Кто и как делает мед в Казахстане

Пчеловоды рассказали о необходимости внедрения передовых технологий

Фото: Shutterstock

Об отсутствии культуры потребления меда, проблемах экспорта произведенной казахстанскими предпринимателями продукции, равнодушии правительства к пчеловодческой отрасли и необходимости внедрения передовых технологий говорят сегодня эксперты.

Экспортный потенциал

Как отмечает вице-президент Национального Союза пчеловодов Казахстана «Бал-Ара» Габит Нурадил, сегодня главная проблема отечественных пчеловодов – это сбыт продукции, причем как внутри страны, так и на зарубежных рынках.

«Сейчас у нас фактически нет экспорта, наоборот идет экспансия со стороны соседних стран. Да, мы подписали меморандум с Китаем на ежегодную поставку казахстанского меда. К примеру, компания из Восточного Казахстана в прошлом году заключила контракт на поставку 14 тыс. тонн меда в Китай в течение пяти лет. Хотели бы больше, но существует немало вопросов, требующих решения», – отметил в комментариях «Курсиву» Габит Нурадил.

Одна из проблем – это технические барьеры, стоящие на пути экспорта казахстанской продукции в Поднебесную. К слову, в ВКО, обеспечивающей около 70% всего казахстанского меда, довольно серьезно относятся к вопросу. Продукту недостаточно быть просто натуральным и не содержать добавок. Ему нужно пройти сертификацию в Китае, соответствовать высоким стандартам, предъявляемым китайской стороной. 

«Китай очень скрупулезно подходит к этому вопросу. Недавно они определили только четыре казахстанские компании, которые будут поставлять им мед. Но мы должны осваивать и другие рынки: Индии, Пакистана, арабских стран. И там, кстати, требования гораздо ниже, чем у КНР», – отмечает г-н Нурадил. 

Как сообщают предприниматели, китайцы, очень любящие натуральный казахстанский мед, готовы платить хорошие деньги. Килограмм качественного продукта в Пекине стоит $55. Но сегодня таможенная цена для казахстанских производителей – 1 тыс. тенге за килограмм меда.

Сейчас наша страна производит около 12 тыс. тонн меда в год. Тогда как, по словам эксперта, в советское время Казахстан по производству меда занимал четвертое место в СССР после России, Украины и Беларуси. Казахстанский мед в количестве до 50 тыс. тонн в год экспортировали в Японию, Южную Корею и Германию. Очевидно, что если бы сегодня мы достигли хотя бы половины от этих показателей, то пчеловодческая отрасль в стране была бы совсем на другом уровне. 

Однако, согласно статданным, показатели экспорта и импорта резко снижаются. Так, в 2015 году Казахстан экспортировал 249 тонн меда на сумму $537,6 тыс., импортировал 338,6 тонн меда на сумму $757,3 тыс. Но в уже в 2016 году показатели экспорта и импорта изменились. В страну было ввезено 236,9 тонн меда на сумму $607,1 тыс., вывезено – 162,4 тонны меда на сумму $234,8 тыс. В 2018 году экспортировано 129 тонн меда на сумму $513,2 тыс. импортировано 128 тонн на сумму $367,2 тыс. 

Безымянный_60.png

Некультурные мы…

Из вопроса по расширению рынка сбыта вытекает еще одна немаловажная проблема – культура потребления меда.

«Сегодня житель нашей страны в среднем потребляет до 50 граммов меда в год. Это очень мало. В Европе и других странах этот показатель в разы выше. Если у нас каждый человек в год будет потреблять хотя бы до 1 килограмма меда, то и отрасль будет развиваться, и люди станут меньше болеть. К сожалению, казахстанцы не понимают, что лучше потреблять натуральный продукт, защищающий организм от инфекционных и других заболеваний, и таким образом экономить, нежели потом покупать дорогостоящие лекарства», – говорит г-н Нурадил. 

Численность населения Казахстана составляет 18,8 млн человек. И если бы каждый казахстанец потреблял в год до 1 килограмма меда, то и рынок сбыта внутри страны вырос бы от чуть более 700 тонн до более 18 млн тонн меда в год. Как отмечает эксперт, казахстанский мед собирается в основном на дикоросах, и поэтому это уникальный продукт, который пользовался бы большим спросом на зарубежных рынках. 
Согласно исследованиям международных агентств, самым высоким спросом мед пользуется в Китае (20%) и США (14%). По данным FAO, Европейский союз также является крупным потребителем натурального меда – среднегодовое его потребление составляет 0,70 кг на душу населения. Анализ продовольственной и сельскохозяйственной международной организации на 2014 год показывает, что на ЕС пришлось 49% мирового импорта меда (или 309 084 тонн импортированного натурального меда).

Помощь не помешала бы

Проблемных вопросов в отрасли действительно немало. Помимо решения проблем с рынком сбыта, по словам Габита Нурадила, было бы неплохо вновь вернуть практику по возмещению части расходов, понесенных субъектом АПК при инвествложениях. Но сегодня, как отмечает эксперт, согласно Перечню направлений и нормативов субсидирования Министерства сельского хозяйства РК, поддержка оказывается лишь тем, кто занимается селекционной и племенной работой с пчелами.

Между тем повышение эффективного уровня их отрасли требует гораздо меньше бюджетных расходов и может дать положительный социальный и экономический эффект в краткосрочной перспективе, в том числе путем роста уровня занятости населения в регионах. По сравнению с другими отраслями сельского хозяйства пчеловодство менее трудоемко, им могут заниматься разные категории населения: от пенсионеров до подростков. 

Для сравнения: согласно исследованиям международных организаций, в том же Китае, который является мировым лидером по производству (450 тыс. тонн меда) и экспорту меда, количество пчелосемей достигает 9 млн, при этом большая часть их аккумулирована у пчеловодов-любителей. Но государство не оказывает напрямую финансовую поддержку производителям, финансируя лишь ветеринарные службы, продвижение новых научных разработок и подготовку квалифицированных специалистов. Вместе с тем мед в КНР не облагается налогами, что благоприятно влияет на развитие отрасли в стране.
 

banner_wsj.gif

264 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg