Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1612 просмотров

Как открыть столовую быстрого питания в Шымкенте

Бизнес-кейс от Адхама Умарова

Фото: Shutterstock

Владелец сети столовых быстрого питания «Каравай» Адхам Умаров рассказал «Курсиву», как его бизнес, приносящий сегодня миллионы тенге, начался с того, что ему пришлось заложить в банк единственную машину.

Два решающих года 

По словам г-на Умарова, любой бизнес начинается с копирования. В то время в Шымкенте была очень популярна сеть кондитерских, поэтому решили с супругой начать свое дело именно с этого. Напротив школы, где она работала, сдавалось в аренду помещение в 30 кв. м. 

«Договорились об аренде на два года, но денег не было. Родственники и банки нам отказали. Пришлось заложить ГАЗель, которую я только что взял в кредит. Уговорил банк ее перезаложить. За машину мы получили $2 тыс. На эти деньги сделали ремонт, купили оборудование и кухонную утварь. Два года мы работали и боялись всех проверяющих, потому что даже ИП не открывали», – рассказал Адхам Умаров.

В день в крохотную кондитерскую заходило примерно 100–150 человек. Средний чек составлял 300 тенге. Через два года арендодатель повысил цену в два раза и чета Умаровых вынуждена была искать новое место. За эти два года они не окупили вложенные средства. Но получили колоссальный опыт. 

«Два года ушло на то, чтобы понять, как можно заработать деньги, что такое калькуляция, без которой нельзя работать. Мы узнали, как работать с людьми, как заставить работать наемных рабочих», – поделился предприниматель.

Попытка №2

Вторая точка была расположена ближе к центру города, в оживленном районе возле городского рынка. Она позволила предпринимателю закрыть кредит, взять следующий – $10 тыс. – для открытия новой точки.

«В течение последующих двух лет, когда стали зарабатывать деньги, пришел кураж. Каждый год мы начали открывать одну точку. Когда их количество дошло до шести, начались проблемы. Разросшийся бизнес надо было удержать на плаву, но знаний не хватало. У нас под управлением было 200 человек, мы не могли справиться, бизнес выходил из-под контроля. Азарт дорого нам обошелся, мы потеряли $1 млн. Поэтому три года назад я стал учиться», – говорит Адхам Умаров.

Сегодня бизнесмен уверен, что работать надо в команде. Когда появляются деньги, надо разрабатывать планы, расти и двигаться вперед. Но без знакомств, коммуникаций, идей и общения невозможно построить бизнес, считает г-н Умаров.

«Идей много, но работать некому. Поэтому два года назад мы открыли первую франшизу. У нас нет розницы, мы поделились с нашими партнерами, отдали часть прибыли им. Сегодня любой человек, желающий стать предпринимателем, может прийти к нам. Мы поможем ему открыть столовую, научим, как это сделать правильно. Да, больших денег вы не заработаете, но можно сколотить начальный капитал, чтобы сделать второй шаг и пойти дальше», – отметил спикер. 

Я – хаб

На сегодняшний день в Шымкенте действует сеть столовых быстрого питания под единым названием из 12 точек. Есть такие, где работает один человек. Такая столовая обслуживает в день от 300 до 400 человек, средний чек составляет 500 тенге. Есть столовые с линиями раздачи. Но они тяжелы в управлении и затратны. Поэтому от них постепенно отказываются.

«Раньше на открытие одной точки уходило примерно $200–300 тыс. Отбиваются эти деньги от трех до четырех лет. Сегодня, чтобы открыть одну столовую, понадобится от 3 до 5 млн тенге. Сейчас в городе работает 12 точек, но их открываю не я, а стартаперы. И каждый месяц мы открываем одну-две точки по Казахстану. В ближайшие два года хотим открыть 500 точек по всей стране, а также продавать франшизу за рубеж», – поделился с «Курсивом» Адхам Умаров.

По его словам, 3 млн тенге уходят на ремонт помещения и покупку оборудования. Каждая торговая точка минимально дает в месяц 3 млн тенге, максимально – 15 млн. Средний чек составляет от 500 до 700 тенге. Бесплатной франшизы, которую сегодня предлагают молодым предпринимателям Шымкента, в Казахстане пока нет, утверждает собеседник. Но с 2020 года в планах бизнесмена начать ее продавать. Стоить она будет 500 тыс. тенге.

«12 точек торгуют на 500 млн тенге в год, и число точек будет стремительно расти. Моя задача – объединить поставщиков и продавцов в единую систему. Я выступаю как хаб», – смеется Адхам Умаров.

Бизнесмен уверен, что если делать то, к чему испытываешь склонность, заниматься тем, что нравится, все обязательно получится. Свой бизнес надо любить – это, по мнению г-на Умарова, самое важное условие для любого предпринимателя.

Немного статистики

Только из 10% желающих заняться бизнесом получаются предприниматели. Через пять лет закрываются 99 предприятий из 100. Выживает 1%. Успешные предприниматели тоже банкротятся. Из 100 попыток три оказываются неудачными.


622 просмотра

Казахстанские ремесленники засматриваются на опыт узбекских коллег

Поможет ли он им

Фото: Shutterstock

Пока местные власти Мангистауской области ставят перед собой задачу создать из Актау «казахстанскую Анталию» и к 2025 году увеличить обслуживание туристов до 700 тысяч человек в год, приезжающие на Каспийское побережье в память об отдыхе увозят с собой сувениры Made in China. С какими проблемами сталкиваются казахстанские ремесленники и как обстоят дела в сопредельных государствах, выяснял «Курсив».

Казахстан

Не секрет, что Мангистауская область имеет огромные возможности для привлечения туристов из разных стран. Немало в Мангистауской области умельцев, которые занимаются изготовлением изделий в национальном стиле из войлока, сувениров из ракушек и художественных миниатюр на камушках с Каспийского побережья. Но проблема в том, что продавать свою продукцию мастерам негде. Прилавки торговых центров завалены дешевыми сувенирами из Китая. В регионе нет ни одного центра ремесел, куда могли бы прийти туристы, посмотреть, как создается та или иная уникальная вещь в казахском национальном стиле, приобрести ее, пройти мас­тер-класс по ее изготовлению. 

«Это миллионы тенге, которые могли бы зарабатывать и область, и страна. Но их нет, и они не появятся, если не оказать поддержку ремесленникам», – отметила в комментариях «Курсиву» соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области» Диана Ботаева. 

В Мангистауской области проживают всего четыре женщины (во всем Казахстане их чуть больше десятка), которые могут изготавливать казахские юрты от начала до конца по древним технологиям. Одна из них – Ауес Сагинаева. Она возглавляет Ассоциацию ремесленников Мангыстауской области и вот уже два года бьется с местными властями за помещение, где можно было бы создать центр ремесел. 

«Сейчас те мастера, что живут и работают в Мангистау, не могут выйти на рынок в масштабах области или города, так как изготавливают свои изделия в квартирах или подсобных помещениях. Иностранные туристы просят отвезти их в центр, где они могли бы приобрести национальные сувениры, но у нас такого нет», – рассказывает Ауес Сагинаева, отмечая, что для реализации своих изделий у местных мастеров есть редкие возможности – во время ярмарок и выставок. 

По мнению г-жи Сагинаевой, у ремесленников должно быть одно постоянное место для работы и презентации их продукции. 

В свою очередь Диана Ботаева отмечает, что ремесленники нуждаются в господдержке на всех уровнях, а не только на местном. 

«В прошлом году обращались к акиму города о необходимости содействия в поиске места. Нам ответили, что подходящего здания в черте города нет. Вопрос был поднят и на одной из встреч с акимом области. Но у нас только любят кричать о традициях.Сейчас рынок нашей страны перенасыщен китайской сувенирной продукцией, изделиями из Кыргызстана и Узбекистана. В некоторых странах смогли принять программы по поддержке национальных ремесел, у нас пока этого нет», – говорит соучредитель ассоциации «Союз дизайнеров одежды Мангистауской области». 

Узбекистан 

У южного соседа РК с поддержкой ремесленников дела обстоят гораздо лучше. В Узбекистане, как, впрочем, и в Казахстане, существует Республиканская ассоциация ремесленников «Хунарманд», число ее членов превысило уже 30 тыс. 

Как отмечает пресс-секретарь ассоциации Нилуфар Хотамова, указом президента «О мерах по дальнейшему развитию ремесленничества и всесторонней поддержке ремесленников» им предоставлены беспрецедентные льготы и преференции, всего их около 40. 

«Они освобождены от налогов на доходы, получаемые от реализации изделий. Кроме того, при аренде объектов госсобственности ремесленники платят только 50% от установленной ставки, также им предоставляются в аренду места в исторических и культурных объектах по всей стране, где они свободно могут продавать свою продукцию», – сказала в комментариях «Курсиву» Нилуфар Хотамова. 

Рекламировать свою продукцию узбекистанские ремесленники могут по льготным расценкам, экспортировать напрямую, за иностранную валюту, а выручка от продажи продукции в рамках участия в зарубежных выставках в Узбекистане не считается экспортной выручкой и не облагается налогом. В крупных исторических городах этой страны созданы центры ремесленничества, где располагаются магазины и мастерские, – здесь можно посмотреть, как изготавливаются изделия, принять участие в мастер-классах и приобрести понравившиеся работы. 

«Что касается продукции из Китая, то она не конкурент местной продукции. Такие товары в основном доминируют лишь в сегменте религиозных сувениров, например четки, коврики», – добавила Нилуфар Хотамова.

Кыргызстан 

После развала СССР ремесленники оказались невостребованными. Кое-какие предприятия все же появились, самые крупные из них работают исключительно по заказам Европы. Но в большинстве своем мастера изготовляют национальные изделия в основном на дому. 

«Льгот никаких для них нет, запад перестал давать гранты на ремесленничество. Сейчас наблюдается некоторое затишье, меньше стало как самих ремесленников, так и их продукции», – рассказала «Курсиву» руководитель ОО «Кыргызское наследие и союз ремесленников» Алмажан Мамбетова.

По ее мнению, главными причинами такой ситуации стало повышение цен на сырье, высокая стоимость аренды мастерских и отсутствие поддержки от государства. 

«Шерсть очень дорогая. Практически все сырье мы экспортируем в Китай. Собственного производства шелка в стране нет. Ремесленникам нужны мастерские, а они многим не по карману. В Бишкеке, к примеру, аренда 1 кв. м такого помещения стоит от 300 сомов, что эквивалентно 1700 тенге. Это очень дорого для нас», – отметила Алмажан Мамбетова. 

Также, по ее словам, ремесленникам нужны договоры с соседними странами, от которых они получают сырье, для того чтобы для них оно было дешевле в разы.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций