пока планировать конкретные объемы производства сложно: в основном, это ручной труд. Поэтому сначала нужно обучить этому людей. Но, думаем, перед Новым годом данный продукт будет пользоваться еще большим спросом», – добавил г-н Рафат Джафар Шафик.

В будущем бизнесмен намерен увеличить площадь своего производства за счет строительства собственного завода, которое он планирует начать в течение трех лет. После запуска завода могут появиться дополнительные рабочие места для местных жителей.

«Сейчас дела у нас идут хорошо. Мы на втором месте по продажам после предприятия моего брата в Болгарии. На третьем месте производство в Беларуси и на четвертом – в Украине. Надеемся завоевать и казахстанцев», – резюмировал предприниматель.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance