Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Как открыть цех по переработке овощей в Мангистауской области

История Гульжамал Бекбауовой

Фото предоставлено Индирой Дусенбаевой

Мангистауская область в силу климатических условий, дефицита и дороговизны питьевой воды не может похвастать бурным развитием сферы растениеводства. Из-за нехватки кормовой базы в регионе делают ставку на животноводство. Но находятся предприниматели, которые занимаются переработкой овощей.

Предпринимательница из села Курык Мангистауской области Гульжамал Бекбауова – единственная в регионе, кто занимается консервированием овощей. Цех открыла шесть лет назад, начинала с 200 банок в сутки. За эти годы изменился и расширился ассортимент, а также увеличилась производительность. Сейчас здесь закатывают огурцы, помидоры, баклажаны, аджику, ассорти и лечо – всего 6–7 тыс. банок в месяц. Цех был открыт по одной из госпрограмм и обошелся почти в 8 млн тенге. С кредитом бизнес­вумен уже давно расплатилась, а в прошлом году взяла еще один – на расширение производства. На каркасном мини-заводе, который планируют достроить уже этой осенью, будет выпускаться 1 тыс. банок овощных консервов в сутки. Используют здесь исключительно местные овощи. 

«Когда только начинала, подхозных хозяйств было мало в нашем районе – всего около пятнадцати. И им было выгоднее самим торговать овощами на рынке, чем сдавать продукцию мне. А теперь таких хозяйств около сорока, и они не могут продать на местных рынках всю свою продукцию, много портится. Поэтому они сдают свои овощи в наш цех. Да, подешевле, но зато в больших объемах. И мне выгодно, и им», – говорит Гульжамал Бекбауова. 

В месяц только огурцов и помидоров здесь перерабатывают около четырех тонн. Привозить их из других областей, даже если цена на них будет ниже существующей, невыгодно, считает предпринимательница. 

«На транспортировку мы затратим гораздо больше. Я не считаю, что консервировать местные овощи и фрукты – невыгодно. Просто я первая стала заниматься этим, и конкурентов в области у меня пока нет», – рассуждает предпринимательница.

Запасов продукции, как она уверяет, после нового года на складе уже не остается. Все продают на рынках и ярмарках. В планах – открыть постоянные лавки в Актау и Жанаозене. В среднем двухлитровая банка консервированных огурцов и помидоров из села Курык стоит 400–500 тенге. Себестоимость ее в два раза ниже. 

«На привозные консервированные овощи цена почти такая же, но неизвестно, как долго и где они хранились. Цена на нашу продукцию – экономически оправдана. Того дохода, который мы получаем, хватает и на зарплату сотрудникам, и на коммунальные расходы, и на вложения в бизнес», – рассказывает Гульжамал Бекбауова. 

Местное – не значит лучшее

А молодые предприниматели Кадырбек Кобланов и Чингис Калелов, которые всего месяц назад открыли в Актау пока первое и единственное в регионе предприятие по нарезке и вакуумной упаковке овощей, уверены, что на местной продукции работать никогда не будут. Бизнесмены предпочитают корнеплоды из Беларуси и России. 

«Мы заказываем вагонами. Даже с учетом транспортных расходов получается дешевле. Более того, по вкусу и качеству местные овощи, выращенные на песках Мангистау, сильно уступают тому же картофелю, который был выращен на черноземе», – считает Чингис Калелов. 

За первый месяц работы нового цеха уже было переработано и упаковано 25 тонн овощей, продукция разлетелась быстро. Сейчас ассортимент предприятия насчитывает 14 наименований. Это четыре сорта картофеля, морковь, капуста, свекла, лук и чеснок, а также готовые наборы для борща. 

«Наши покупатели – это рестораны, кафе быстрого питания, мы заключили договоры и с крупными торговыми центрами. Здесь клиенты – в основном те, кто хочет сэкономить время на приготовлении еды», – объясняет предприниматель. 

Одна вакуумная упаковка овощей весит в среднем 500 гр, а ее конечная цена 220–260 тенге. При этом себестоимость готовой продукции ниже цены реализации почти в два раза. К примеру, сейчас в Актау цена за 1 кг картофеля на рынке достигает 190–220 тенге. 

«Многие считают, что это невыгодно, ведь дешевле по логике купить обычный картофель. Но, когда вы принесете этот килограмм домой, вы несколько подпорченных картофелин выбросите, почистите его, в итоге вес составит около 650 гр. А тут у потребителя уже почищенный, отборный картофель, который нужно просто приготовить, не тратя времени на чистку и резку», – говорит Чингис Калелов. 

Чистка и рубка овощей производится по немецкой технологии, при этом ручной труд здесь исключен. Все оборудование бизнесмены приобретали на собственные средства. Обошлось оно в 3 млн тенге. 

«Пока дохода мы не увидели, так как работаем всего месяц, но бизнес этот очень прибыльный. Тем более конкурентов у нас нет», – утверждает бизнесмен. Уже осенью предприниматели планируют покорять рынки Алматы – здесь также будет открыт цех. 

Сыры на дорогом молоке 

Третий год жительница Актау Индира Дусенбаева занимается сыроварением. Сыры изготавливает дома, но на днях выиграла грант и уже в сентябре будет работать в собственном цехе на новом оборудовании. Сейчас объемы небольшие – всего 50–80 кг в месяц, а в новом цехе планируется выпускать до 200 кг сыров. К слову, эта сыроварня станет первой в области. 

«Сейчас я делаю 15 видов сыров – это и твердые, и мягкие сорта, остатков у меня никогда не бывает, продаю их через социальные сети, также сдаю в магазин фермерских продуктов, заказывают постоянно и несколько ресторанов», – говорит Индира Дусенбаева.

В месяц она перерабатывает почти 400 л молока. Его покупает в одном из фермерских хозяйств области. За литр молока отдает летом 300, а зимой 400 тенге. 

«Молоко дорогое по сравнению с другими регионами. Когда я была на выставке в Нур-Султане, то общалась с теми, кто также занимается сыроварением, так они покупают молоко по 50–100 тенге, и естественно, у них сыры в два раза дешевле, чем мои», – отмечает бизнесвумен. 

Предпринимательница установила цену за 1 кг сыра – 5 тыс. тенге. Его изготовление стоит, в среднем, 2,5–3 тыс. тенге. 

«Себестоимость у сыров разная. Например, моцарелла и чечел много теряют в весе, а брынза, наоборот. Но я не могу работать себе в убыток, тем более на таком дорогом молоке. Что-либо конкретно сказать о прибыли можно будет после того, как я начну работать в цехе и делать большие объемы», – добавляет Индира Дусенбаева.

В планах у бизнесвумен – расширить ассортимент, например, изготавливать сыры с плесенью, а также твердый сыр из верблюжьего молока. 

Нужна конкуренция 

Заместитель руководителя областного управления предпринимательства и торговли Мухамеджан Кобеген считает, что у таких небольших предприятий, которые занимаются обработкой продукции с фермерских и подсобных хозяйств, есть будущее. 

«Растениеводство в силу разных причин у нас отстает. Поэтому, если фермеров, которые будут выращивать овощи, тепличных хозяйств, станет больше, то увеличится конкуренция, снизятся цены. Тогда появятся и предприниматели, готовые освоить нишу по переработке этой продукции. Пока, к сожалению, таких – единицы на всю область», – сказал в интервью «Курсиву» Мухамеджан Кобеген.
 


1769 просмотров

Сколько стоит открыть «медовый» бизнес

Пчеловоды рассказали «Курсиву» о положении дел в отрасли

Фото: Shutterstock

Согласно статданным, в Восточном Казахстане рентабельность реализации меда превышает 86%. Но в Республиканской палате пчеловодства считают, что цифра завышена. Пчеловоды рассказали «Курсиву» о реальном положении дел в отрасли и посчитали, как быстро окупаются вложения в медовый бизнес.

Сказочная рентабельность

В департаменте статистики ВКО озвучили финансовые показатели сельскохозяйственного производства. Судя по данным, лучше всех идут дела у пчеловодов: рентабельность от реализации меда по итогам прошлого года составила 86,3%. С цифрой не согласны в Республиканской палате пчеловодства.

«Если бы рентабельность была такой сказочной, все бы стали пчеловодами. Данный показатель зависит от реализационной цены. Высокий процент можно получить, если брать таможенные цены. Но на экспорт выходят единичные хозяйства», – поясняет «Курсиву» представитель палаты, глава КХ «Пасека» Валерий Касымбаев. 

При поставке за рубеж килограмм меда, по данным пчеловодов, стоит от тысячи тенге. На внутреннем рынке закупочная оптовая цена – 600 тенге. С ее учетом, как отмечает глава «Пасеки», рентабельность продаж составит около 30%.

В палате считают, что пчеловодство при современных условиях сложно отнести к легкому бизнесу, который приносит стабильно высокий доход. Скорее это тяжелый труд, впрочем, позволяющий заработать на жизнь.

«За последние десятилетия мед обесценился. В советское время фляга меда стоила 150–200 рублей. Не каждой зарплаты хватило бы. Сегодня ее цена – 30–40 тыс. тенге при среднем заработке в 150 тыс.», – отмечает Валерий Касымбаев.

Законсервированные цены

Супруги-пчеловоды Злата Скуратова и Владислав Зеленский, владельцы КХ «Пчельник», вспоминают, что радовались несколько лет назад оптовой цене, поднявшейся до 600 тенге.

«Но расценки на мед снова законсервировались. Зато цены на пчелоинвентарь за эти годы поднялись на 30–40%, на лекарства для пчел – на 50–100%. Можно продать мед и дороже, если самому вставать за прилавок на рынке. Хотя мы и так замечаем, что покупательская способность людей снизилась», – рассказывает Злата.

Несмотря на сложности с реализацией продукции, супруги не планируют отказываться от медового бизнеса. Говорят, что нашли дело по душе. Пчельник, где сегодня держат 500 пчелосемей, работает около 13 лет.

Злата и Владислав говорят, что в первые годы несли большие потери из-за отсутствия опыта. Пчеловодческие курсы дали теоретические знания, но на практике, в условиях переменчивого климата и проблем с экологией, все получалось не так стройно, как на бумаге. Учиться приходилось на своих ошибках: пчелы плохо выходили из зимы, сильно роились, не сразу удалось вывести породу.

«В нашем бизнесе сложно спрогнозировать рентабельность. В среднем один улей дает флягу меда (50 кг), но многое зависит от внешних факторов. За все время работы у нас был один успешный год, когда с улья мы снимали по 70 кг меда. Но в другие годы собирали лишь по 30 кг с улья, тогда мы с трудом покрывали свои затраты», – делятся опытом предприниматели.

Скуратовы-Зеленские большую часть полученных от продажи меда средств до сих пор вкладывают в развитие пасеки. Удалось обеспечить себя необходимым инвентарем, оформить три земельных участка. По мнению супругов, для пчелиного бизнеса нормально первые 10–15 лет вкладывать деньги в дело, только предвкушая реальную отдачу.

В тандеме с природой

Аблайкан Касенев занимается пчеловодством уже более 30 лет. Начинал как любитель, поставив всего два улья, позднее пасека стала единственным делом. Сегодня в его хозяйстве держат 400 пчелосемей.

«Пчеловодство – не самый прибыльный, зато самый честный бизнес. На жизнь зарабатываешь своим трудом, а не перепродажей и спекуляцией. Еще один плюс – ни от кого не зависишь, большую часть времени проводишь на природе», – говорит г-н Касенев.

По его мнению, именно из-за того, что выхода в плюс обычно приходится ждать несколько лет, молодежь неохотно идет в пчеловодство, предпочитая более прибыльную торговлю. 

Прозрачный расчет

Вместе с Аблайканом и другими главами пчеловодческих хозяйств «Курсив» рассчитал, сколько нужно средств на раскрутку медового бизнеса с нуля и как скоро пчелы начнут приносить хозяину вместе с нектаром реальный доход.

По словам глав крестьянских хозяйств, раньше профессиональными пчеловодами считались те, кто держал на пасеке 50 пчелосемей. Сейчас из-за сложившихся цен меньше ста ульев ставить нерентабельно.

«Посчитать затраты несложно. На пасеке все прозрачно. Берем на сто пчелосемей ульетару – это 1,7 млн тенге, пчелопакеты – это еще 1,4 млн тенге. С учетом дополнительного инвентаря и медогонок выйдет более 4 млн. И это при условии, что у начинающего пчеловода есть земля, где он разместит пасеку, транспорт», – подсчитывает глава КХ «Касенев».

В первый год – при идеальных погодных условиях и безошибочной работе, продав собранный мед, теоретически можно вернуть половину вложенных средств. Но есть еще затраты на бензин, вспомогательный инвентарь, сахар. По словам пчеловода Александра Ткачева, в год на одну пчелосемью уходит до 15 тыс. тенге.

Учитывая все это, самому пасечнику может не хватить даже на минимальную заработную плату. В теории весной на второй год можно заработать на продаже пчелопакетов, но на практике у многих начинающих производителей меда часть пчел не переживают первую зимовку.

«По факту получится, что в плюс пасека выйдет только на второй-третий год, и то при условии квалифицированной работы с пчелосемьями и грамотного маркетинга», – подводит итог Валерий Касымбаев.

Страховка для пчелы

На пасеках отмечают, что, как и в любой отрасли сельского хозяйства, в пчеловодстве много форс-мажоров. Показательный пример – массовый мор пчел в регионах России.

«Мы такие же колхозники, как земледельцы, но им страховые компании позволяют страховать посевы, а нам наших пчел – нет. В итоге, если случится беда, останемся один на один со своим горем и будем вынуждены все начинать с нуля», – говорит Злата Скуратова.

По мнению пчеловодов, для качественного скачка в отрасли и привлечения в нее молодежи нужна господдержка. Сегодня государство, как поясняют в палате пчеловодства, субсидирует только селекционно-племенную работу на промышленных пасеках. Начинающие хозяйства остаются за бортом этой помощи. Более результативно, как считают пчеловоды Востока, было бы выделять субсидии на произведенный товар.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций