Перейти к основному содержанию

1187 просмотров

Как открыть кофейню в Балхаше

История Лилии и Станислава Танцуриных

Фото: Shutterstock.com

Долгое время в Балхаше не было места, где бы варили настоящий зерновой кофе. Ситуацию исправила предпринимательская чета Танцуриных, которая открыла в городе первую кофейню. Выйти в ноль они планируют через полгода. 

Единственные в своем роде 

Супруги – кофеманы и при любом выезде в другой город пользовались случаем зайти в кофейню и выпить чашечку горячего напитка. 

«Мы часто слышали от друзей, знакомых, что было бы хорошо, если в городе была хорошая кофейня. Мы давно задумывались о том, чтобы открыть такое заведение, и в этом году все совпало так, что наша мечта сбылась. Я считаю, что сейчас самое время, потому что люди в городе уже знакомы с культурой кофепития и готовы посещать такие заведения», – делится предприниматель Станислав Танцурин.

Назвать супругов новичками в сфере бизнеса нельзя. Еще до открытия кофейни они владели двумя магазинами модной одежды. Но, как оказалось, фэшн-индустрия и общепит – две разные сферы, не имеющие ничего общего.

«Одежда и обувь – это не скоропортящиеся продукты. Особого хранения и отношения не требуют. С кофейней все намного сложнее. Нужно учитывать многие детали – санитарные нормы, правила хранения, подбор продуктов и другое. Мы просчитывали все до мелочей», – рассказала Лилия Танцурина.

Есть мечта – пора действовать

При поиске подходящего места выбор супругов пал на недействующее кафе в торговом доме. Заведение простаивало уже много лет и требовало вложений.

Основную статью затрат составила покупка техники. В первую очередь бизнесмены ставили акцент на качество, поэтому закупили профессиональное итальянское оборудование. Кофемолка, кофемашина и дополнительные приборы обошлись почти в 1 млн тенге.

«В зал купили большой кондиционер, для удобства посетителей. У нас была такая договоренность с владельцем помещения. Из-за этого аренду мы платим относительно небольшую – 35 тыс. тенге в месяц», – говорит владелец кофейни.

Кадры решают все

coffee shop.jpg

Фото Виктории Буханцевой

Для обучения персонала в Балхаш пригласили профессионального бариста из Алматы. Он готовил напитки в первые дни после открытия кофейни. Научился варить кофе и Станислав Танцурин. Сейчас он сам исполняет роль бариста в своем заведении.

«После открытия мы столкнулись с такой проблемой, как отсутствие персонала. Учили одного человека, но пришлось с ним попрощаться. Сейчас я сам готовлю напитки. Специалистов в этой сфере у нас в городе нет, но мы готовы научить. Главное, чтобы человек был ответственным и ему это нравилось. А такого найти очень сложно», – утверждает предприниматель.

Новая кофейня работает всего две недели. Ежедневно ее посещают в среднем от 50 до 100 человек. На окупаемость бизнесмены планируют выйти через 5-6 месяцев. 

Сейчас в ассортименте заведения около 10 видов кофе. Бразильские зерна арабики проходят обжарку в Алматы и перемалываются непосредственно перед приготовлением. В неделю уходит около 10 кг кофе. Также в кофейне подают лимонад, в сентябре планируют ввести в меню чай.

«Торговый центр, в котором работает кофейня, закрывается в шесть часов вечера, и многих посетителей это не устраивает. Поэтому на следующий год планируем открыть еще одно заведение уже в отдельном здании, чтобы люди могли приходить к нам и вечером. Мы хотим, чтобы у наших жителей была возможность посидеть, отдохнуть, встретиться с друзьями. Для нас это не просто кофе. Мы рады, что смогли привнести в наш город что-то новое», – отметила владелица кофейни.

Рынок с перспективами

Любовь к кофейным напиткам в Казахстане постепенно набирает обороты. Среди стран-кофеманов наша республика занимает 64 место в мире. Исследования показывают, что потребление кофе в Казахстане растет в среднем на 7% ежегодно. В год жители страны заваривают и выпивают больше 10 млн килограммов зерен.

Однако аналитики считают, что рынок кофе в стране развит слабо. Покупатели чаще выбирают растворимый кофе из-за удобства в приготовлении и доступной цены.

Но в крупных городах, таких как Алматы и Нур-Султан, культура потребления натурального кофе постепенно растет. Это, прежде всего, связывают с тем, что доходы населения в мегаполисах выше и жители более знакомы с европейской культурой.

По мнению экспертов, рынок натурального кофе имеет большие перспективы. Однако пока он показывает умеренное развитие.

2035 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance