1843 просмотра

Как разбогатеть на одежде для простых рабочих

Кейс из Уральска

Фото: belchonock

Пять лет назад у 24-летнего Рината Муканова из Уральска в арсенале было 5 млн тенге и большое желание производить казахстанскую продукцию. Не имея ни малейшего опыта в швейном производстве, он рискнул и открыл свой цех по пошиву рабочей униформы. Сейчас в его цеху работают 14 человек, а спецодежду под торговой маркой SARI suppliers носят сотрудники компаний не только Уральска, но и Аксая и Атырау.

Главный двигатель – патриотизм

Как рассказывает Ринат Муканов, название будущего дела он придумал со своим другом Сакеном. В вольном переводе на русский язык – «САкенРИнат поставщики». Оба молодых человека учились в Алматинском международном институте бизнеса. И на последнем курсе вуза начали поставлять различное оборудование на Атырауские нефтегазовые месторождения. Один из крупных заказов на поставку болтов и гаек принес Ринату прибыль в 5 млн тенге, которые он и решил вложить в собственное дело.

«Мы с Сакеном часто обсуждали, что можно было бы заниматься поставкой спецодежды для Атырауских нефтегазовых компаний. Но я не хотел просто возить вещи из Китая. Думал о том, чтобы самому шить спец­одежду в Уральске», – рассказывает молодой бизнесмен.

Ринат Муканов признается, что запустить дело с нуля было очень непросто. Он арендовал цех. Начал искать швей, узнавать цены на оборудование. А потом понял – результата нет. Знакомые подсказали, что прежде всего ему нужно найти менеджера по развитию. И такой бизнес-ангел в его жизни появился. Надежда Байбак пришла по объявлению. Как вспоминает сам бизнесмен, с первых минут разговора он понял: перед ним человек с большим опытом работы, который знает, как нужно развивать бизнес. Именно Надежда Байбак помогла начинающему предпринимателю собрать команду из профессиональных швей и уговорить прийти на производство технолога Газизу Мырзабаеву с легендарной фабрики «Диана» – той, что шила брюки для мужчин всего Советского Союза, но закрылась вместе с уходом советской эпохи. 

Уже пять лет на предприятии Рината Муканова трудятся четыре швеи – костяк производства – с той же фабрики «Диана», которые пришли сюда вслед за своим технологом. 

Первые два года, по словам бизнесмена, ему было крайне трудно в плане финансов: работали практически по нулям. Денег хватало, чтобы выплатить зарплату, оплатить комуслуги и налоги. Но была цель – чтобы работой были загружены местные швеи, а не швеи в Китае или России.

На вопрос: «Что им двигало?», он отвечает лаконично: «Я – патриот». 

За заказы приходится биться

«Когда мы только начинали работать, я сам ходил по предприятиям, предлагал свою продукцию, но от меня часто отмахивались: зачем придумывать велосипед, когда готовую спецодежду уже привозят в Уральск? Два года у нас ушло на то, чтобы доказать: качество нашей спецодежды не хуже, чем привозной», – рассказывает Ринат Муканов. 

Сейчас 30 предприятий Уральска и области заказывают спец­одежду у Муканова. Среди постоянных клиентов – компании Bosch Service, сеть пиццерий Nexxio, «ОралТазаСервис», «ОралАгроРеммаш», «Батыс Триэм», «Жайык Мунай», «АксайПромЭнерго».

За эти годы у предпринимателя сложилось правило – работать только с бизнес-структурами. Госзакупки исключены. Как объясняет бизнесмен, участвовать в госзакупках невыгодно: цены на закуп спецодежды в тендерах всегда берутся низкие – за прошлые годы. А оплату за заказ от государства приходится ждать еще два месяца уже после поставки товаров.

«Для нас достаточно больная тема, что нас никак не воспринимают компании, которые заняты на разработке Карачаганакского нефтегазового месторождения. Сколько мы ни пытаемся участвовать в тендерах КПО Б. В., стать победителями их конкурсных закупок мы не можем», – говорит Ринат Муканов.

По его словам, помимо КПО Б. В. есть множество подрядных компаний, которые также отказываются поддерживать местных производителей. 
Как отмечает бизнесмен, данный вопрос неоднократно поднимался в Палате предпринимателей. Но пока результата нет. 

Впрочем, по его словам, есть крупные предприятия, к примеру, такие как ТШО, NCOC, где требуются до 20–30 тыс. комплектов спецодежды на одну поставку. Но туда местные производители не выходят сами, поскольку у них не хватает мощностей покрыть потребности потенциальных крупных заказчиков. 

Нужны кадры и дешевые кредиты

За месяц в цехе уральского предпринимателя шьют 700–800 комплектов летней спец­одежды и 500 комплектов зимней. Для сравнения: в начале работы предприятие производило от 100 до 200 комплектов аналогичной продукции.

Ринат Муканов отмечает: в планах предприятия – шить до 2 тыс. комплектов, запустить еще несколько цехов, где будут работать 50 швей. Но есть большая проблема с кадрами. Как объясняет бизнесмен, молодежь сейчас не готова работать физически, овладевать навыками профессии. Приходят молодые швеи, которые в месяц хотели бы получать больше 100 тыс. тенге. Чтобы получать такую зарплату, нужно выполнять план на 100%, но большинство из них могут выполнить его только на 40–50%. Получив 60 тыс. тенге, молодые швеи увольняются. Так, по статистике руководителя предприятия, из десяти пришедших сюда швей на производстве остается одна. 

Для того, чтобы удержать людей в компании, сотрудникам, кто проработал здесь больше трех лет, предприятие выплачивает ежемесячно дополнительный бонус к зарплате в размере 50 тыс. тенге.

Неоднократно, как объясняет г-н Муканов, они обращались в уральские колледжи, просили присылать к ним студентов на производственную практику, однако никакого отклика у руководства учебных заведений не нашли. 

banner_wsj.gif

272 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg