Перейти к основному содержанию

697 просмотров

Как вывести социальный бизнес на самоокупаемость

История зоозащитника Инны Радченко

Фото автора

Мода на котокафе пришла в Казахстан из Японии и Европы пять лет назад. Первооткрывателями стали два крупных мегаполиса – Нур-Султан и Алматы. В Караганде подобное заведение появилось только в 2018 году. Во главу угла здесь ставят не прибыль, а самоокупаемость. 

Непростой бизнес 

Первое котокафе в Караганде открыла председатель волонтерского зоозащитного движения «Дари Добро» Инна Радченко. Главным в этой идее стал новый формат старой задачи – помочь бывшим бездомным обрести свой дом. 

«Если животное оказывается на улице, то на нем зачастую ставят крест. Привычный формат спасения – только приюты и передержки. Приютов в городе нет, передержек на всех не хватает. Волонтеры несут на своих плечах огромную и непосильную работу только за свои деньги с помощью жителей города. Мы решили предложить другое решение и позволить бывшим «бездомышам» самим заработать на свое содержание и помогать тем, кто в беде. Все просто: гости пришли в тайм-кафе, заплатили за билет, почитали книги, погладили котов, поиграли в настольные игры, отдохнули, выпили чашечку чая с печеньем. Но при этом сделали доброе дело для тех, кто сам себя не может защитить», – говорит хозяйка заведения. 

Посетители рассчитываются с кошачьим кафе, исходя из количества времени, проведенного в нем. Один час стоит 1 тыс. тенге. Для «засидевшихся» действуют скидки – третьи по счету 60 минут они получают в подарок. Безлимита не существует, поскольку пушистым сотрудникам тоже необходим отдых. 

«Если бы в приоритете была коммерция и прибыль, то животных должно было бы быть намного меньше. Но для нас точкой предела является комфорт самих животных и посетителей, а главной целью все же спасение и дальнейшее пристройство в семью. Изначально у нас было 37 котосотрудников, сейчас – 47. При этом за год более 60 животных от нас обрели свою семью и на их место пришли новенькие. А о том, насколько остро стоит эта проблема, говорит хотя бы тот факт, что ежедневно мы получаем пять-семь звонков и еще столько же обращений в соцсетях с просьбой принять как уличных, так и домашних питомцев. Но мы не приют! Всех принять мы не можем, и для попадания к нам существует ряд жестких условий. Часто люди интересуются, как открыть котокафе, но когда вникают во все детали, уходят в глубокой задумчивости. Последователей пока не нашлось», – рассказывает Инна Радченко. 

К слову, первые отечественные котокафе перестали работать спустя всего год после открытия. Образовавшуюся нишу почти сразу заполнили новые заведения. Их владельцы утверждают, что бизнес на животных не приносит большого дохода, но постоянно требует вложений. 

Выйти в ноль

С самого начала Инна Радченко понимала, что нестандартное для Караганды заведение будет сложно вывести на самоокупаемость. Поэтому вместе с ним открыла еще и кошачью гостиницу. Получив разрешения в санитарных и ветеринарных службах, в оба проекта она вложила более 3 млн тенге. Деньги ушли на ремонт, мебель и дезинфицирующее оборудование, клетки и благоустройство. Однако до сих пор не вернулись обратно. 

«Гостиница, действительно, приносила серьезный доход. Это очень востребовано для нашего города. Но соседство бывших «бездомышей» и домашних питомцев оказалось слишком большим стрессом для последних. Да и работа одного и того же персонала там и тут была ошибкой. Поэтому гостиницу пришлось закрыть», – отмечает предпринимательница. 

Недавно котокафе начало работать по другому адресу. Ежемесячная аренда прежнего помещения оказалась непосильной, пришлось искать более приемлемые варианты. Хотя оба объекта коммерческой недвижимости находятся в центре Караганды, первый расположен ближе к оживленной проезжей части, чем и объясняется большая разница в стоимости. 

Самую большую статью расходов котокафе составляют корма, наполнители для кошачьих туалетов и медикаменты. На них уходит около 200 тыс. тенге ежемесячно. В основном в котокафе работают волонтеры, а постоянный персонал зарабатывают в месяц всего 50–70 тыс. тенге. Их смена длится дольше, чем время работы заведения, – с утра до позднего вечера. Помимо прочих обязанностей, они убирают помещения и ухаживают за животными.

«С учетом переезда и нового ремонта пока, к сожалению, чтобы удержать котокафе на плаву, мне приходится тратить и свою зарплату, которую я получаю вне этого бизнеса. Очень надеюсь, что после переезда мы перестанем работать в убыток и рассчитаемся с долгами. Иначе какое же это предпринимательство? Нам нужно в выходные принимать 60–70 человек, в будни – 30–40. Это вполне реально, учитывая, что в день открытия нас посетило 92 человека. Для нас важно не столько получение дохода, сколько выполнение той социальной миссии, ради которой мы открывались. Но сам факт предпринимательства подразумевает, что мы должны окупать себя сами», – поясняет зоозащитница. 

Помощь бездомным 

Из бюджета Караганды на отлов бездомных животных ежегодно уходит 8 млн тенге. Предложения зоозащитников о направлении части этих средств на программу стерилизации по примеру Нур-Султана, Алматы, Усть-Каменогорска остаются неуслышанными. Между тем данные об эффективности траты выделяемых средств отсутствуют: власти не ведут мониторинга популяции собак и кошек, живущих на улице. 

«Сколько бы ни убивали бездомных животных, их численность будет только расти. Ситуацию можно изменить только ужесточением требований к владельцам животных, регистрацией каждого животного на хозяина, который будет платить за него налоги и нести ответственность по закону, как это давно происходит в цивилизованных странах», – уверена зоозащитница. 

Свой бизнес Инна Радченко позиционирует как социальный. Подобное понятие относительно недавно закрепили в законодательстве Казахстана. На поддержку предпринимателей, решающих и смягчающих важные проблемы общества, выделяют большое количество грантов. Однако год назад, открываясь, она об этом не знала и встала на учет в налоговых органах в качестве ИП. А чтобы рассчитывать на гранты и прочую поддержку, нужен статус фонда или ОО.

«Теперь, набив шишек и получив кучу отказов, мы собираемся создать отдельный общественный фонд, на базе которого будет существовать котокафе. А потом снова строить планы, подавать заявки, участвовать в конкурсах и осуществлять новые планы и проекты, которых у нас очень много», – отметила она.

Рядом с кошачьим кафе уже работает зоомагазин. В планах его хозяйки – привлечь к сотрудничеству больше предпринимателей, которые бы открыли на свободной площади ветеринарную клинику и, возможно, небольшую кофейню или кулинарию – в самом котокафе еду не готовят из гигиенических соображений. По ее мнению, подобный комплекс может привлечь многих горожан. 

Кроме того, два месяца назад Инна Радченко, собрав команду психологов и канис-терапевтов, предложила благотворительному фонду «Халык», учрежденному акционерами Народного банка, совместно реализовать первый в Казахстане проект анимал-терапии для детей с аутизмом и ограниченными возможностями. Стартовая цена проекта всего 4 млн тенге. Однако четкого ответа на свое предложение она еще не получила.

763 просмотра

Как зарабатывают на новогодних праздниках в казахстанской глубинке

За несколько декабрьских дней event-агентства могут получить месячный доход

Фото: Pixabay

Они создают настроение и ощущение чего-то волшебного – ведущие, аниматоры, дизайнеры и декораторы.  Новый год для них – горячая пора, к которой начинают готовиться за несколько месяцев.  Сколько и на чем зарабатывают event-агентства, выяснял «Курсив».

Усиленный режим  

В Караганде существуют несколько десятков event-агентств. Одни специализируются на проведении масштабных шоу, другие - на детских праздниках, третьи – на самых разнообразных мероприятиях. Объединяет их то, что под Новый год все они переходят на усиленный режим. Именно в этот период времени у них появляется возможность заработать за несколько дней больше, чем за некоторые месяцы.   

Агентство «Happy Holiday» предлагает корпоративным клиентам праздник под ключ - специалисты возьмут на себя оформление, устроят фотозоны, встретят гостей, найдут ведущего, обеспечат музыкальное сопровождение и шоу-программу. В зависимости от насыщенности вечера стоить это будет от 500 тыс. тенге до 2- 3 млн, не включая оплату аренды ресторана. 

«Сейчас корпоративов под ключ стало меньше, потому что каждый ресторан предлагает свою программу. Мы уже работаем непосредственно с заведением. Естественно, каждый год стараемся предложить что-то новое для гостей. В этом году, например, у нас появились зеркальные люди, которые встречают гостей», - рассказывает директор агентства Ирина Хмырова.  

Для детей продавцы праздника устраивают отдельные программы. За 90 тыс. тенге непоседливую публику от полутора до трех часов будет развлекать двухметровый йети Миго и его сородичи. Мастер-классы, сладкая вата и аквагрим в случае их необходимости составят для родителей дополнительные расходы. Программа с Эльзой из «Холодного сердца», бумажным шоу, мыльными пузырями, флешмобом и фотографом обойдется заказчикам в 80-120 тыс. тенге. Вариант новогодней программы для возраста «2+» с Дедом Морозом, Снегурочкой и Фиксиками оценивается в 38 тыс. тенге.

Цены небольшого города 

Ведущая праздников из Балхаша Татьяна Ледовская говорит, что в маленьком городе масштабы и цены на праздник меньше. Однако размер заработков в предновогодние дни может сравниться по величине только с порой выпускных.  У самой ведущей уже расписаны 10 дней до Нового года, в некоторые из них она ведет сразу два корпоратива.  В среднем за каждый Татьяна получит 50 тыс. тенге.   

Стоимость детского праздника зависит от количества гостей и самой программы. Так называемый «квартирник» для одного-двух детей на 15 минут с экспресс-поздравлением от Деда Мороза или Снегурочки обойдется родителям в 10 тыс. тенге. От 30 минут до часа - 15-20 тыс. тенге.  В преддверии Нового года – 30 и 31 декабря - тарифы могут вырасти вдвое.  На детском празднике с большой аудиторией можно за вечер заработать от 25 до 50 тыс. тенге. Доход будет зависеть от количества детей, если вход на праздник по билетам, которые, обычно продают по 3,5 тыс. тенге.  

«Стоимость программы зависит от ее насыщенности. Одна цена, если Снегурочка спела вместе с детворой, другая, если придут еще персонажи, для которых специально шили костюмы. В среднем наряд обходится в 50-100 тыс. тенге и больше. Также стоимость программы зависит от того, насколько затратные в нее включены шоу - silver-show, бумажная дискотека, неоновое шоу», - дополнила г-жа Ледовская.

Удивить масштабом  

Дизайн-студия «Виола» специализируется на оформлении интерьеров крупных торговых центров, организаций, частных домов, ресторанов.  

В начале декабря компания украшала к Новому году один из крупных торговых центров Караганды. По словам директора студии Анастасии Луневой, к таким проектам ее команда готовится за два-три месяца, поскольку результаты трудов должны удивить своим масштабом.  

На этот раз главным украшением холла стала 14–метровая елка.  Материалы для новогоднего дерева и украшения привезли из Китая и Алматы. Часть декора изготовили по специальному заказу в Караганде.  На монтаж праздничной конструкции, в которой были задействованы 20 человек – альпинисты, дизайнеры-декораторы и их помощники - ушло четыре дня. Стоимость проекта Анастасия огласить не смогла, но пояснила, что речь идет о большой сумме. Не назвала она и размер среднего чека, так как стоимость услуг каждый раз рассчитывается индивидуально в зависимости от потребностей заказчика. 

«Кто – то хочет лакшери, кто-то - подешевле. У нас нет как такового прайса. Даже небольшой отдел можно украсить и на 50, и на 100, и на 500 тыс. тенге», - заключила собеседница.  

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif