Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как разбогатеть на одежде для простых рабочих

Кейс из Уральска

Фото: belchonock

Пять лет назад у 24-летнего Рината Муканова из Уральска в арсенале было 5 млн тенге и большое желание производить казахстанскую продукцию. Не имея ни малейшего опыта в швейном производстве, он рискнул и открыл свой цех по пошиву рабочей униформы. Сейчас в его цеху работают 14 человек, а спецодежду под торговой маркой SARI suppliers носят сотрудники компаний не только Уральска, но и Аксая и Атырау.

Главный двигатель – патриотизм

Как рассказывает Ринат Муканов, название будущего дела он придумал со своим другом Сакеном. В вольном переводе на русский язык – «САкенРИнат поставщики». Оба молодых человека учились в Алматинском международном институте бизнеса. И на последнем курсе вуза начали поставлять различное оборудование на Атырауские нефтегазовые месторождения. Один из крупных заказов на поставку болтов и гаек принес Ринату прибыль в 5 млн тенге, которые он и решил вложить в собственное дело.

«Мы с Сакеном часто обсуждали, что можно было бы заниматься поставкой спецодежды для Атырауских нефтегазовых компаний. Но я не хотел просто возить вещи из Китая. Думал о том, чтобы самому шить спец­одежду в Уральске», – рассказывает молодой бизнесмен.

Ринат Муканов признается, что запустить дело с нуля было очень непросто. Он арендовал цех. Начал искать швей, узнавать цены на оборудование. А потом понял – результата нет. Знакомые подсказали, что прежде всего ему нужно найти менеджера по развитию. И такой бизнес-ангел в его жизни появился. Надежда Байбак пришла по объявлению. Как вспоминает сам бизнесмен, с первых минут разговора он понял: перед ним человек с большим опытом работы, который знает, как нужно развивать бизнес. Именно Надежда Байбак помогла начинающему предпринимателю собрать команду из профессиональных швей и уговорить прийти на производство технолога Газизу Мырзабаеву с легендарной фабрики «Диана» – той, что шила брюки для мужчин всего Советского Союза, но закрылась вместе с уходом советской эпохи. 

Уже пять лет на предприятии Рината Муканова трудятся четыре швеи – костяк производства – с той же фабрики «Диана», которые пришли сюда вслед за своим технологом. 

Первые два года, по словам бизнесмена, ему было крайне трудно в плане финансов: работали практически по нулям. Денег хватало, чтобы выплатить зарплату, оплатить комуслуги и налоги. Но была цель – чтобы работой были загружены местные швеи, а не швеи в Китае или России.

На вопрос: «Что им двигало?», он отвечает лаконично: «Я – патриот». 

За заказы приходится биться

«Когда мы только начинали работать, я сам ходил по предприятиям, предлагал свою продукцию, но от меня часто отмахивались: зачем придумывать велосипед, когда готовую спецодежду уже привозят в Уральск? Два года у нас ушло на то, чтобы доказать: качество нашей спецодежды не хуже, чем привозной», – рассказывает Ринат Муканов. 

Сейчас 30 предприятий Уральска и области заказывают спец­одежду у Муканова. Среди постоянных клиентов – компании Bosch Service, сеть пиццерий Nexxio, «ОралТазаСервис», «ОралАгроРеммаш», «Батыс Триэм», «Жайык Мунай», «АксайПромЭнерго».

За эти годы у предпринимателя сложилось правило – работать только с бизнес-структурами. Госзакупки исключены. Как объясняет бизнесмен, участвовать в госзакупках невыгодно: цены на закуп спецодежды в тендерах всегда берутся низкие – за прошлые годы. А оплату за заказ от государства приходится ждать еще два месяца уже после поставки товаров.

«Для нас достаточно больная тема, что нас никак не воспринимают компании, которые заняты на разработке Карачаганакского нефтегазового месторождения. Сколько мы ни пытаемся участвовать в тендерах КПО Б. В., стать победителями их конкурсных закупок мы не можем», – говорит Ринат Муканов.

По его словам, помимо КПО Б. В. есть множество подрядных компаний, которые также отказываются поддерживать местных производителей. 
Как отмечает бизнесмен, данный вопрос неоднократно поднимался в Палате предпринимателей. Но пока результата нет. 

Впрочем, по его словам, есть крупные предприятия, к примеру, такие как ТШО, NCOC, где требуются до 20–30 тыс. комплектов спецодежды на одну поставку. Но туда местные производители не выходят сами, поскольку у них не хватает мощностей покрыть потребности потенциальных крупных заказчиков. 

Нужны кадры и дешевые кредиты

За месяц в цехе уральского предпринимателя шьют 700–800 комплектов летней спец­одежды и 500 комплектов зимней. Для сравнения: в начале работы предприятие производило от 100 до 200 комплектов аналогичной продукции.

Ринат Муканов отмечает: в планах предприятия – шить до 2 тыс. комплектов, запустить еще несколько цехов, где будут работать 50 швей. Но есть большая проблема с кадрами. Как объясняет бизнесмен, молодежь сейчас не готова работать физически, овладевать навыками профессии. Приходят молодые швеи, которые в месяц хотели бы получать больше 100 тыс. тенге. Чтобы получать такую зарплату, нужно выполнять план на 100%, но большинство из них могут выполнить его только на 40–50%. Получив 60 тыс. тенге, молодые швеи увольняются. Так, по статистике руководителя предприятия, из десяти пришедших сюда швей на производстве остается одна. 

Для того, чтобы удержать людей в компании, сотрудникам, кто проработал здесь больше трех лет, предприятие выплачивает ежемесячно дополнительный бонус к зарплате в размере 50 тыс. тенге.

Неоднократно, как объясняет г-н Муканов, они обращались в уральские колледжи, просили присылать к ним студентов на производственную практику, однако никакого отклика у руководства учебных заведений не нашли. 

1 просмотр

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance