Перейти к основному содержанию

5793 просмотра

Павлодарский производитель мебели не боится российских конкурентов

Он сам планирует выходить на рынок России

Фото: Shutterstock.com

Мягкая мебель от павлодарского производителя Виталия Битнера до склада не доходит. Ее «с колес» отгружают в более чем 20 торговых точек Казахстана. Чтобы увеличить прибыль, предприниматель пошел на снижение цены – маржа не превышает 10-12%.

«В месяц производим 100-150 комплектов. Если брать в единицах, то 300-400 штук. Нам удалось поднять объем производства за счет снижения цены: прибыль маленькая, но растет она за счет оборота», – рассказал « Курсиву» директор фирмы «Город мастеров» Виталий Битнер.

От водителя до директора

Семейному бизнесу двадцать лет. Началось все с грузовых перевозок. Сначала Битнер возил мебель из России в Казахстан. Видя спрос, подумал, почему бы самому не попробовать ее изготовить.

«Уникальность нашего бизнеса была в том, что в те годы практически не было фирм по производству мебели, мы увидели перспективу. Для начала нашел место, где можно было заниматься изготовлением мебели. Приобрел все необходимое при финансовой поддержке отца, он тогда металлом занимался, начал потихоньку, освоил новое дело», – говорит предприниматель.

Затем в бизнес сына пришел отец, а там и вся семья. За эти годы предприятие обзавелось недвижимостью в виде двух торговых домов в Павлодаре и Актау, производственными площадками. Если первый торговый дом строили без поддержки государства, взяв деньги в банке под 18% годовых, то для расширения бизнеса на западе страны воспользовались кредитованием через фонд «Даму» под 6%, взяв 60 млн тенге.

Виталий Битнер из той породы людей, которые любят учиться.

«Каждый год я где-то учусь, езжу на семинары, вплоть до того, что на интересного для себя спикера могу поехать, например, в Алматы. У нас создался такой клуб мебельщиков в Павлодаре. Мы не конкуренты, мы партнеры. Вместе ищем новое, чтобы бизнес на месте не топтался», – говорит предприниматель. 

Что немцу хорошо…

Несколько лет назад интерес к новым знаниям привел Виталия Битнера в Германию. Отправляясь на Запад, бизнесмен был уверен, что присмотрит там для себя новое оборудование, чтобы поменять устаревшие, по его мнению, станки. Как, оказалось, делать этого было не надо. Необходимо было лишь поменять взгляды на производство.

«Поездка дала бешеный толчок для развития бизнеса. Как оказалось, дело не в оборудовании, а в умении управлять предприятием, бизнесом, персоналом. После обучения понял, что необходимо хорошо отладить имеющееся оборудование. Убрать все минусы и поднять прибыль с теми же людьми, которые у меня работают. Не меняя число сотрудников – их у меня 30 – увеличил производительность труда на 60%. Для этого отладил все потоки работы, улучшил организацию труда и, обязательно, рабочие места. Людям должно быть комфортно на производстве», – говорит руководитель компании.

Приценился казахстанец и к немецкой мебели. Его интересовал вопрос, как выживают в существующей конкуренции. Оказалось, многие перешли на выпуск мебели более дорого класса.

«К примеру, у них кресло стоит порядка 12 тыс. евро, а у меня сегодня комплект из трех единиц – от 150 до 180 тыс. тенге. Тогда, до скачка евро в 2015 году, цена за диван составляла 1,5 тыс. евро. Немецкий коллега на такой разброс цен выдвинул две версии: либо у меня работают китайцы, либо плохое качество. Ни то и ни другое. Просто у нас дешевле обходится лес и комплектующие детали. И зарплата не как в Европе», – объяснил предприниматель. 

Как это ни парадоксально, но кризис, который не обошел стороной и Казахстан, заставил всех работать и создавать свой продукт.

«Если прежде все закупали в Европе, Китае, России, теперь многое научились делать сами. Кризис оказался полезным», – считает бизнесмен.

К слову, интересную идею подсмотрел Виталий Битнер у немцев по утилизации отходов: «Меня заинтересовала их система печного отопления, работающая на собственных отходах. В Германии дорогая утилизация, поэтому выгоднее топить печь своими древесными отходами, прессуя их. Мои отходы пока приезжают и покупают. Сегодня вопрос утилизации не стоит, но факт примечательный. Пока мне дешевле приобрести уголь. Но когда придет время утилизации, я готов к этому».

Плюсы и минусы

Начав мебельный бизнес, семья приобрела собственную делянку леса в Тюменском крае в аренду на 25 лет. Дело оказалось хлопотным.

«У каждого бизнеса свои правила игры. Ты должен взять столько леса, сколько заявил: недобрал – штраф и перебрал – тоже рублем бьют. Кроме того, за каждое вырубленное дерево необходимо высадить три. Не лично, конечно, есть специальные бригады, надо лишь оплатить работу», – вспоминает руководитель предприятия.

Несмотря на ряд плюсов, минусов все же в лесном деле оказалось больше. Со временем от делянки пришлось отказаться.

«Работать и там, и здесь оказалось сложно. Каждый должен заниматься своим делом», – говорит предприниматель.

Сегодня лес приобретается у оптовиков, которые привозят его вагонами. По году предприятие потребляет до 300 куб. м леса. Цена на него, конечно, меняется.

«Если два года назад куб леса стоил 25 тыс. тенге, сейчас 45 тыс. тенге. У оптовиков все равно выгоднее брать. Если я поеду на делянку, то этот лес мне обойдется в 55 тыс. тенге», – говорит Виталий Битнер.

Ставку в бизнесе предприниматель делает на своих сотрудников. Для начала предложил гибкий график работы. Кому-то удобно приходить на производство к 6-7 утра, чтобы раньше уйти домой. Других устраивает рабочий день с 9 до 18 часов. А еще предприниматель построил для своих работников, нуждающихся в жилье, что-то типа семейного общежития. Жилье находится на территории промбазы. И жить там можно столько, сколько потребуется, чтобы обзавестись собственным жильем.

По словам спикера, конкуренция на мебельном рынке бешеная.

«Если раньше «навар» мог составлять 50%, то сейчас прибыль получить можно только за счет количества, маржа составляет всего 10-12%. Тем не менее, считаю, что закрытие бизнеса нам не грозит, когда делаешь качественный товар. Закрываются маленькие фирмы», – говорит спикер.

pavlodarskij-proizvoditel-mebeli-ne-boitsya-rossijskih-konkurentov2.jpg

Фото: Atameken.kz

Россия как перспектива

Средняя стоимость за стандартный диван в фирменном торговом доме не превышает 100 тыс. тенге. Комплект трио – диван, кресло и подростковый диванчик – стоит 150-180 тыс. тенге.

«Наша цена сейчас ниже, чем у российской мебели. Было время, когда народ ехал и приобретал там диваны. Сейчас больше переориентируются на местную продукцию», – говорит предприниматель.

Несколько лет назад падение курса рубля сыграло россиянам на руку. Павлодарским мебельщикам удалось устоять в борьбе за собственный рынок сбыта. Правда, пришлось купить мебель у россиян и торговать ею, лишь бы удержать рынок. Сегодня ситуация иная.

«Курс рубля вырос, и если российская компания и зайдет на наш рынок, они мне уже не конкуренты. Ценой меня уже не смогут задавить», – говорит руководитель компании.

Тем не менее, российское производство остается образцом для местных производителей. Они на два-три года идут впереди казахстанских мебельщиков. Так что перенять что-то новое зазорным не считается.

«Сейчас я на стадии того, чтобы самим на российский рынок выйти. Как только в Казахстане рынок застопорится, сразу на Россию перейду. На следующий год планирую начать с ближнего зарубежья – Омск, Новосибирск и ближайшие сельские населенные пункты. Сейчас рубль вырос, так что есть смысл работать», – резюмирует Виталий Битнер.

pavlodarskij-proizvoditel-mebeli-ne-boitsya-rossijskih-konkurentov1.JPG

 Фото автора

2035 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance