Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


914 просмотров

Казахстанские ремесленники засматриваются на опыт узбекских коллег

Поможет ли он им

Фото: Shutterstock

Пока местные власти Мангистауской области ставят перед собой задачу создать из Актау «казахстанскую Анталию» и к 2025 году увеличить обслуживание туристов до 700 тысяч человек в год, приезжающие на Каспийское побережье в память об отдыхе увозят с собой сувениры Made in China. С какими проблемами сталкиваются казахстанские ремесленники и как обстоят дела в сопредельных государствах, выяснял «Курсив».

Казахстан

Не секрет, что Мангистауская область имеет огромные возможности для привлечения туристов из разных стран. Немало в Мангистауской области умельцев, которые занимаются изготовлением изделий в национальном стиле из войлока, сувениров из ракушек и художественных миниатюр на камушках с Каспийского побережья. Но проблема в том, что продавать свою продукцию мастерам негде. Прилавки торговых центров завалены дешевыми сувенирами из Китая. В регионе нет ни одного центра ремесел, куда могли бы прийти туристы, посмотреть, как создается та или иная уникальная вещь в казахском национальном стиле, приобрести ее, пройти мас­тер-класс по ее изготовлению. 

«Это миллионы тенге, которые могли бы зарабатывать и область, и страна. Но их нет, и они не появятся, если не оказать поддержку ремесленникам», – отметила в комментариях «Курсиву» соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области» Диана Ботаева. 

В Мангистауской области проживают всего четыре женщины (во всем Казахстане их чуть больше десятка), которые могут изготавливать казахские юрты от начала до конца по древним технологиям. Одна из них – Ауес Сагинаева. Она возглавляет Ассоциацию ремесленников Мангыстауской области и вот уже два года бьется с местными властями за помещение, где можно было бы создать центр ремесел. 

«Сейчас те мастера, что живут и работают в Мангистау, не могут выйти на рынок в масштабах области или города, так как изготавливают свои изделия в квартирах или подсобных помещениях. Иностранные туристы просят отвезти их в центр, где они могли бы приобрести национальные сувениры, но у нас такого нет», – рассказывает Ауес Сагинаева, отмечая, что для реализации своих изделий у местных мастеров есть редкие возможности – во время ярмарок и выставок. 

По мнению г-жи Сагинаевой, у ремесленников должно быть одно постоянное место для работы и презентации их продукции. 

В свою очередь Диана Ботаева отмечает, что ремесленники нуждаются в господдержке на всех уровнях, а не только на местном. 

«В прошлом году обращались к акиму города о необходимости содействия в поиске места. Нам ответили, что подходящего здания в черте города нет. Вопрос был поднят и на одной из встреч с акимом области. Но у нас только любят кричать о традициях.Сейчас рынок нашей страны перенасыщен китайской сувенирной продукцией, изделиями из Кыргызстана и Узбекистана. В некоторых странах смогли принять программы по поддержке национальных ремесел, у нас пока этого нет», – говорит соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области». 

Узбекистан 

У южного соседа РК с поддержкой ремесленников дела обстоят гораздо лучше. В Узбекистане, как, впрочем, и в Казахстане, существует Республиканская ассоциация ремесленников «Хунарманд», число ее членов превысило уже 30 тыс. 

Как отмечает пресс-секретарь ассоциации Нилуфар Хотамова, указом президента «О мерах по дальнейшему развитию ремесленничества и всесторонней поддержке ремесленников» им предоставлены беспрецедентные льготы и преференции, всего их около 40. 

«Они освобождены от налогов на доходы, получаемые от реализации изделий. Кроме того, при аренде объектов госсобственности ремесленники платят только 50% от установленной ставки, также им предоставляются в аренду места в исторических и культурных объектах по всей стране, где они свободно могут продавать свою продукцию», – сказала в комментариях «Курсиву» Нилуфар Хотамова. 

Рекламировать свою продукцию узбекистанские ремесленники могут по льготным расценкам, экспортировать напрямую, за иностранную валюту, а выручка от продажи продукции в рамках участия в зарубежных выставках в Узбекистане не считается экспортной выручкой и не облагается налогом. В крупных исторических городах этой страны созданы центры ремесленничества, где располагаются магазины и мастерские, – здесь можно посмотреть, как изготавливаются изделия, принять участие в мастер-классах и приобрести понравившиеся работы. 

«Что касается продукции из Китая, то она не конкурент местной продукции. Такие товары в основном доминируют лишь в сегменте религиозных сувениров, например четки, коврики», – добавила Нилуфар Хотамова.

Кыргызстан 

После развала СССР ремесленники оказались невостребованными. Кое-какие предприятия все же появились, самые крупные из них работают исключительно по заказам Европы. Но в большинстве своем мастера изготовляют национальные изделия в основном на дому. 

«Льгот никаких для них нет, запад перестал давать гранты на ремесленничество. Сейчас наблюдается некоторое затишье, меньше стало как самих ремесленников, так и их продукции», – рассказала «Курсиву» руководитель ОО «Кыргызское наследие и союз ремесленников» Алмажан Мамбетова.

По ее мнению, главными причинами такой ситуации стало повышение цен на сырье, высокая стоимость аренды мастерских и отсутствие поддержки от государства. 

«Шерсть очень дорогая. Практически все сырье мы экспортируем в Китай. Собственного производства шелка в стране нет. Ремесленникам нужны мастерские, а они многим не по карману. В Бишкеке, к примеру, аренда 1 кв. м такого помещения стоит от 300 сомов, что эквивалентно 1700 тенге. Это очень дорого для нас», – отметила Алмажан Мамбетова. 

Также, по ее словам, ремесленникам нужны договоры с соседними странами, от которых они получают сырье, для того чтобы для них оно было дешевле в разы.


402 просмотра

Сторителлинг, digital-инструменты и вековые традиции

Как классические люксовые бренды находят подход к новому поколению

Серебряные столовые приборы, столовая посуда и хрусталь, предметы декора для дома класса люкс, изысканные и дорогие – очень узкая ниша рынка. Такие товары производятся не на конвейере, а вручную, в ограниченных количествах, а сами бренды имеют историю не в одну сотню лет. Топ-менеджеры Puiforcat, французского бренда столового серебра и фарфора, и французского Дома хрусталя Saint-Louis рассказали «Курсиву», как продавать серебро и хрусталь миллениалам.

Больше, чем просто серебро

«Как будет выглядеть бокал для коньяка в XXI веке?» – с таким вопросом представители Puiforcat обратились к студентам школы дизайна в Париже. 

По эскизу одного из таких студентов, 26-летнего Луи Дубрейля, был сделан серебряный сосуд, съемная основа которого одновременно может быть крышкой, а внутренняя позолота создает впечатление, что напиток внутри бокала уже есть.

«Это микс традиций серебряной мастерской и современного взгляда перспективного молодого дизайнера», – говорит Люк Деламбр, генеральный директор Puiforcat.

История Puiforcat началась в Париже в 1820 году с семейной мастерской, где изготавливали тогда только высококлассные серебряные ножи. Во второй половине XIX века дочь владельца мастерской вышла замуж за Луи-Виктора Табуре, который взял фамилию супруги – для того времени поступок экстраординарный. По инициативе Луи-Виктора в мастерской начался выпуск копий антикварной серебряной посуды и предметов быта XVII–XVIII веков. Эти изделия оказались настолько популярны, что логотипом Puiforcat был выбран золотой кубок XVII века, когда-то принадлежавший Анне Австрийской, матери Людовика XIV.

Сын Луи, Жан Пьюфорка, стал художником – он известен и как скульптор, и как график. У Жана был совершенно другой взгляд на то, какими должны быть изделия дома Puiforcat. Благодаря ему появились коллекции в стиле ар-деко, которые до сих пор выглядят ультрасовременно.

«Это нарисовано в 1925 году, но абсолютно современно, графично и релевантно сегодняшнему дню, хотя создано 100 лет назад в Париже», – Люк Деламбр показывает тарелки, рисунками на которых служит графика Жана Пьюфорка. Если присмотреться, то можно понять, что художник вписал в круг буквы латинского алфавита. Было создано 1200 таких комбинаций – Puiforcat пока использовал для декора посуды только шесть из них. В следующем году, обещает Деламбр, на тарелках появятся новые варианты графики Жана Пьюфорка. 

У Puiforcat сегодня три направления – королевская посуда эпохи Просвещения, стиль начала XX века, работать в котором компания начала благодаря Жану Пьюфорка, и современный стиль. В последнем классический бренд не боится экспериментировать, и коньячный бокал XXI века – не единственный тому пример. В одной из коллекций дегустационных бокалов для вина, созданной в коллаборации с известным сомелье Энрико Бернардо, Puiforcat отказался от ножки. Такое решение пришло после того, как Бернардо поделился наблюдениями – гости чаще берут бокал за основание чаши, чем за ножку.

«Это не просто продукт, это новый опыт», – резюмирует Деламбр, демонстрируя новаторский бокал от английского дизайнера Майкла Анастасиадеса.

Header_Soupière_Desktop.jpg

Копия супницы Людовика XIV, на создание которой ушло более 7 кг серебра

Хрустальный Haute Couture

Новый опыт от Дома хрусталя Saint-Louis, чья история началась еще в XVI веке, связан с кастомизацией и новыми технологиями. В приложении – конструкторе хрустальных люстр можно собрать именно тот вариант, который нравится клиенту: выбрать высоту и цвет основы люстры, количество ламп на ней – от 8 до 48, цвет и форму плафонов или абажуров, декоративных элементов. В коллекции Royal можно собрать на выбор до 15 тыс. вариантов люстр. Впишется ли готовая модель в интерьер конкретной квартиры, можно оценить, просто загрузив фотографию помещения.

«Клиенты хотят создавать и декорировать свое жилище сами, они хотят иметь свою собственную люстру», – говорит Жером де Лаверньоль, президент французского Дома хрусталя Saint-Louis. В случаях, когда приложение не справляется, за дело берутся дизайнеры.

Saint-Louis выполнил заказ от клиентки из России, которой все варианты из каталога показались слишком маленькими. Три дня дизайнеры рисовали эскизы – и создали модель, которая понравилась заказчице и подошла под интерьер помещения с потолками 15-метровой высоты. Люстра для большого дома получилась немаленькой – весом 2,5 тонны, длиной 9 метров и с 220 лампами. 

Президент Saint-Louis – сторонник эклектики. Продолжая тему домашнего освещения, он рассказывает: «Классические люстры спускаются каскадами вниз, а мы придумали вариант горизонтальный, высотой всего 85 сантиметров, под современные апартаменты». Жером де Лаверньоль рекомендует не бояться сочетать современный интерьер с классическими элементами, такими, как хрустальные люстры.

«Миксуйте и дополняйте», – советует он. 

Сам бренд тоже активно миксует традиции и инновации, то есть классические техники и ноу-хау и современный подход. Несколько лет назад де Лаверньоль пригласил дизайнера Кики ван Эйк, чтобы создать коллекцию напольных и настольных ламп и бра. Кики сразу пришла с набросками, но глава Saint-Louis отказался даже смотреть их.

«Я сказал, что хочу, чтобы сначала дизайнер провела какое-то время на фабрике, чтобы вдохнуть атмосферу, посмотреть на людей, сходить в музей, чтобы понять идею Saint-Louis. Тогда можно создать что-то новое и не потерять подлинность бренда», – объясняет он.

На фабрике Кики увидела работу пресс-форм и была так впечатлена, что решила воспроизвести ее в лампе. Де Лаверньоль не поверил, но Кики ван Эйк действительно создала потрясающую коллекцию Matrice, форма ламп в которой похожа на одну из пресс-форм. Настольная лампа из этой коллекции стоит около $11 тыс.

Kiki-van-Eijk_Matrice-Copper_zoom.jpg

Настольная лампа Matrice, сделанная для Saint-Louis дизайнером Кики ван Эй, весит 12,5 кг

Инвестиции во вкус жизни

«Он может быть разбит, но если вы его не разобьете, то он будет совершенно таким же 20 лет спустя, – де Лаверньоль держит в руках бокал из коллекции Tommy, которую бренд регулярно повторяет с 1928 года. – Но эти бокалы созданы не для того, чтобы стоять в шкафу, а чтобы наслаждаться вином, используйте их в повседневной жизни», – продолжает он. 

Предметы из коллекций Saint-Louis и Puiforcat стирают грани между функциональностью и искусством, но главы этих брендов настаивают – не храните их для особых случаев.

«Не мешайте себе быть счастливым и использовать все это в повседневной жизни, когда проводите свое свободное время со своей семьей и друзьями, готовите еду или обедаете. Конечно, когда вы покупаете серебряную посуду, вы покупаете не только для себя. Она останется вашим детям, а потом перейдет следующим поколениям. Но все равно это больше про семейные традиции, чем про инвестиции», – говорит Люк Деламбр.

В сентябре Puiforcat анонсировали выпуск солонки и перечницы для кухни – направление кухонных приборов серебряный бренд считает перспективным, ведь их клиенты все чаще убирают стену между гостиной, где накрывается обед, и помещением, где его готовят. Люк Деламбр напоминает: «Серебро темнеет, если им не пользоваться».

DSC06749.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций