9072 просмотра

Предпринимательница из Актау создала первую в Мангистауской области осетровую ферму

История Турсынгуль Жакуповой

Фото: Konstantin Baidin

ТОО «НПП «Казах осетр», которым руководит Турсынгуль Жакупова, в этом году уже пять лет. Женщина, которая ранее никогда не занималась таким серьезным и трудным делом, как разведение осетров, смогла поднять производство и вывести продукцию на экспорт.

Турсынгуль Жакупова в интервью «Курсиву» рассказывает, что любовь к рыбе, видимо, передалась ей от деда – известного в Мангистау рыбака. Еще во времена застоя женщина работала технологом в общепите, и, по ее собственному признанию, самым любимым днем недели был четверг – рыбный день. Несколько лет она проработала в пенсионном фонде в городе Жанаозене, а когда фонды объединили, уволилась и осталась фактически без работы. Тогда-то и решила заняться бизнесом. 

«Когда популяция осетра в море упала и был принят мораторий на его вылов, я решила, что пора заняться именно разведением этих рыб. Попала, как говорится, в струю», – рассказывает предпринимательница. 

Перечитав десятки книг, пообщавшись со специалистами из России, Турсынгуль Жакупова самостоятельно разработала бизнес-план, проект и представила его местным властям. Последние идею поддержали. Строительство самой фермы, закуп оборудования – специальных бассейнов, насосов и прочего, проведение инфраструктуры обошлось в 650 млн тенге.

«У меня уже был участок в селе Акшукур, поэтому было проще начать строительство. 147 млн тенге вложили инвесторы, еще 138 млн я взяла в банке по госпрограмме, 156 млн выделило государство на проведение инженерных сетей, а остальная часть средств – это собственные, помогли родственники-бизнесмены», – говорит бизнесвумен. 

Первые мальки 

Сама ферма была построена еще в 2013 году, но почти год простаивала – подвел один из российских научно-производственных центров, где Турсынгуль планировала закупить мальков. В тот момент в России вышел запрет на экспорт рыбопосадочного материала. Начались походы по инстанциям – бизнесвумен просила разрешения закупить мальков в Казахстане. А когда разрешение было получено, лично поехала за ними в Атырау. Первую партию доставили самолетом.

«Я за них так тряслась, как за маленьких детей. Они ведь очень капризные. Вода немного теплее, чем нужно, и все – они могут погибнуть. Первая партия – а это почти 9 тыс. мальков русского осетра и белуги – прижилась очень хорошо», – вспоминает основательница осетровой фермы. 

Впоследствии мальков осетра, белуги и стерляди предприятие закупало также в Атырау, Уральске и Алматы. Турсынгуль вспоминает, как несколько лет назад везли мальков летом на водовозе. Он был оборудован аппаратом для подачи кислорода, но из-за жары вода постоянно нагревалась – рыба была в шоковом состоянии, поэтому почти на каждой стоянке в водовозе меняли воду.

«К концу 2015 года у меня было уже 30 тыс. мальков. Да, не все выросли до товарного вида. Но на сегодня мы уже вышли на мощность 30 тонн, хотя заявленная мощность нашего предприятия – 60 тонн рыбы в год. Дело в том, что рыба долго растет. Это бизнес, в котором доход получают не сразу», – утверждает предпринимательница. 

Продукция на экспорт 

Сегодня осетровая ферма отправляет свою продукцию по всему Казахстану и за рубеж. Несколько лет идут поставки в Россию, а в прошлом году вышли и на Грузию. В следующем году здесь планируют получить черную икру. «Компания из Алматы провела исследование, посмотрели всех рыб на УЗИ, определили, кто самка, а кто самец. Уже в следующем году, я уверена, мы получим собственную икру. Из нее выращивать мальков будет гораздо проще», – говорит бизнесвумен.

Также в планах Турсынгуль – построить цех по переработке рыбы, консервированию черной икры. Пока она в поисках инвесторов. Кредит, взятый в банке на строительство фермы, предпринимательница закрыла еще три года назад, но сейчас доходы фермы в основном идут на зарплату сотрудникам, покупку дорогих кормов, витаминов, оборудования и воды. 

«В год ферма приносит доход примерно в 20-22 млн тенге, но пока огромной прибыли я не вижу – нужно подождать еще года три. Это очень сложный бизнес, многие мне говорили, что я не справлюсь, что это чисто мужское дело. Но я занимаюсь тем, о чем мечтала», – заключила Турсынгуль Жакупова.

banner_wsj.gif

264 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg