Перейти к основному содержанию

1790 просмотров

В Восточном Казахстане наладили производство мороженого из кумыса

История семейного бизнеса

Фото: Shutterstock

Глубокая переработка кумыса, производство и реализация мороженого станет новым звеном в развитии семейного бизнеса предпринимателя Серикказы Нурсеита. Его сын Айдын Серикказин придумал как можно еще использовать традиционный молочный продукт с помощью добавок из ягод, орехов и фруктов.

Есть идея!

Идею по изготовлению особого мороженого Айдын Серикказин почерпнул, просматривая видеоролики в интернете. Предприниматели из соседнего Кыргызстана давно используют национальный молочный напиток для изготовления самых разных видов кисломолочной продукции. А вот в Казахстане кумыс пока употребляют в основном только как целебный и прохладительный напиток.

«В Кыргызстане мороженое делают не только из кумыса, но и из шубата. Но в Восточном Казахстане верблюды не водятся, а вот кумыс, особенно изготовленный в Абайском районе, высоко ценится во всей республике. Я предложил отцу открыть свое дело по производству мороженого из нашего сырья», – рассказал «Курсиву» Айдын Серикказин.

Сырьем обеспечены

В селе Карауыл Абайского района на подворье Серикказы Нурсеита выращивается шесть голов дойных лошадей. В сутки животновод получает от 35 до 40 литров кумыса. 

По словам Айдына Серикказина, для того, чтобы сделать мороженое, нужно использовать только свежий кумыс. Более крепкий молочный напиток уже непригоден. 

«Того количества кумыса, которое дает наше небольшое хозяйство, на первом этапе вполне достаточно для приготовления мороженого. Я несколько месяцев разрабатывал рецептуру, пробуя разные добавки: дыню, клубнику, банан, малину и другие ягоды и фрукты. В ближайшие дни подаю документы на товарную экспертизу, чтобы получить сертификат качества продукции. Кроме того, планирую запатентовать свою рецептуру и получить авторские права», – поделился своими планами начинающий предприниматель.

От блендера к фрезеру

Свои эксперименты с рецептурой продукции Айдын Серикказин проводил на кухне своего дома. Небольшие партии готового товара переносил в ручной сумке-холодильнике. 

Однако для того, чтобы выпускать мороженое хотя бы малыми партиями для его реализации в точках продаж и супермаркетах Семея, предпринимателю необходимо специальное оборудование: фрезер и витрина-холодильник. Их стоимость на рынке торгового оборудования составляет 370 тыс. и 135 тыс. тенге соответственно. Средства на проект он намерен получить, выиграв грант у государства по одной из программ поддержки предпринимательских инициатив молодежи ВКО. 

Главное – сбыт

Свою продукцию стартапер намерен реализовывать в одном из супермаркетов Семея. Сейчас он ведет переговоры с администрацией торгового центра. И как только будет получен на руки сертификат качества, первые стаканчики с фирменным мороженым поступят в продажу.

Предприниматель предполагает, что стоимость одной порции составит 300 тенге (стаканчик объемом 250 мл). Пластиковые ложечки и бумажную упаковку Айдын Серикказин заказывает в Алматы, где они стоят соответственно по 5 и 10 тенге за штуку.

В будущем производитель планирует открыть сеть киосков по продаже мороженого, а также подписать договоры о поставке товара с рядом торговых сетей Семея. По его расчетам, уже в первые месяцы реализации проекта он сможет зарабатывать до 80 тыс. тенге в месяц. 

В перспективе Айдын Серикказин мечтает открыть музей мороженого – наподобие того, что уже действует в США.
 

1886 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance