Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как заработать на фастфуде в Казахстане

История из Павлодара

Автор: Africa Studio

Как 24-летний предприниматель, не имея в кармане денег, шел к реализации проекта стоимостью в десятки миллионов тенге и почему на первоначальном этапе бизнес оказался провальным, выяснил «Курсив».

В ожидании старта

На днях в пригороде Павлодара заработает цех по производству картофеля фри. На начальном этапе здесь планируют выпускать три тонны в смену. Это не максимальный показатель: объем можно наращивать при увеличении клиентской базы, чего здесь и ожидают. По подсчетам инициатора проекта Санжара Каримбекова, только столица ежедневно потребляет 35 тонн картофеля фри. Парадокс в том, что при такой потребности кафе, донерные и закусочные вынуждены приобретать заграничный продукт. Самостоятельно его готовят лишь единицы. В стране эта ниша до сих пор не освоена. 

«Были попытки, конечно. Самое главное, чего добились владельцы одного из предприятий, – нашли в Павлодаре мастеров, которые изготовили классную линию по производству картофеля фри – от очистки и прожарки до заморозки. Но что-то у них пошло не так: цех прекратил работу, и оборудование мы купили, погасив их долги», – рассказал Санжар Каримбеков «Курсиву».

Аналогичная техника в Европе или России стоит 120 млн. Линия обошлась прежним владельцам в 65 млн тенге, нынешним – в 31 млн. Все это средства инвестора, которого проект заинтересовал.

Еще одно обстоятельство оказалось благоприятным: крестьянское хозяйство под Алматы в этом году высадило необходимый для производства сорт картофеля с содержанием крахмала выше 15%. Это свойство придает хруст жареной картошке, чего невозможно добиться, используя обычные сорта. Аграрии произвели высадку в тестовом порядке, ориентируясь на другое предприятие по выпуску фри. Крупный завод должен был заработать на юге Казахстана в 2018 году, но этого пока не случилось.

«Мы планировали купить партию корнеплодов в Беларуси, так как в Казахстане картофель низкокрахмалистый. Но случайно я увидел в новостях про этот эксперимент крестьян. А они искали нас. Так звезды и сошлись. Если все пойдет хорошо в будущем, для крестьян откроется новый сегмент сбыта», – рассказал Санжар Каримбеков.

Пока павлодарский цех будет работать на столицу. В планах – расширение географии производства.

От мечты до реальности 

К открытию именно такого предприятия Санжар Каримбеков шел не один год. Ему 24 года, семь лет из них он занимался предпринимательством. Правда, первые попытки почти всегда завершались провалом, несмотря на кажущуюся перспективность. 

«Это было время проб и ошибок, период взлетов и безденежья, когда не хватало даже на проезд. Теперь-то знаю, что в выборе партнеров необходимо делать ставку на деловые качества человека, а не на дружеские отношения. Еще я понял, что для развития необходимо привлекать инвестиции, а не переживать, что придется делиться прибылью», – говорит бизнесмен.

Еще обучаясь в столичном колледже, Санжар Каримбеков занялся изготовлением сэндвичей на домашней кухне. Начиная с 75 штук в день, довел за несколько лет объем до 1,2 тыс. Готовил их сам вместе с помощниками в арендуемом помещении. Продажи росли, однако всю прибыль пришлось вкладывать в дело. В результате остался с долгами, которые пришлось закрывать, подрабатывая таксистом. Пытался заняться реализацией колбасных изделий – и снова неудачно.

Переломный момент

«Работая в донерной, всегда мечтал, чтобы кто-то привозил нам готовый картофель фри. Дело в том, что чистка, обжарка отнимают много времени и сил. Мы, к примеру, чистили по 200 килограммов. Вот и пришла идея занять эту нишу. После всех провалов и неудач в 2017 году мы со знакомым сняли в столице первое помещение под изготовление фри, приобрели, как нам казалось, подходящее оборудование на 500 тыс. тенге. И приготовились собирать прибыль. Но не тут-то было!» – рассказывает молодой человек.

Из техники на тот момент были машинка для нарезки картофеля и фритюрница. Но в секрете приготовления казалось бы простого продукта начинающие предприниматели разобраться не смогли. Продукт разваливался, не хрустел и выглядел непрезентабельно. В декабре 2017 года пришлось констатировать: это очередной провал. Партнеры решили сменить оборудование – и снова не то. Отлаживая технологию, за полгода перевели четыре тонны картофеля. Но продукт не пользовался успехом у потенциальных покупателей. В мае 2018 года эксперименты прекратились.

«Этот момент стал переломным в моей философии бизнеса. Я отправился на курсы предпринимательства, изучил метод организации «кайдзен». И самое главное – занялся формированием компетентной команды. Люди предложили услуги и консультации за вход в долю, появился ментор. В итоге я обратил этот самый жестокий на тот момент урок в первый успех», – отметил Санжар Каримбеков.

Осенью 2018 года начинающий бизнесмен, оставшись без средств, но с идеей, привлек инвестиции. Это было $90 тыс. Сменил помещение, сделал отличный ремонт на новой площадке в 240 кв. м. Туда же завез простаивающее оборудование, так как решил использовать его для очистки овощей, и предложить их предприятиям общепита. 26 февраля был произведен официальный запуск нового для страны завода. 

«Сейчас есть постоянные заказчики очищенных овощей в вакуумной упаковке. Хотя сначала люди настороженно относились к предложению и доказывали, что дешевле покупать, к примеру, картофель на рынке за 70 тенге, чем наш, чищеный, за 130. Они не учитывали, что получают много отходов и содержат в штате работников, которые заняты на чистке. Мы получили 400 отказов, прежде чем подписали полтора десятка контрактов», – говорит Санжар Каримбеков. 

ТОО работает не в полную мощность, но ежемесячный оборот вырос и составляет более 3 млн тенге. В планах – открыть аналогичные предприятия в Алматы и России. Отработанную схему компактной и незатратной бизнес-модели, нацеленной на сотрудничество с общепитом, бизнесмен готов предложить для франшизы.

2004 просмотра

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance