3262 просмотра

Как заработать на поролоновой губке для мытья посуды в Казахстане

Кейс бизнесмена из Уральска

Фото: Shutterstock.com

Бизнесмен Махмуд Киреев производит то, без чего в быту не обходится ни одна семья – поролоновые губки для мытья посуды. Он мечтает, чтобы его товар был в каждой казахстанской семье, но пока не может полностью охватить рынок даже западного региона страны: сети супермаркетов неохотно пускают местного производителя на свои полки.

Махмуд Киреев рассказывает, что еще в середине 2000-х годов он занимался производством кирпича. Бизнес был успешным. Тогда он взял большой кредит на новый проект в сфере полиграфии, но не рассчитал свои силы и обанкротился.

Искал товар, нужный всем

Бизнесмен объясняет, что опускать руки в тот момент ему было нельзя – семья, дети, банковский долг на шее. И он решил делать поролон для мебели – друг подсказал ему, что местные предприниматели завозят поролон для производства мягкой мебели в большом количестве. В интернете нашел российских производителей поролона, поехал к ним, купил подержанный станок, попрактиковался там же и с канистрами сырья и оборудованием вернулся в Уральск.

Но с новым производством бизнесмена ждал провал: мебельщики не оценили его поролон – его было слишком мало, и его станок не мог покрыть потребность даже одного цеха мягкой мебели. Реализовывать поролон Киреев стал на рынке, пытался шить из него мягкие модули для детских садов. Но объемы продаж были мизерными.

«Я по жизни оптимист, поэтому не отступал. Не мог принять того факта, что бизнесмен из меня не получается. Стал искать, что можно сделать из моего материала, чтобы этот товар был востребованным. И нашел: ежедневно каждая семья моет посуду губками из поролона – так я стал производителем этих губок», – рассказывает Махмуд Киреев.

Однако путь к идеальным губкам для мытья, как признает сам бизнесмен, был нелегок. Новое производство он запустил в 2011 году, и лишь три года спустя ему стало не стыдно за свой товар. Изначально его губки получались кривыми и косыми, были неудобными и слишком мягкими. Но самое главное – абразивный слой, который нужен для чистки кастрюль, никак не хотел приклеиваться к поролону. Бизнесмен смеется, что три года у него ушло на то, чтобы правильно подобрать клей, клеевой пистолет и тот самый угол наклона, благодаря которому абразивный слой намертво приклеивался к поролону. Все эти три года он сам практически не выходил из цеха – резал, клеил поролон, наспех перекусывал лапшой быстрого приготовления и снова клеил.

«Если посчитать в общем, то я семь лет пахал день и ночь, чтобы выйти в плюс. За станком я перестал сам стоять всего полтора года назад», – говорит руководитель ТОО «Новый Запад».

Местный производитель не в почете

Изначально своим поролоновым губкам Махмуд Киреев дал название «Лилия». Но продавцы на уральских рынках категорично заявили, что местная «Лилия» не вызывает у них доверия, они привыкли торговать российским поролоном.

И снова на помощь пришел друг, который посоветовал производственнику везти свой товар на алматинский оптовый рынок. Но и там продавцы порекомендовали ему сменить название торговой марки на что-то созвучное с турецким Acord. Полностью заимствовать чужое название и делать кальку на турецкий продукт Киреев не стал, но название выбрал созвучное – «Ассоль», зарегистрировал свою торговую марку. И постепенно торговля пошла.

Вслед за Алматы уральский предприниматель понемногу стал реализовывать свой товар в Атырау, Актобе, вышел на Нур-Султан. Сейчас его губки для мытья посуды продаются в Кыргызстане. Потихоньку бизнесмен осваивает московский рынок.

По его словам, сейчас в ассортименте предприятия появились губки для мытья автомобилей, мочалки для бани и душа, салфетки для мебели – всего несколько десятков видов товара. Мощность производства – 10 тыс. штук губок в смену. Ими, как заявляет бизнесмен, он мог бы завалить весь Казахстан. Но сейчас, по словам Киреева, предприятие не загружено и наполовину – товар негде продавать. На рынке предприятие занимает лишь 3–5% от общего объема продаж поролоновых губок. Все остальное привозное.

«Наш товар по качеству не уступает ни российскому, ни турецкому, а по цене даже втрое дешевле. Но мы не можем конкурировать с крупными зарубежными компаниями, у которых миллиардный рекламный бюджет. Они заполонили полки наших супермаркетов и заблокировали нам путь. Государство же в этом плане нас никак не защищает», – констатирует Махмуд Киреев.

Сейчас, как отмечает глава компании, всего два крупных уральских супермаркета – «Лидер» и «Байтерек» – реализуют продукцию под торговой маркой «Ассоль». С остальными у бизнесмена разговор не клеится – руководство ряда супермаркетов ссылается на то, что торговые ряды у них выкуплены на годы вперед.

Готов менять и меняться

Предприниматель приобрел землю, чтобы построить полностью автоматизированный цех по производству изделий из поролона. На это нужны большие деньги, а значит, большие торговые обороты.

«Много лет я работал без выходных, мои сотрудники тоже работали. Спустя семь лет у нас штат вырос с трех человек до двадцати. Сейчас не один, а уже девять станков. Мы производим в смену не 70 кв. м поролона, а 500–700. И теперь я хочу, чтобы у меня было современное, конвейерное производство и чтобы работники не работали вручную, а только управляли автоматикой», – говорит Киреев.

Он уверен: если государство заинтересовано в том, чтобы производство в стране развивалось не кустарным способом, а шло в ногу со временем, оно должно разработать механизмы продвижения казахстанских товаров.

Бизнесмен делится, что в его дерзких планах – охватить своими товарами весь рынок Казахстана и начать отгружать свои поролоновые губки, к примеру, в ту же Турцию. По его словам, в работе он действует по основному принципу бизнеса: «Производство, которое не развивается, в итоге сворачивается».

Сейчас помимо основной работы Махмуд Киреев занимается бизнес-тренерством. Он прошел обучение основам бизнеса в Назарбаев университете, а также в ряде российских вузов. Киреев отмечает, что полученные знания уже помогли ему самому эффективнее управлять своими финансами, разгружать в нужный момент свои склады с товаром с минимальными потерями.

«Сейчас я могу себе позволить не находиться в цехе целый день. Безбедную старость себе и своей семье я обеспечил. И теперь у меня есть желание делиться своим опытом с молодыми предпринимателями, которые, как я сам когда-то, начинают бизнес интуитивно, делают ошибки, которых можно было бы избежать. Преподавание не приносит мне много денег, больше – моральное удовлетворение», – заключил Махмуд Киреев.

banner_wsj.gif

266 просмотров

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg