Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4125 просмотров

Казахстанский биолог нашел способ заработать миллиарды на грушах

Как это работает, разбирался «Курсив»

Фото: Shutterstock.com

Более 15 лет в ВКО изучают непривычную для нашей страны культуру – топинамбур. Результатом стала разработка инновационного проекта. Из растения предлагают получать дешевое биотопливо, корм для скота.

Допинг для коров

Этот корнеплод называют земляной грушей, диким подсолнечником и иерусалимским артишоком. В Казахстане в производственных масштабах его пока не выращивают. В усть-каменогорском ТОО КХ «Плодово-ягодный питомник» уверены, что это большое упущение. В ходе многолетних экспериментов здесь составили целый список конкурентных преимуществ культуры.

Топинамбур вынослив, нетребователен к условиям произрастания, морозостоек, высокоурожаен, помогает обогащать почву и очищать ее от сорняков. Корнеплоды, богатые витаминами и минералами, можно использовать как сырье для пищевой и фармацевтической промышленности. Зеленую массу – для изготовления кормов. 

Директор плодово-ягодного питомника, биолог Владимир Езенок занимается изучением этой культуры более 15 лет. За эти годы узнал, что существует около 600 видов растения. Выписывая семена с разных уголков мира, нашел высокопродуктивные и технологичные сорта с ровными клубнями, дающие до 22 кг с куста.

«Интенсивно культурой никто не занимался. Я поставил перед собой задачу определить, как правильно работать с этим растением и получить максимальную отдачу, вышел на казахстанских и российских ученых, довел территорию, засаженную топинамбуром, до 8 га», – рассказывает предприниматель.

Он разработал свою технологию подготовки земли к посадке корнеплода, полива, сбора. Экспериментировал с урожаем, привлекая знакомых фермеров и пчеловодов. Убедился, что, если кормить коров топинамбуром, на 20-30% повышаются удои. Сироп, сваренный из стеблей, помогает пчелам подготовиться к зимовке, стать более выносливыми.

Биотопливо за 30 тенге

По словам биолога, земляная груша – многоцелевая культура. Перспективу он видит не только в производстве кормов, но и в получении из топинамбура нескольких видов биотоплива себестоимостью в 30-32 тенге. С гектара, по его словам, можно выработать около 10-11 т продукции.

Как отмечает предприниматель, растение способно решить и некоторые экологические проблемы. В частности, переработки и очистки канализационных стоков.

«Топинамбур может расти на глинистых, полупустынных и даже на пустынных почвах. В качестве удобрения можно использовать иловые осадки водоканала, а для полива брать сточные воды. Выращенные таким способом растения пригодны для производства биобутанола и биоэтанола», – поясняет Владимир.

Совместно с ТОО «Ерлитос» под руководством академика Ержана Сапаргалиева была разработана система предварительной очистки канализационных стоков, позволяющая напрямую подавать обработанную воду на поля с топинамбуром.

Местные власти, узнав о разработках, дали добро на эксперимент. На пустырь с глинистой почвой за городом были завезены иловые осадки водоканала. Первым результатом стал рост урожайности посаженного на участке и удобренного таким образом топинамбура. В долгосрочной перспективе ждали повышения плодородия почвы – за счет использования скошенной и измельченной зеленой массы растения. Землю спустя время можно было бы использовать для зеленых насаждений.

Поле, засеянное новой культурой, позитивно влияло и на состояние воздуха. Топинамбур, по данным специалистов центра экологической безопасности Усть-Каменогорска, которые поддерживают идеи Владимира, поглощает в два раза больше углекислого газа, чем широколиственный лес. За период вегетации гектар растения выдает от 8 до 12 т кислорода, тогда как у деревьев этот показатель не превышает шести тонн.

Но даже несмотря на одоб­рение экологов, работа над проектом была приостановлена из-за жалоб местного фермера, который гонял через выделенный для экспериментов участок скот.

Мечта в 200 млн евро

Но от своих идей Владимир не отказался. Он заверяет, что при правильной организации всего процесса с поля топинамбура в 30 тыс. га можно получить доход в $1,5 млрд. Эту цифру он не единожды озвучивал, выступая на различных научных конференциях.

После докладов к нему подходили с просьбой рассказать о технологии подробнее, но свои ноу-хау тем, кто думает только о прибыли, биолог не раскрывает. Зато с теми, кто, как и он, заинтересовался возможностями топинамбура в сфере экологии, идеями делится. Так, молодой предприниматель из Атырау Арман Хайруллин после общения с усть-каменогорцем начал использовать растение для создания в своем городе зеленого пояса, способного улучшить состояние окружающей среды.

Владимир рассказывает, что сейчас по его наработкам и при поддержке ПРООН на юге Казахстана намерены заняться выращиванием топинамбура с использованием вод очистных сооружений, сбрасываемых в озеро Сорбулак.

Сам предприниматель планирует создание образцового опытного хозяйства, результаты которого возьмут на заметку по всему Казахстану. Разработал масштабный проект, состоящий из двух частей. Одна из них посвящена выращиванию топинамбура на чистых почвах и изготовлению экструдированных кормов для скота, инулина и фруктозы. Вторая – использованию канализационных стоков и производству биотоплива.

По расчетам предпринимателя, реализация проекта обойдется в 200 млн евро. Он ищет отечественных или зарубежных инвесторов, кроме того, учитывая экологическую составляющую проекта, рассматривает возможность ГЧП. По его данным, вложенные деньги можно будет вернуть уже через семь лет работы.

Биолог уверен, что топинамбур – культура будущего, которая способна улучшить экономику страны. Усть-каменогорские экологи в свою очередь намерены заняться продвижением проекта Владимира, связанного с переработкой отходов водоканала.


402 просмотра

Сторителлинг, digital-инструменты и вековые традиции

Как классические люксовые бренды находят подход к новому поколению

Серебряные столовые приборы, столовая посуда и хрусталь, предметы декора для дома класса люкс, изысканные и дорогие – очень узкая ниша рынка. Такие товары производятся не на конвейере, а вручную, в ограниченных количествах, а сами бренды имеют историю не в одну сотню лет. Топ-менеджеры Puiforcat, французского бренда столового серебра и фарфора, и французского Дома хрусталя Saint-Louis рассказали «Курсиву», как продавать серебро и хрусталь миллениалам.

Больше, чем просто серебро

«Как будет выглядеть бокал для коньяка в XXI веке?» – с таким вопросом представители Puiforcat обратились к студентам школы дизайна в Париже. 

По эскизу одного из таких студентов, 26-летнего Луи Дубрейля, был сделан серебряный сосуд, съемная основа которого одновременно может быть крышкой, а внутренняя позолота создает впечатление, что напиток внутри бокала уже есть.

«Это микс традиций серебряной мастерской и современного взгляда перспективного молодого дизайнера», – говорит Люк Деламбр, генеральный директор Puiforcat.

История Puiforcat началась в Париже в 1820 году с семейной мастерской, где изготавливали тогда только высококлассные серебряные ножи. Во второй половине XIX века дочь владельца мастерской вышла замуж за Луи-Виктора Табуре, который взял фамилию супруги – для того времени поступок экстраординарный. По инициативе Луи-Виктора в мастерской начался выпуск копий антикварной серебряной посуды и предметов быта XVII–XVIII веков. Эти изделия оказались настолько популярны, что логотипом Puiforcat был выбран золотой кубок XVII века, когда-то принадлежавший Анне Австрийской, матери Людовика XIV.

Сын Луи, Жан Пьюфорка, стал художником – он известен и как скульптор, и как график. У Жана был совершенно другой взгляд на то, какими должны быть изделия дома Puiforcat. Благодаря ему появились коллекции в стиле ар-деко, которые до сих пор выглядят ультрасовременно.

«Это нарисовано в 1925 году, но абсолютно современно, графично и релевантно сегодняшнему дню, хотя создано 100 лет назад в Париже», – Люк Деламбр показывает тарелки, рисунками на которых служит графика Жана Пьюфорка. Если присмотреться, то можно понять, что художник вписал в круг буквы латинского алфавита. Было создано 1200 таких комбинаций – Puiforcat пока использовал для декора посуды только шесть из них. В следующем году, обещает Деламбр, на тарелках появятся новые варианты графики Жана Пьюфорка. 

У Puiforcat сегодня три направления – королевская посуда эпохи Просвещения, стиль начала XX века, работать в котором компания начала благодаря Жану Пьюфорка, и современный стиль. В последнем классический бренд не боится экспериментировать, и коньячный бокал XXI века – не единственный тому пример. В одной из коллекций дегустационных бокалов для вина, созданной в коллаборации с известным сомелье Энрико Бернардо, Puiforcat отказался от ножки. Такое решение пришло после того, как Бернардо поделился наблюдениями – гости чаще берут бокал за основание чаши, чем за ножку.

«Это не просто продукт, это новый опыт», – резюмирует Деламбр, демонстрируя новаторский бокал от английского дизайнера Майкла Анастасиадеса.

Header_Soupière_Desktop.jpg

Копия супницы Людовика XIV, на создание которой ушло более 7 кг серебра

Хрустальный Haute Couture

Новый опыт от Дома хрусталя Saint-Louis, чья история началась еще в XVI веке, связан с кастомизацией и новыми технологиями. В приложении – конструкторе хрустальных люстр можно собрать именно тот вариант, который нравится клиенту: выбрать высоту и цвет основы люстры, количество ламп на ней – от 8 до 48, цвет и форму плафонов или абажуров, декоративных элементов. В коллекции Royal можно собрать на выбор до 15 тыс. вариантов люстр. Впишется ли готовая модель в интерьер конкретной квартиры, можно оценить, просто загрузив фотографию помещения.

«Клиенты хотят создавать и декорировать свое жилище сами, они хотят иметь свою собственную люстру», – говорит Жером де Лаверньоль, президент французского Дома хрусталя Saint-Louis. В случаях, когда приложение не справляется, за дело берутся дизайнеры.

Saint-Louis выполнил заказ от клиентки из России, которой все варианты из каталога показались слишком маленькими. Три дня дизайнеры рисовали эскизы – и создали модель, которая понравилась заказчице и подошла под интерьер помещения с потолками 15-метровой высоты. Люстра для большого дома получилась немаленькой – весом 2,5 тонны, длиной 9 метров и с 220 лампами. 

Президент Saint-Louis – сторонник эклектики. Продолжая тему домашнего освещения, он рассказывает: «Классические люстры спускаются каскадами вниз, а мы придумали вариант горизонтальный, высотой всего 85 сантиметров, под современные апартаменты». Жером де Лаверньоль рекомендует не бояться сочетать современный интерьер с классическими элементами, такими, как хрустальные люстры.

«Миксуйте и дополняйте», – советует он. 

Сам бренд тоже активно миксует традиции и инновации, то есть классические техники и ноу-хау и современный подход. Несколько лет назад де Лаверньоль пригласил дизайнера Кики ван Эйк, чтобы создать коллекцию напольных и настольных ламп и бра. Кики сразу пришла с набросками, но глава Saint-Louis отказался даже смотреть их.

«Я сказал, что хочу, чтобы сначала дизайнер провела какое-то время на фабрике, чтобы вдохнуть атмосферу, посмотреть на людей, сходить в музей, чтобы понять идею Saint-Louis. Тогда можно создать что-то новое и не потерять подлинность бренда», – объясняет он.

На фабрике Кики увидела работу пресс-форм и была так впечатлена, что решила воспроизвести ее в лампе. Де Лаверньоль не поверил, но Кики ван Эйк действительно создала потрясающую коллекцию Matrice, форма ламп в которой похожа на одну из пресс-форм. Настольная лампа из этой коллекции стоит около $11 тыс.

Kiki-van-Eijk_Matrice-Copper_zoom.jpg

Настольная лампа Matrice, сделанная для Saint-Louis дизайнером Кики ван Эй, весит 12,5 кг

Инвестиции во вкус жизни

«Он может быть разбит, но если вы его не разобьете, то он будет совершенно таким же 20 лет спустя, – де Лаверньоль держит в руках бокал из коллекции Tommy, которую бренд регулярно повторяет с 1928 года. – Но эти бокалы созданы не для того, чтобы стоять в шкафу, а чтобы наслаждаться вином, используйте их в повседневной жизни», – продолжает он. 

Предметы из коллекций Saint-Louis и Puiforcat стирают грани между функциональностью и искусством, но главы этих брендов настаивают – не храните их для особых случаев.

«Не мешайте себе быть счастливым и использовать все это в повседневной жизни, когда проводите свое свободное время со своей семьей и друзьями, готовите еду или обедаете. Конечно, когда вы покупаете серебряную посуду, вы покупаете не только для себя. Она останется вашим детям, а потом перейдет следующим поколениям. Но все равно это больше про семейные традиции, чем про инвестиции», – говорит Люк Деламбр.

В сентябре Puiforcat анонсировали выпуск солонки и перечницы для кухни – направление кухонных приборов серебряный бренд считает перспективным, ведь их клиенты все чаще убирают стену между гостиной, где накрывается обед, и помещением, где его готовят. Люк Деламбр напоминает: «Серебро темнеет, если им не пользоваться».

DSC06749.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций