Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1529 просмотров

Сколько стоит открыть «медовый» бизнес

Пчеловоды рассказали «Курсиву» о положении дел в отрасли

Фото: Shutterstock

Согласно статданным, в Восточном Казахстане рентабельность реализации меда превышает 86%. Но в Республиканской палате пчеловодства считают, что цифра завышена. Пчеловоды рассказали «Курсиву» о реальном положении дел в отрасли и посчитали, как быстро окупаются вложения в медовый бизнес.

Сказочная рентабельность

В департаменте статистики ВКО озвучили финансовые показатели сельскохозяйственного производства. Судя по данным, лучше всех идут дела у пчеловодов: рентабельность от реализации меда по итогам прошлого года составила 86,3%. С цифрой не согласны в Республиканской палате пчеловодства.

«Если бы рентабельность была такой сказочной, все бы стали пчеловодами. Данный показатель зависит от реализационной цены. Высокий процент можно получить, если брать таможенные цены. Но на экспорт выходят единичные хозяйства», – поясняет «Курсиву» представитель палаты, глава КХ «Пасека» Валерий Касымбаев. 

При поставке за рубеж килограмм меда, по данным пчеловодов, стоит от тысячи тенге. На внутреннем рынке закупочная оптовая цена – 600 тенге. С ее учетом, как отмечает глава «Пасеки», рентабельность продаж составит около 30%.

В палате считают, что пчеловодство при современных условиях сложно отнести к легкому бизнесу, который приносит стабильно высокий доход. Скорее это тяжелый труд, впрочем, позволяющий заработать на жизнь.

«За последние десятилетия мед обесценился. В советское время фляга меда стоила 150–200 рублей. Не каждой зарплаты хватило бы. Сегодня ее цена – 30–40 тыс. тенге при среднем заработке в 150 тыс.», – отмечает Валерий Касымбаев.

Законсервированные цены

Супруги-пчеловоды Злата Скуратова и Владислав Зеленский, владельцы КХ «Пчельник», вспоминают, что радовались несколько лет назад оптовой цене, поднявшейся до 600 тенге.

«Но расценки на мед снова законсервировались. Зато цены на пчелоинвентарь за эти годы поднялись на 30–40%, на лекарства для пчел – на 50–100%. Можно продать мед и дороже, если самому вставать за прилавок на рынке. Хотя мы и так замечаем, что покупательская способность людей снизилась», – рассказывает Злата.

Несмотря на сложности с реализацией продукции, супруги не планируют отказываться от медового бизнеса. Говорят, что нашли дело по душе. Пчельник, где сегодня держат 500 пчелосемей, работает около 13 лет.

Злата и Владислав говорят, что в первые годы несли большие потери из-за отсутствия опыта. Пчеловодческие курсы дали теоретические знания, но на практике, в условиях переменчивого климата и проблем с экологией, все получалось не так стройно, как на бумаге. Учиться приходилось на своих ошибках: пчелы плохо выходили из зимы, сильно роились, не сразу удалось вывести породу.

«В нашем бизнесе сложно спрогнозировать рентабельность. В среднем один улей дает флягу меда (50 кг), но многое зависит от внешних факторов. За все время работы у нас был один успешный год, когда с улья мы снимали по 70 кг меда. Но в другие годы собирали лишь по 30 кг с улья, тогда мы с трудом покрывали свои затраты», – делятся опытом предприниматели.

Скуратовы-Зеленские большую часть полученных от продажи меда средств до сих пор вкладывают в развитие пасеки. Удалось обеспечить себя необходимым инвентарем, оформить три земельных участка. По мнению супругов, для пчелиного бизнеса нормально первые 10–15 лет вкладывать деньги в дело, только предвкушая реальную отдачу.

В тандеме с природой

Аблайкан Касенев занимается пчеловодством уже более 30 лет. Начинал как любитель, поставив всего два улья, позднее пасека стала единственным делом. Сегодня в его хозяйстве держат 400 пчелосемей.

«Пчеловодство – не самый прибыльный, зато самый честный бизнес. На жизнь зарабатываешь своим трудом, а не перепродажей и спекуляцией. Еще один плюс – ни от кого не зависишь, большую часть времени проводишь на природе», – говорит г-н Касенев.

По его мнению, именно из-за того, что выхода в плюс обычно приходится ждать несколько лет, молодежь неохотно идет в пчеловодство, предпочитая более прибыльную торговлю. 

Прозрачный расчет

Вместе с Аблайканом и другими главами пчеловодческих хозяйств «Курсив» рассчитал, сколько нужно средств на раскрутку медового бизнеса с нуля и как скоро пчелы начнут приносить хозяину вместе с нектаром реальный доход.

По словам глав крестьянских хозяйств, раньше профессиональными пчеловодами считались те, кто держал на пасеке 50 пчелосемей. Сейчас из-за сложившихся цен меньше ста ульев ставить нерентабельно.

«Посчитать затраты несложно. На пасеке все прозрачно. Берем на сто пчелосемей ульетару – это 1,7 млн тенге, пчелопакеты – это еще 1,4 млн тенге. С учетом дополнительного инвентаря и медогонок выйдет более 4 млн. И это при условии, что у начинающего пчеловода есть земля, где он разместит пасеку, транспорт», – подсчитывает глава КХ «Касенев».

В первый год – при идеальных погодных условиях и безошибочной работе, продав собранный мед, теоретически можно вернуть половину вложенных средств. Но есть еще затраты на бензин, вспомогательный инвентарь, сахар. По словам пчеловода Александра Ткачева, в год на одну пчелосемью уходит до 15 тыс. тенге.

Учитывая все это, самому пасечнику может не хватить даже на минимальную заработную плату. В теории весной на второй год можно заработать на продаже пчелопакетов, но на практике у многих начинающих производителей меда часть пчел не переживают первую зимовку.

«По факту получится, что в плюс пасека выйдет только на второй-третий год, и то при условии квалифицированной работы с пчелосемьями и грамотного маркетинга», – подводит итог Валерий Касымбаев.

Страховка для пчелы

На пасеках отмечают, что, как и в любой отрасли сельского хозяйства, в пчеловодстве много форс-мажоров. Показательный пример – массовый мор пчел в регионах России.

«Мы такие же колхозники, как земледельцы, но им страховые компании позволяют страховать посевы, а нам наших пчел – нет. В итоге, если случится беда, останемся один на один со своим горем и будем вынуждены все начинать с нуля», – говорит Злата Скуратова.

По мнению пчеловодов, для качественного скачка в отрасли и привлечения в нее молодежи нужна господдержка. Сегодня государство, как поясняют в палате пчеловодства, субсидирует только селекционно-племенную работу на промышленных пасеках. Начинающие хозяйства остаются за бортом этой помощи. Более результативно, как считают пчеловоды Востока, было бы выделять субсидии на произведенный товар.


622 просмотра

Казахстанские ремесленники засматриваются на опыт узбекских коллег

Поможет ли он им

Фото: Shutterstock

Пока местные власти Мангистауской области ставят перед собой задачу создать из Актау «казахстанскую Анталию» и к 2025 году увеличить обслуживание туристов до 700 тысяч человек в год, приезжающие на Каспийское побережье в память об отдыхе увозят с собой сувениры Made in China. С какими проблемами сталкиваются казахстанские ремесленники и как обстоят дела в сопредельных государствах, выяснял «Курсив».

Казахстан

Не секрет, что Мангистауская область имеет огромные возможности для привлечения туристов из разных стран. Немало в Мангистауской области умельцев, которые занимаются изготовлением изделий в национальном стиле из войлока, сувениров из ракушек и художественных миниатюр на камушках с Каспийского побережья. Но проблема в том, что продавать свою продукцию мастерам негде. Прилавки торговых центров завалены дешевыми сувенирами из Китая. В регионе нет ни одного центра ремесел, куда могли бы прийти туристы, посмотреть, как создается та или иная уникальная вещь в казахском национальном стиле, приобрести ее, пройти мас­тер-класс по ее изготовлению. 

«Это миллионы тенге, которые могли бы зарабатывать и область, и страна. Но их нет, и они не появятся, если не оказать поддержку ремесленникам», – отметила в комментариях «Курсиву» соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области» Диана Ботаева. 

В Мангистауской области проживают всего четыре женщины (во всем Казахстане их чуть больше десятка), которые могут изготавливать казахские юрты от начала до конца по древним технологиям. Одна из них – Ауес Сагинаева. Она возглавляет Ассоциацию ремесленников Мангыстауской области и вот уже два года бьется с местными властями за помещение, где можно было бы создать центр ремесел. 

«Сейчас те мастера, что живут и работают в Мангистау, не могут выйти на рынок в масштабах области или города, так как изготавливают свои изделия в квартирах или подсобных помещениях. Иностранные туристы просят отвезти их в центр, где они могли бы приобрести национальные сувениры, но у нас такого нет», – рассказывает Ауес Сагинаева, отмечая, что для реализации своих изделий у местных мастеров есть редкие возможности – во время ярмарок и выставок. 

По мнению г-жи Сагинаевой, у ремесленников должно быть одно постоянное место для работы и презентации их продукции. 

В свою очередь Диана Ботаева отмечает, что ремесленники нуждаются в господдержке на всех уровнях, а не только на местном. 

«В прошлом году обращались к акиму города о необходимости содействия в поиске места. Нам ответили, что подходящего здания в черте города нет. Вопрос был поднят и на одной из встреч с акимом области. Но у нас только любят кричать о традициях.Сейчас рынок нашей страны перенасыщен китайской сувенирной продукцией, изделиями из Кыргызстана и Узбекистана. В некоторых странах смогли принять программы по поддержке национальных ремесел, у нас пока этого нет», – говорит соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области». 

Узбекистан 

У южного соседа РК с поддержкой ремесленников дела обстоят гораздо лучше. В Узбекистане, как, впрочем, и в Казахстане, существует Республиканская ассоциация ремесленников «Хунарманд», число ее членов превысило уже 30 тыс. 

Как отмечает пресс-секретарь ассоциации Нилуфар Хотамова, указом президента «О мерах по дальнейшему развитию ремесленничества и всесторонней поддержке ремесленников» им предоставлены беспрецедентные льготы и преференции, всего их около 40. 

«Они освобождены от налогов на доходы, получаемые от реализации изделий. Кроме того, при аренде объектов госсобственности ремесленники платят только 50% от установленной ставки, также им предоставляются в аренду места в исторических и культурных объектах по всей стране, где они свободно могут продавать свою продукцию», – сказала в комментариях «Курсиву» Нилуфар Хотамова. 

Рекламировать свою продукцию узбекистанские ремесленники могут по льготным расценкам, экспортировать напрямую, за иностранную валюту, а выручка от продажи продукции в рамках участия в зарубежных выставках в Узбекистане не считается экспортной выручкой и не облагается налогом. В крупных исторических городах этой страны созданы центры ремесленничества, где располагаются магазины и мастерские, – здесь можно посмотреть, как изготавливаются изделия, принять участие в мастер-классах и приобрести понравившиеся работы. 

«Что касается продукции из Китая, то она не конкурент местной продукции. Такие товары в основном доминируют лишь в сегменте религиозных сувениров, например четки, коврики», – добавила Нилуфар Хотамова.

Кыргызстан 

После развала СССР ремесленники оказались невостребованными. Кое-какие предприятия все же появились, самые крупные из них работают исключительно по заказам Европы. Но в большинстве своем мастера изготовляют национальные изделия в основном на дому. 

«Льгот никаких для них нет, запад перестал давать гранты на ремесленничество. Сейчас наблюдается некоторое затишье, меньше стало как самих ремесленников, так и их продукции», – рассказала «Курсиву» руководитель ОО «Кыргызское наследие и союз ремесленников» Алмажан Мамбетова.

По ее мнению, главными причинами такой ситуации стало повышение цен на сырье, высокая стоимость аренды мастерских и отсутствие поддержки от государства. 

«Шерсть очень дорогая. Практически все сырье мы экспортируем в Китай. Собственного производства шелка в стране нет. Ремесленникам нужны мастерские, а они многим не по карману. В Бишкеке, к примеру, аренда 1 кв. м такого помещения стоит от 300 сомов, что эквивалентно 1700 тенге. Это очень дорого для нас», – отметила Алмажан Мамбетова. 

Также, по ее словам, ремесленникам нужны договоры с соседними странами, от которых они получают сырье, для того чтобы для них оно было дешевле в разы.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций