Перейти к основному содержанию
6215 просмотров

Павлодарский производитель мебели не боится российских конкурентов

Он сам планирует выходить на рынок России

Фото: Shutterstock.com

Мягкая мебель от павлодарского производителя Виталия Битнера до склада не доходит. Ее «с колес» отгружают в более чем 20 торговых точек Казахстана. Чтобы увеличить прибыль, предприниматель пошел на снижение цены – маржа не превышает 10-12%.

«В месяц производим 100-150 комплектов. Если брать в единицах, то 300-400 штук. Нам удалось поднять объем производства за счет снижения цены: прибыль маленькая, но растет она за счет оборота», – рассказал « Курсиву» директор фирмы «Город мастеров» Виталий Битнер.

От водителя до директора

Семейному бизнесу двадцать лет. Началось все с грузовых перевозок. Сначала Битнер возил мебель из России в Казахстан. Видя спрос, подумал, почему бы самому не попробовать ее изготовить.

«Уникальность нашего бизнеса была в том, что в те годы практически не было фирм по производству мебели, мы увидели перспективу. Для начала нашел место, где можно было заниматься изготовлением мебели. Приобрел все необходимое при финансовой поддержке отца, он тогда металлом занимался, начал потихоньку, освоил новое дело», – говорит предприниматель.

Затем в бизнес сына пришел отец, а там и вся семья. За эти годы предприятие обзавелось недвижимостью в виде двух торговых домов в Павлодаре и Актау, производственными площадками. Если первый торговый дом строили без поддержки государства, взяв деньги в банке под 18% годовых, то для расширения бизнеса на западе страны воспользовались кредитованием через фонд «Даму» под 6%, взяв 60 млн тенге.

Виталий Битнер из той породы людей, которые любят учиться.

«Каждый год я где-то учусь, езжу на семинары, вплоть до того, что на интересного для себя спикера могу поехать, например, в Алматы. У нас создался такой клуб мебельщиков в Павлодаре. Мы не конкуренты, мы партнеры. Вместе ищем новое, чтобы бизнес на месте не топтался», – говорит предприниматель. 

Что немцу хорошо…

Несколько лет назад интерес к новым знаниям привел Виталия Битнера в Германию. Отправляясь на Запад, бизнесмен был уверен, что присмотрит там для себя новое оборудование, чтобы поменять устаревшие, по его мнению, станки. Как, оказалось, делать этого было не надо. Необходимо было лишь поменять взгляды на производство.

«Поездка дала бешеный толчок для развития бизнеса. Как оказалось, дело не в оборудовании, а в умении управлять предприятием, бизнесом, персоналом. После обучения понял, что необходимо хорошо отладить имеющееся оборудование. Убрать все минусы и поднять прибыль с теми же людьми, которые у меня работают. Не меняя число сотрудников – их у меня 30 – увеличил производительность труда на 60%. Для этого отладил все потоки работы, улучшил организацию труда и, обязательно, рабочие места. Людям должно быть комфортно на производстве», – говорит руководитель компании.

Приценился казахстанец и к немецкой мебели. Его интересовал вопрос, как выживают в существующей конкуренции. Оказалось, многие перешли на выпуск мебели более дорого класса.

«К примеру, у них кресло стоит порядка 12 тыс. евро, а у меня сегодня комплект из трех единиц – от 150 до 180 тыс. тенге. Тогда, до скачка евро в 2015 году, цена за диван составляла 1,5 тыс. евро. Немецкий коллега на такой разброс цен выдвинул две версии: либо у меня работают китайцы, либо плохое качество. Ни то и ни другое. Просто у нас дешевле обходится лес и комплектующие детали. И зарплата не как в Европе», – объяснил предприниматель. 

Как это ни парадоксально, но кризис, который не обошел стороной и Казахстан, заставил всех работать и создавать свой продукт.

«Если прежде все закупали в Европе, Китае, России, теперь многое научились делать сами. Кризис оказался полезным», – считает бизнесмен.

К слову, интересную идею подсмотрел Виталий Битнер у немцев по утилизации отходов: «Меня заинтересовала их система печного отопления, работающая на собственных отходах. В Германии дорогая утилизация, поэтому выгоднее топить печь своими древесными отходами, прессуя их. Мои отходы пока приезжают и покупают. Сегодня вопрос утилизации не стоит, но факт примечательный. Пока мне дешевле приобрести уголь. Но когда придет время утилизации, я готов к этому».

Плюсы и минусы

Начав мебельный бизнес, семья приобрела собственную делянку леса в Тюменском крае в аренду на 25 лет. Дело оказалось хлопотным.

«У каждого бизнеса свои правила игры. Ты должен взять столько леса, сколько заявил: недобрал – штраф и перебрал – тоже рублем бьют. Кроме того, за каждое вырубленное дерево необходимо высадить три. Не лично, конечно, есть специальные бригады, надо лишь оплатить работу», – вспоминает руководитель предприятия.

Несмотря на ряд плюсов, минусов все же в лесном деле оказалось больше. Со временем от делянки пришлось отказаться.

«Работать и там, и здесь оказалось сложно. Каждый должен заниматься своим делом», – говорит предприниматель.

Сегодня лес приобретается у оптовиков, которые привозят его вагонами. По году предприятие потребляет до 300 куб. м леса. Цена на него, конечно, меняется.

«Если два года назад куб леса стоил 25 тыс. тенге, сейчас 45 тыс. тенге. У оптовиков все равно выгоднее брать. Если я поеду на делянку, то этот лес мне обойдется в 55 тыс. тенге», – говорит Виталий Битнер.

Ставку в бизнесе предприниматель делает на своих сотрудников. Для начала предложил гибкий график работы. Кому-то удобно приходить на производство к 6-7 утра, чтобы раньше уйти домой. Других устраивает рабочий день с 9 до 18 часов. А еще предприниматель построил для своих работников, нуждающихся в жилье, что-то типа семейного общежития. Жилье находится на территории промбазы. И жить там можно столько, сколько потребуется, чтобы обзавестись собственным жильем.

По словам спикера, конкуренция на мебельном рынке бешеная.

«Если раньше «навар» мог составлять 50%, то сейчас прибыль получить можно только за счет количества, маржа составляет всего 10-12%. Тем не менее, считаю, что закрытие бизнеса нам не грозит, когда делаешь качественный товар. Закрываются маленькие фирмы», – говорит спикер.

pavlodarskij-proizvoditel-mebeli-ne-boitsya-rossijskih-konkurentov2.jpg

Фото: Atameken.kz

Россия как перспектива

Средняя стоимость за стандартный диван в фирменном торговом доме не превышает 100 тыс. тенге. Комплект трио – диван, кресло и подростковый диванчик – стоит 150-180 тыс. тенге.

«Наша цена сейчас ниже, чем у российской мебели. Было время, когда народ ехал и приобретал там диваны. Сейчас больше переориентируются на местную продукцию», – говорит предприниматель.

Несколько лет назад падение курса рубля сыграло россиянам на руку. Павлодарским мебельщикам удалось устоять в борьбе за собственный рынок сбыта. Правда, пришлось купить мебель у россиян и торговать ею, лишь бы удержать рынок. Сегодня ситуация иная.

«Курс рубля вырос, и если российская компания и зайдет на наш рынок, они мне уже не конкуренты. Ценой меня уже не смогут задавить», – говорит руководитель компании.

Тем не менее, российское производство остается образцом для местных производителей. Они на два-три года идут впереди казахстанских мебельщиков. Так что перенять что-то новое зазорным не считается.

«Сейчас я на стадии того, чтобы самим на российский рынок выйти. Как только в Казахстане рынок застопорится, сразу на Россию перейду. На следующий год планирую начать с ближнего зарубежья – Омск, Новосибирск и ближайшие сельские населенные пункты. Сейчас рубль вырос, так что есть смысл работать», – резюмирует Виталий Битнер.

pavlodarskij-proizvoditel-mebeli-ne-boitsya-rossijskih-konkurentov1.JPG

 Фото автора

banner_wsj.gif

1972 просмотра

Как в Казахстане заработать на цветах

Делится личным опытом сооснователь магазина Ayala flowers

Фото: Офелия Жакаева

Первые деньги на цветочном рынке я заработала 14 февраля 2015 года, открыв онлайн-магазин буквально накануне – продажи цветов в интернете тогда были новинкой, дневной доход составил 7 тысяч тенге. Хороший стимул для студентки со стипендией в 20 тысяч. К 8 марта я подготовилась более основательно, заработала 100 тысяч тенге и укрепилась в желании развивать бизнес дальше.

В то время, по моим подсчетам, через интернет продавалось около 4% цветов. Я понимала, что эта доля будет расти и стала изучать стратегии лидеров онлайн-продаж одежды и доставки еды. Было очевидно, что их преимущество построено на тщательном ведении клиентской базы и внимании к бизнес-процессам.

Скоро я пришла к выводу о важности сочетания онлайн- и офлайн-инструментов. Открыла физический магазин, он стал складом и местом встречи с клиентами, впервые обратившимися ко мне за букетом. Если качество цветов и обслуживания их устраивало, в последующем они оформляли заказы через интернет-магазин.

Параллельно я инвестировала в развитие технологий для упрощения ведения бизнеса. Специальных решений для рынка цветов тогда не было и меня увлекла идея стать первопроходцем, а потом на основе созданных технологий развивать франшизу.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax2.JPGФото: Офелия Жакаева

Должна признаться, что до сих пор не осмеливаюсь подсчитать итоговую сумму, потраченную на эту идею. Я пробовала разные модели взаимодействия с разработчиками, но внедрить цифровизацию в том виде, в каком я ее себе представляла, пока еще не удалось. Хотя на исходе второго года разработок я в значительной степени разгрузила себя от операционной работы – бизнес работал уже автономно, без моего активного участия. 

В декабре 2018 года по личным причинам я оставила бизнес в Алматы и переехала в столицу. В соцсетях о переезде сообщила в канун 14 февраля 2019 года и была удивлена реакции: среди моих подписчиков оказалось много жителей Нур-Султана – они следили за моей работой в Алматы и были уверены, что теперь я буду развивать такой же бизнес и в столице. Так я стала знакомиться со столичным рынком цветов и уже к мартовскому празднику вместе с сестрой запустила новый онлайн-магазин цветов.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax3.JPGФото: Офелия Жакаева

За год работы в Нур-Султане заметила, что участники цветочного рынка, по сравнению со своими коллегами из Алматы, здесь более открыты и дружелюбны – охотнее делятся опытом, информацией о товаре. Второе отличие касается покупателей – люди менее привередливы и быстрее принимают решения, на согласование букета уходит меньше времени. Особенность цветочного онлайн-бизнеса в том, что клиенты могут выбрать и оценить букет только по фотографии. Собрав букет с учетом предпочтений клиента, я отправляю фото заказчику. В 95% случаев жителей столицы все устраивает и только в 5% случаев надо немного менять состав или упаковку букета.

С оптовыми поставщиками дела обстоят не очень хорошо – в столице их явно не хватает, часто приходится сталкиваться с дефицитом цветов. Еще одно отличие рынка Алматы и Нур-Султана продиктовано погодой. В столице зимой букеты дополнительно упаковывают в специальную обертку, чтобы защитить от холода, это увеличивает временные и финансовые затраты. И еще, по моим наблюдениям, в Алматы цветы дарят чаще.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png