Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Самые «модные» люди Актау

Как основать фэшн-бизнес в нефтяной столице страны

Фото: Dmitry Abaza/Shutterstock

«Модно то, что ношу я» - эта одна из самых знаменитых фраз Коко Шанель стала девизом для многих женщин, которые отказываются слепо верить принятому общественному мнению. Дизайнеры одежды и основательницы домов моды в Актау Нуржамал Нурпеисова и Тарбия Айдымбаева – одни из них. Как сегодня развивается фэшн-индустрия и есть ли у нее перспективы в Казахстане, выяснял «Курсив».

Чапан для Роналду

Первый раз за швейную машинку Нуржамал Нурпеисова села еще подростком. Уже тогда все тетради будущего дизайнера были изрисованы платьями самых разнообразных фасонов.

Это сейчас Нуржамал летает за тканью в Милан, а раньше шила из отрезов, которые хранились в бабушкином сундуке.

В 90-е годы, когда предприятие, где работала Нуржамал, развалилось, она решила заняться любимым делом – шитьем.

Тогда будущая предпринимательница продала квартиру в Жанаозене и купила в Актау. С этой маленькой однокомнатной квартирки и началась история ее дома моды. Взявшись за дело, Нуржамал не отказывалась даже от самых маленьких заказов, задача была одна – заработать имя.

«Денег всегда было мало. Но я на свой страх и риск взяла кредит, купила две машинки, наняла людей. Я постоянно думала, как буду расплачиваться по кредиту в следующем месяце», – рассказывает Нуржамал Нурпеисова. Лишь через несколько лет ее дом моды стал узнаваем и начал приносить стабильный доход.

«Пора было подумать о новом направлении, и я выбрала дизайн одежды в национальном стиле. Сейчас, спустя почти двадцать лет, мы шьем не только национальную одежду, но и повседневную, свадебную, концертную, производим сумки, футболки, чехлы для телефонов и другие аксессуары, скоро планируем открытие мини-бутиков. Также у нас давно работают шоу-румы не только в Актау, но и в других городах Казахстана», – говорит основательница дома моды.

У Дома моды «Нур-Шах» в основном постоянные клиенты, многие с ним уже почти два десятилетия, есть клиенты и за рубежом – в Турции, Европе, России и США.

А недавно мастера казахстанского дома моды сшили чапан специально для Криштиану Роналду. Среди десятка эскизов заказчик выбрал один – чапан выполнили в современном стиле, а на спине вышили изображение солнца и парящего орла. «Вручили его Криштиану Роналду в Женеве, говорят, ему очень понравилось. На изготовление чапана ушло почти 2,5 месяца, а трудились над ним шесть мастеров», – рассказывает Нуржамал.

Людям нужен выбор

Тарбия Айдымбаева в конце 90-х окончила институт по специальности «Технолог – конструктор одежды», вернулась в Актау и начала искать работу. Но для молодого специалиста, тем более в годы кризиса, это было нереально. Сначала шила на дому, однако интересного было мало.

«Случайно увидела объявление о том, что в Актау пройдет конкурс национальной одежды. А я в институте на подобном конкурсе завоевала Гран-при, поэтому решила попробовать снова и представила коллекцию «Золотой человек» – тогда эта тема была актуальной, как, к примеру, сейчас тема Томирис», – рассказывает Тарбия Айдымбаева. 

Работу Тарбии тогда приняли только как внеконкурсную – слишком профессионально она была сделана, а конкурс был для любителей и новичков. Спустя несколько недель молодой дизайнер получила предложение сделать концертные костюмы для местного Дворца культуры.

«Тогда в городе была всего пара магазинчиков, где продавали ткани, все остальное пришлось выдумывать на ходу, использовали все, что было под рукой. Мне выделили кабинет со швейной машинкой, так я и начала работать. Принимала там же заказы, платила за аренду Дворцу культуры», – говорит дизайнер.

Когда клиенты пошли именно на имя Тарбии, решено было создавать свое дело. Так появился дом моды. Тогда же она начала работать с модельными агентствами, создавать свои коллекции. 

«В те времена носили то, что завезут – выбора особого не было. А теперь народ может и хочет выбирать, поэтому клиенты и идут к мастерам, которые подчеркнут их индивидуальность. Конечно, большинство людей все же предпочитают масс-маркет, но сознание постепенно меняется, а дома моды становятся все более популярными», – считает Тарбия Айдымбаева.

Сейчас она все расходные материалы привозит из ОАЭ, объясняя это тем, что именно там выбрать из огромного разнообразия легче.

«Недавно мы закупили новое швейное и вышивальное оборудование. Оно обошлось в 20 млн тенге, кредиты не брали – все куплено за счет собственных средств. Оборудование приобрели для того, чтобы расширять географию: мы работаем почти на весь Казахстан, но вот на западе, в отличие от севера нашей страны, предпочитают ручную вышивку, а не компьютерную», – отмечает г-жа Айдымбаева.

А как у соседей?

Понятие фэшн-индустрии в Узбекистане довольно объемное: сюда относят и производство одежды, и дома моды, и даже дизайн интерьера. Дизайнеры открывают модные бутики, разрабатывают свои линии одежды, но все это больше остается на внутреннем рынке. А вот к 2025 году Узбекистан поставил перед собой важную задачу: учитывая выгодное географическое положение в Центральной Азии, превратить эту страну в Азиатский текстильный центр. Узбекистан намерен изменить структуру производства текстильной продукции и нарастить объемы экспорта до $7 млрд.

В России пять лет назад приняли программу по развитию моды и легкой промышленности как одну из стратегических инициатив. Были организованы государственные агентства, которые занимаются исключительно модной индустрией, также были созданы многочисленные бренды. Некоторые из них, конечно, копируют западные, но, несмотря на это, рынки Казахстана сейчас заполнены одеждой производства России, Турции и Китая.

Точка зрения

Айка Алеми, арт-директор Kazakhstan Brand Incubator, куратор моды:

«Сегодня в казахстанской фэшн-индустрии множество проблем. Есть среди них и макроэкономические, которые связаны прежде всего с географическим положением нашей страны, удаленностью от основных сырьевых рынков. Мы импортируем 95% тканей и фурнитуры, оплачиваем стоимость доставки и таможенные пошлины на входе от 10 до 20%, в зависимости от метода исчисления. Кроме того, у нас дорогая рабочая сила, в отличие, к примеру, от Китая, Вьетнама, Индии, и низкая производительность труда.

Если говорить о микроэкономических факторах, то тут проблем еще больше. Дело в том, что большинство как опытных, так и молодых дизайнеров не умеют делать продукт. А продукт в мире моды – это коллекция. В технологических университетах не обучают этому коммерческому навыку, а учат просто шить. Поэтому и получается, что наши дизайнеры не знают, как делать продукцию, которая будет продаваться, у них нет логики построения коллекции. Этот навык есть лишь у тех немногих, которые прошли международные программы.

Что касается моделей с национальным колоритом, то тут большинство дизайнеров перебарщивают и создают одежду, которую можно будет надеть разве что на какой-нибудь национальный праздник. Национальную тему надо интерпретировать очень тонко, а ее у нас в большинстве случаев лепят топорно. Вообще национальные традиции в глобальном масштабе – это шикарный тренд.

Перспективы у казахстанской фэшн-индустрии, я считаю, хорошие. У нас есть сырье, хотя мы и продаем все это за рубеж, например, шерсть, хлопок, кожа, мех. Но нет воли государства и нет инвесторов, которые бы посмотрели на сырьевой сектор, на более глубокую переработку сырья. Из той же шерсти можно делать пряжу, красить ее, ткать из нее, причем не только для производства одежды, но и для интерьерных вещей. Мы могли бы на этом прилично зарабатывать».

730 просмотров

Как зарабатывают на новогодних праздниках в казахстанской глубинке

За несколько декабрьских дней event-агентства могут получить месячный доход

Фото: Pixabay

Они создают настроение и ощущение чего-то волшебного – ведущие, аниматоры, дизайнеры и декораторы.  Новый год для них – горячая пора, к которой начинают готовиться за несколько месяцев.  Сколько и на чем зарабатывают event-агентства, выяснял «Курсив».

Усиленный режим  

В Караганде существуют несколько десятков event-агентств. Одни специализируются на проведении масштабных шоу, другие - на детских праздниках, третьи – на самых разнообразных мероприятиях. Объединяет их то, что под Новый год все они переходят на усиленный режим. Именно в этот период времени у них появляется возможность заработать за несколько дней больше, чем за некоторые месяцы.   

Агентство «Happy Holiday» предлагает корпоративным клиентам праздник под ключ - специалисты возьмут на себя оформление, устроят фотозоны, встретят гостей, найдут ведущего, обеспечат музыкальное сопровождение и шоу-программу. В зависимости от насыщенности вечера стоить это будет от 500 тыс. тенге до 2- 3 млн, не включая оплату аренды ресторана. 

«Сейчас корпоративов под ключ стало меньше, потому что каждый ресторан предлагает свою программу. Мы уже работаем непосредственно с заведением. Естественно, каждый год стараемся предложить что-то новое для гостей. В этом году, например, у нас появились зеркальные люди, которые встречают гостей», - рассказывает директор агентства Ирина Хмырова.  

Для детей продавцы праздника устраивают отдельные программы. За 90 тыс. тенге непоседливую публику от полутора до трех часов будет развлекать двухметровый йети Миго и его сородичи. Мастер-классы, сладкая вата и аквагрим в случае их необходимости составят для родителей дополнительные расходы. Программа с Эльзой из «Холодного сердца», бумажным шоу, мыльными пузырями, флешмобом и фотографом обойдется заказчикам в 80-120 тыс. тенге. Вариант новогодней программы для возраста «2+» с Дедом Морозом, Снегурочкой и Фиксиками оценивается в 38 тыс. тенге.

Цены небольшого города 

Ведущая праздников из Балхаша Татьяна Ледовская говорит, что в маленьком городе масштабы и цены на праздник меньше. Однако размер заработков в предновогодние дни может сравниться по величине только с порой выпускных.  У самой ведущей уже расписаны 10 дней до Нового года, в некоторые из них она ведет сразу два корпоратива.  В среднем за каждый Татьяна получит 50 тыс. тенге.   

Стоимость детского праздника зависит от количества гостей и самой программы. Так называемый «квартирник» для одного-двух детей на 15 минут с экспресс-поздравлением от Деда Мороза или Снегурочки обойдется родителям в 10 тыс. тенге. От 30 минут до часа - 15-20 тыс. тенге.  В преддверии Нового года – 30 и 31 декабря - тарифы могут вырасти вдвое.  На детском празднике с большой аудиторией можно за вечер заработать от 25 до 50 тыс. тенге. Доход будет зависеть от количества детей, если вход на праздник по билетам, которые, обычно продают по 3,5 тыс. тенге.  

«Стоимость программы зависит от ее насыщенности. Одна цена, если Снегурочка спела вместе с детворой, другая, если придут еще персонажи, для которых специально шили костюмы. В среднем наряд обходится в 50-100 тыс. тенге и больше. Также стоимость программы зависит от того, насколько затратные в нее включены шоу - silver-show, бумажная дискотека, неоновое шоу», - дополнила г-жа Ледовская.

Удивить масштабом  

Дизайн-студия «Виола» специализируется на оформлении интерьеров крупных торговых центров, организаций, частных домов, ресторанов.  

В начале декабря компания украшала к Новому году один из крупных торговых центров Караганды. По словам директора студии Анастасии Луневой, к таким проектам ее команда готовится за два-три месяца, поскольку результаты трудов должны удивить своим масштабом.  

На этот раз главным украшением холла стала 14–метровая елка.  Материалы для новогоднего дерева и украшения привезли из Китая и Алматы. Часть декора изготовили по специальному заказу в Караганде.  На монтаж праздничной конструкции, в которой были задействованы 20 человек – альпинисты, дизайнеры-декораторы и их помощники - ушло четыре дня. Стоимость проекта Анастасия огласить не смогла, но пояснила, что речь идет о большой сумме. Не назвала она и размер среднего чека, так как стоимость услуг каждый раз рассчитывается индивидуально в зависимости от потребностей заказчика. 

«Кто – то хочет лакшери, кто-то - подешевле. У нас нет как такового прайса. Даже небольшой отдел можно украсить и на 50, и на 100, и на 500 тыс. тенге», - заключила собеседница.  

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif