Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


979 просмотров

Как открыть цех по переработке овощей в Мангистауской области

История Гульжамал Бекбауовой

Фото предоставлено Индирой Дусенбаевой

Мангистауская область в силу климатических условий, дефицита и дороговизны питьевой воды не может похвастать бурным развитием сферы растениеводства. Из-за нехватки кормовой базы в регионе делают ставку на животноводство. Но находятся предприниматели, которые занимаются переработкой овощей.

Предпринимательница из села Курык Мангистауской области Гульжамал Бекбауова – единственная в регионе, кто занимается консервированием овощей. Цех открыла шесть лет назад, начинала с 200 банок в сутки. За эти годы изменился и расширился ассортимент, а также увеличилась производительность. Сейчас здесь закатывают огурцы, помидоры, баклажаны, аджику, ассорти и лечо – всего 6–7 тыс. банок в месяц. Цех был открыт по одной из госпрограмм и обошелся почти в 8 млн тенге. С кредитом бизнес­вумен уже давно расплатилась, а в прошлом году взяла еще один – на расширение производства. На каркасном мини-заводе, который планируют достроить уже этой осенью, будет выпускаться 1 тыс. банок овощных консервов в сутки. Используют здесь исключительно местные овощи. 

«Когда только начинала, подхозных хозяйств было мало в нашем районе – всего около пятнадцати. И им было выгоднее самим торговать овощами на рынке, чем сдавать продукцию мне. А теперь таких хозяйств около сорока, и они не могут продать на местных рынках всю свою продукцию, много портится. Поэтому они сдают свои овощи в наш цех. Да, подешевле, но зато в больших объемах. И мне выгодно, и им», – говорит Гульжамал Бекбауова. 

В месяц только огурцов и помидоров здесь перерабатывают около четырех тонн. Привозить их из других областей, даже если цена на них будет ниже существующей, невыгодно, считает предпринимательница. 

«На транспортировку мы затратим гораздо больше. Я не считаю, что консервировать местные овощи и фрукты – невыгодно. Просто я первая стала заниматься этим, и конкурентов в области у меня пока нет», – рассуждает предпринимательница.

Запасов продукции, как она уверяет, после нового года на складе уже не остается. Все продают на рынках и ярмарках. В планах – открыть постоянные лавки в Актау и Жанаозене. В среднем двухлитровая банка консервированных огурцов и помидоров из села Курык стоит 400–500 тенге. Себестоимость ее в два раза ниже. 

«На привозные консервированные овощи цена почти такая же, но неизвестно, как долго и где они хранились. Цена на нашу продукцию – экономически оправдана. Того дохода, который мы получаем, хватает и на зарплату сотрудникам, и на коммунальные расходы, и на вложения в бизнес», – рассказывает Гульжамал Бекбауова. 

Местное – не значит лучшее

А молодые предприниматели Кадырбек Кобланов и Чингис Калелов, которые всего месяц назад открыли в Актау пока первое и единственное в регионе предприятие по нарезке и вакуумной упаковке овощей, уверены, что на местной продукции работать никогда не будут. Бизнесмены предпочитают корнеплоды из Беларуси и России. 

«Мы заказываем вагонами. Даже с учетом транспортных расходов получается дешевле. Более того, по вкусу и качеству местные овощи, выращенные на песках Мангистау, сильно уступают тому же картофелю, который был выращен на черноземе», – считает Чингис Калелов. 

За первый месяц работы нового цеха уже было переработано и упаковано 25 тонн овощей, продукция разлетелась быстро. Сейчас ассортимент предприятия насчитывает 14 наименований. Это четыре сорта картофеля, морковь, капуста, свекла, лук и чеснок, а также готовые наборы для борща. 

«Наши покупатели – это рестораны, кафе быстрого питания, мы заключили договоры и с крупными торговыми центрами. Здесь клиенты – в основном те, кто хочет сэкономить время на приготовлении еды», – объясняет предприниматель. 

Одна вакуумная упаковка овощей весит в среднем 500 гр, а ее конечная цена 220–260 тенге. При этом себестоимость готовой продукции ниже цены реализации почти в два раза. К примеру, сейчас в Актау цена за 1 кг картофеля на рынке достигает 190–220 тенге. 

«Многие считают, что это невыгодно, ведь дешевле по логике купить обычный картофель. Но, когда вы принесете этот килограмм домой, вы несколько подпорченных картофелин выбросите, почистите его, в итоге вес составит около 650 гр. А тут у потребителя уже почищенный, отборный картофель, который нужно просто приготовить, не тратя времени на чистку и резку», – говорит Чингис Калелов. 

Чистка и рубка овощей производится по немецкой технологии, при этом ручной труд здесь исключен. Все оборудование бизнесмены приобретали на собственные средства. Обошлось оно в 3 млн тенге. 

«Пока дохода мы не увидели, так как работаем всего месяц, но бизнес этот очень прибыльный. Тем более конкурентов у нас нет», – утверждает бизнесмен. Уже осенью предприниматели планируют покорять рынки Алматы – здесь также будет открыт цех. 

Сыры на дорогом молоке 

Третий год жительница Актау Индира Дусенбаева занимается сыроварением. Сыры изготавливает дома, но на днях выиграла грант и уже в сентябре будет работать в собственном цехе на новом оборудовании. Сейчас объемы небольшие – всего 50–80 кг в месяц, а в новом цехе планируется выпускать до 200 кг сыров. К слову, эта сыроварня станет первой в области. 

«Сейчас я делаю 15 видов сыров – это и твердые, и мягкие сорта, остатков у меня никогда не бывает, продаю их через социальные сети, также сдаю в магазин фермерских продуктов, заказывают постоянно и несколько ресторанов», – говорит Индира Дусенбаева.

В месяц она перерабатывает почти 400 л молока. Его покупает в одном из фермерских хозяйств области. За литр молока отдает летом 300, а зимой 400 тенге. 

«Молоко дорогое по сравнению с другими регионами. Когда я была на выставке в Нур-Султане, то общалась с теми, кто также занимается сыроварением, так они покупают молоко по 50–100 тенге, и естественно, у них сыры в два раза дешевле, чем мои», – отмечает бизнесвумен. 

Предпринимательница установила цену за 1 кг сыра – 5 тыс. тенге. Его изготовление стоит, в среднем, 2,5–3 тыс. тенге. 

«Себестоимость у сыров разная. Например, моцарелла и чечел много теряют в весе, а брынза, наоборот. Но я не могу работать себе в убыток, тем более на таком дорогом молоке. Что-либо конкретно сказать о прибыли можно будет после того, как я начну работать в цехе и делать большие объемы», – добавляет Индира Дусенбаева.

В планах у бизнесвумен – расширить ассортимент, например, изготавливать сыры с плесенью, а также твердый сыр из верблюжьего молока. 

Нужна конкуренция 

Заместитель руководителя областного управления предпринимательства и торговли Мухамеджан Кобеген считает, что у таких небольших предприятий, которые занимаются обработкой продукции с фермерских и подсобных хозяйств, есть будущее. 

«Растениеводство в силу разных причин у нас отстает. Поэтому, если фермеров, которые будут выращивать овощи, тепличных хозяйств, станет больше, то увеличится конкуренция, снизятся цены. Тогда появятся и предприниматели, готовые освоить нишу по переработке этой продукции. Пока, к сожалению, таких – единицы на всю область», – сказал в интервью «Курсиву» Мухамеджан Кобеген.
 


236 просмотров

Самые «модные» люди Актау

Как основать фэшн-бизнес в нефтяной столице страны

Фото: Dmitry Abaza/Shutterstock

«Модно то, что ношу я» - эта одна из самых знаменитых фраз Коко Шанель стала девизом для многих женщин, которые отказываются слепо верить принятому общественному мнению. Дизайнеры одежды и основательницы домов моды в Актау Нуржамал Нурпеисова и Тарбия Айдымбаева – одни из них. Как сегодня развивается фэшн-индустрия и есть ли у нее перспективы в Казахстане, выяснял «Курсив».

Чапан для Роналду

Первый раз за швейную машинку Нуржамал Нурпеисова села еще подростком. Уже тогда все тетради будущего дизайнера были изрисованы платьями самых разнообразных фасонов.

Это сейчас Нуржамал летает за тканью в Милан, а раньше шила из отрезов, которые хранились в бабушкином сундуке.

В 90-е годы, когда предприятие, где работала Нуржамал, развалилось, она решила заняться любимым делом – шитьем.

Тогда будущая предпринимательница продала квартиру в Жанаозене и купила в Актау. С этой маленькой однокомнатной квартирки и началась история ее дома моды. Взявшись за дело, Нуржамал не отказывалась даже от самых маленьких заказов, задача была одна – заработать имя.

«Денег всегда было мало. Но я на свой страх и риск взяла кредит, купила две машинки, наняла людей. Я постоянно думала, как буду расплачиваться по кредиту в следующем месяце», – рассказывает Нуржамал Нурпеисова. Лишь через несколько лет ее дом моды стал узнаваем и начал приносить стабильный доход.

«Пора было подумать о новом направлении, и я выбрала дизайн одежды в национальном стиле. Сейчас, спустя почти двадцать лет, мы шьем не только национальную одежду, но и повседневную, свадебную, концертную, производим сумки, футболки, чехлы для телефонов и другие аксессуары, скоро планируем открытие мини-бутиков. Также у нас давно работают шоу-румы не только в Актау, но и в других городах Казахстана», – говорит основательница дома моды.

У Дома моды «Нур-Шах» в основном постоянные клиенты, многие с ним уже почти два десятилетия, есть клиенты и за рубежом – в Турции, Европе, России и США.

А недавно мастера казахстанского дома моды сшили чапан специально для Криштиану Роналду. Среди десятка эскизов заказчик выбрал один – чапан выполнили в современном стиле, а на спине вышили изображение солнца и парящего орла. «Вручили его Криштиану Роналду в Женеве, говорят, ему очень понравилось. На изготовление чапана ушло почти 2,5 месяца, а трудились над ним шесть мастеров», – рассказывает Нуржамал.

Людям нужен выбор

Тарбия Айдымбаева в конце 90-х окончила институт по специальности «Технолог – конструктор одежды», вернулась в Актау и начала искать работу. Но для молодого специалиста, тем более в годы кризиса, это было нереально. Сначала шила на дому, однако интересного было мало.

«Случайно увидела объявление о том, что в Актау пройдет конкурс национальной одежды. А я в институте на подобном конкурсе завоевала Гран-при, поэтому решила попробовать снова и представила коллекцию «Золотой человек» – тогда эта тема была актуальной, как, к примеру, сейчас тема Томирис», – рассказывает Тарбия Айдымбаева. 

Работу Тарбии тогда приняли только как внеконкурсную – слишком профессионально она была сделана, а конкурс был для любителей и новичков. Спустя несколько недель молодой дизайнер получила предложение сделать концертные костюмы для местного Дворца культуры.

«Тогда в городе была всего пара магазинчиков, где продавали ткани, все остальное пришлось выдумывать на ходу, использовали все, что было под рукой. Мне выделили кабинет со швейной машинкой, так я и начала работать. Принимала там же заказы, платила за аренду Дворцу культуры», – говорит дизайнер.

Когда клиенты пошли именно на имя Тарбии, решено было создавать свое дело. Так появился дом моды. Тогда же она начала работать с модельными агентствами, создавать свои коллекции. 

«В те времена носили то, что завезут – выбора особого не было. А теперь народ может и хочет выбирать, поэтому клиенты и идут к мастерам, которые подчеркнут их индивидуальность. Конечно, большинство людей все же предпочитают масс-маркет, но сознание постепенно меняется, а дома моды становятся все более популярными», – считает Тарбия Айдымбаева.

Сейчас она все расходные материалы привозит из ОАЭ, объясняя это тем, что именно там выбрать из огромного разнообразия легче.

«Недавно мы закупили новое швейное и вышивальное оборудование. Оно обошлось в 20 млн тенге, кредиты не брали – все куплено за счет собственных средств. Оборудование приобрели для того, чтобы расширять географию: мы работаем почти на весь Казахстан, но вот на западе, в отличие от севера нашей страны, предпочитают ручную вышивку, а не компьютерную», – отмечает г-жа Айдымбаева.

А как у соседей?

Понятие фэшн-индустрии в Узбекистане довольно объемное: сюда относят и производство одежды, и дома моды, и даже дизайн интерьера. Дизайнеры открывают модные бутики, разрабатывают свои линии одежды, но все это больше остается на внутреннем рынке. А вот к 2025 году Узбекистан поставил перед собой важную задачу: учитывая выгодное географическое положение в Центральной Азии, превратить эту страну в Азиатский текстильный центр. Узбекистан намерен изменить структуру производства текстильной продукции и нарастить объемы экспорта до $7 млрд.

В России пять лет назад приняли программу по развитию моды и легкой промышленности как одну из стратегических инициатив. Были организованы государственные агентства, которые занимаются исключительно модной индустрией, также были созданы многочисленные бренды. Некоторые из них, конечно, копируют западные, но, несмотря на это, рынки Казахстана сейчас заполнены одеждой производства России, Турции и Китая.

Точка зрения

Айка Алеми, арт-директор Kazakhstan Brand Incubator, куратор моды:

«Сегодня в казахстанской фэшн-индустрии множество проблем. Есть среди них и макроэкономические, которые связаны прежде всего с географическим положением нашей страны, удаленностью от основных сырьевых рынков. Мы импортируем 95% тканей и фурнитуры, оплачиваем стоимость доставки и таможенные пошлины на входе от 10 до 20%, в зависимости от метода исчисления. Кроме того, у нас дорогая рабочая сила, в отличие, к примеру, от Китая, Вьетнама, Индии, и низкая производительность труда.

Если говорить о микроэкономических факторах, то тут проблем еще больше. Дело в том, что большинство как опытных, так и молодых дизайнеров не умеют делать продукт. А продукт в мире моды – это коллекция. В технологических университетах не обучают этому коммерческому навыку, а учат просто шить. Поэтому и получается, что наши дизайнеры не знают, как делать продукцию, которая будет продаваться, у них нет логики построения коллекции. Этот навык есть лишь у тех немногих, которые прошли международные программы.

Что касается моделей с национальным колоритом, то тут большинство дизайнеров перебарщивают и создают одежду, которую можно будет надеть разве что на какой-нибудь национальный праздник. Национальную тему надо интерпретировать очень тонко, а ее у нас в большинстве случаев лепят топорно. Вообще национальные традиции в глобальном масштабе – это шикарный тренд.

Перспективы у казахстанской фэшн-индустрии, я считаю, хорошие. У нас есть сырье, хотя мы и продаем все это за рубеж, например, шерсть, хлопок, кожа, мех. Но нет воли государства и нет инвесторов, которые бы посмотрели на сырьевой сектор, на более глубокую переработку сырья. Из той же шерсти можно делать пряжу, красить ее, ткать из нее, причем не только для производства одежды, но и для интерьерных вещей. Мы могли бы на этом прилично зарабатывать».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций