Перейти к основному содержанию

3067 просмотров

Актюбинец бросил геологию и стал зарабатывать на мармеладе

Он хочет накормить им всю страну

Фото: Shutterstock

Бывший актюбинский геолог наладил производство мармелада из натурального сока. Лакомство должно составить конкуренцию зарубежной продукции.

Мелкий бизнес частенько жалуется, что как-то выделиться среди нынешнего разнообразия товаров достаточно непросто. А вот актюбинскому предпринимателю сделать это удалось – его мармелад в яркой упаковке уже узнают на местном рынке. 

От нефтянки до сладостей

До апреля 2019 года жизнь Алексея Мирного делилась по месяцам. Вахтовик-геолог был в составе группы сопровождения бурения нефтяных скважин в Кызылорде. 30 дней работал в «поле», столько же времени проводил дома.

Свободное время использовал с пользой: после выезда на природу, где приводил мысли в порядок, возвращался домой и изучал предпринимательское дело. Весной у него созрел проект по выпуску мармелада. 

«Почему мармелад? Прежде, чем запускать производство, изучил рынок. В Казахстане мало компаний занимается выпуском мармелада. Львиная доля этой сладости завозится из России. Есть с содержанием сока, со вкусом фруктов, но из натурального сока я не встречал совсем. Так появилась идея производить качественную, натуральную и полезную продукцию», – поясняет Алексей. 

Сказано – сделано. Молодой человек оставил профессию геолога и открыл собственный бизнес. На свои средства, около 3 млн тенге, взял в аренду небольшое помещение в 40 кв. м, закупил оборудование. 

Поиски качественного сырья привели его в Кострому, именно оттуда начинающий предприниматель и решил закупать натуральные вишневый и яблочный соки.

«Искали поставщика из Казахстана, но не нашли. Но было бы неплохо, если бы стали работать с отечественным производителем. В России приобретаем и натуральный сахарозаменитель для диабетичесской продукции. Все остальное – казахстанское», – говорит Алексей. 

Самый трудный шаг

Начинать бизнес с нуля – не каждому под силу. Но молодой предприниматель решил самостоятельно исследовать осваиваемый им рынок: изучал специальную литературу, старался больше общаться с другими предпринимателями, дабы учесть их ошибки.

А в мае актюбинский мармелад появился на рынках города. Впрочем, некоторые проблемы у бизнесмена возникли со сбытом, к новому продукту владельцы магазинчиков отнеслись с недоверием.

«Сбыт продукции – один из самых сложных моментов. Каждый день объезжал магазины, встречался с их владельцами. Были отказы, но я не сдавался», – улыбается Алексей.

Упорство принесло плоды: за несколько месяцев предприниматель «наработал» своего клиента, теперь актюбинский мармелад можно найти и в крупных супермаркетах.

Угостим всю страну

Коллектив в компании небольшой – всего три человека, но очень сплоченный. Все делают быстро. Руководит процессом опытный актюбинский технолог, которого заинтересовала идея поднять с нуля производство.

«Сейчас мы выпускаем около 300 кг в месяц. С этого объема и начинали. Линейка продукции представлена мармеладом с вишневым и яблочным вкусами. Мы не производим продукцию на склад, срок годности мармелада три месяца, поэтому стараемся поставлять его всегда свежим», – заметил бизнесмен.

По его словам, спросом пользуется мармелад на основе натурального сахарозаменителя – для спортсменов и людей, страдающих диабетом. Вместо желатина здесь используется агар-агар. 

Уже в этом году Алексей планирует получить на свою продукцию сертификат халал. «Расширение необходимо. Сейчас работаем над тем, чтобы охватить близлежащие районы области. Пробуем выйти и в другие регионы. На днях отправили первую партию мармелада в Кызылорду. Также хотим выпускать конфеты – птичье молоко и суфле», – поделился планами с «Курсивом» Алексей Мирный.

1836 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance