3906 просмотров

Как в Уральске раскрутить свое дело и продавать на него франшизу

Кейс от Асхата Рамазанова и Александра Керимова

Фото: Shutterstock

За шесть лет, что житель Уральска Асхат Рамазанов занят в бизнесе, он прошел путь от челнока до владельца шести магазинов одежды и франчайзера, под торговой маркой которого открыты еще четыре магазина в разных городах Казахстана. У бизнесмена есть свой, философский взгляд  на построение успешного бизнеса, которым он поделился с «Курсивом».

Свой первый магазин мужской одежды Асхат Рамазанов с другом Александром Керимовым открыли в 2013 году. Завозили вещи сначала из Алматы, позже – напрямую из Китая и Турции. Свой выбор предприниматели остановили на мужской одежде, считая, что знают потребности этого рынка. Первые два года начинающие предприниматели только перепродавали вещи – от кроссовок и футболок до классических костюмов.  А потом парни приняли решение отшивать модели одежды под собственным брендом Fiesta по тем лекалам и из тех материалов, которые им нравятся, на заказ. Сначала сотрудничали только со швейной фабрикой в городе Талгаре Алматинской области, потом с фабриками Китая и Турции. 

Без фанатизма не обошлось

Асхат Рамазанов признается, что по специальности он не модельер, а эколог. Но это не мешает ему придумывать новые модели мужской одежды, потому что, когда человек долгое время занимается продажей вещей, он уже приблизительно знает, чего хотят люди. Разрабатывая модели для пошива, по словам предпринимателя, главное – иметь вкус и смелость, чтобы реализовывать свои идеи. Первой моделью, которую шили по их заказам на фаб­рике в Талгаре, были толстовки с казахстанской символикой. На них был спрос. Акимат Уральска тогда закупил большую партию толстовок для молодежных организаций города. 

Спустя шесть лет 90% от всего ассортимента магазина шьется на заказ, исключение составляют лишь обувь и некоторые виды одежды. Потребность пошива одежды продиктовал рынок, отмечает бизнесмен. Ввозимые ранее товары из Китая и Турции не очень подходили казахстанцам: китайские модели маломерят, а турецкие лекала оказались большими, поэтому ребята решили, что стоит подгонять лекала под отечественного потребителя.

«Мы работали круглыми сутками. Без фанатизма не обошлось. Я первые три года работы вообще не отдыхал – ни в субботу, ни в воскресенье. Ради результата готов был выкладываться по полной. С утра до вечера думал, как улучшить сервис, как привлечь больше клиентов, как сделать так, чтобы люди после покупки возвращались к нам снова», – объясняет Асхат Рамазанов.

Большую помощь, признается он, им оказали соцсети, в частности «Инстаграм», где  они проводят для своих клиентов конкурсы, розыгрыши призов – рос интерес людей к их магазину, росли и продажи. И если пару лет назад фото вещей в соцсети выкладывали сами владельцы бизнеса, то теперь за них это делает целая команда профессионалов – фотог­рафов, копирайтеров. Только в Уральске в сети «Инстаграм» у них более 75,5 тыс. подписчиков, в других городах их число варьируется от 20 тыс. до 50 тыс.

Были и ошибки, и просчеты

Владелец магазина одежды объясняет, что продажи во многом зависят от стоимости изделий, поэтому они выбрали для своего магазина концепцию «доступная цена при хорошем качестве». И она сработала. 

В самом начале пути, по словам Асхата Рамазанова, было много ошибок: они завозили вещи, которые линяли при стирке, садились, быстро изнашивались. Не всегда они угадывали с лекалами – некоторые модели одежды, пошитые по их заказам, уральцы вообще не хотели покупать. 

Сейчас, как утверждает бизнесмен, они научились шить и закупать качественные вещи. При этом, открывая очередной магазин в новом городе, изучают особенности спроса своих клиентов. Так для себя молодые предприниматели сделали вывод, что в Атырау и Актау парни никогда не будут носить узкие джинсы, не пользуются спросом здесь и вещи ярких расцветок. В Алматы, наоборот, любят зауженные модели брюк, футболки с броским принтом. Уральск и Актобе в плане выбора одежды более свободны – здесь есть молодежь, которая носит супермодные вещи кислотных оттенков, но есть и ценители спокойных цветов и классических моделей.

Франчайзеры не денег ради

Четыре года назад торговой марке стало тесно в Уральске, и парни решились открыть магазины сначала в Аксае, затем в Атырау и Актау. В 2017 году подобный магазин открылся и в Алматы. А потом им поступило несколько предложений из разных городов продать франшизу на открытие магазина.

«Приходили клиенты, которые были проездом в Алматы, покупали вещи и говорили, что им нравится атмосфера магазина, обслуживание. Так мы решились на этот опыт – продавать франшизу на наш бренд», – рассказывает г-н Рамазанов.

Таким образом, магазины открылись сначала в Актобе, потом – в Костанае, Рудном, Павлодаре, Караганде, Усть-Каменогорске и в Кульсары.

Владелец магазина объясняет, что по договору торговой франшизы главное их условие – сохранение концепции торговой марки и оптовые закупки товара под одноименным брендом. Никаких первоначальных взносов за работу и роялти они не требуют. Зарабатывают лишь свои 15-20% от оптовых продаж товара своим франчайзи.

Рамазанов признает, что со временем им пришлось расторг­нуть договоры с франчайзи в Актобе, Караганде и Павлодаре – качество работы этих магазинов не соответствовало их концепции.

«Наше железное правило – высокий сервис в обслуживании клиентов, качественный контент в соцсетях об акциях, новых поступлениях. Нам важен имидж нашего магазина, хочется, чтобы бренд был известен в Казахстане, поэтому, если директора магазинов не работают по этим правилам, мы с ними не сотрудничаем», – лаконично объясняет он.

Сегодня в торговой сети работают 80 человек. На ближайшее время у Асхата Рамазанова есть планы открыть новый магазин в Нур-Султане – не по франшизе, а свой. Считает, что в столице много перспектив для заработка и нельзя их отдавать кому-то другому. Кроме того, они с Александром Керимовым начали осваивать новое для себя направление – строительство таунхаусов, также они намерены открыть свой плов-центр.

Бизнесмен откровенно говорит, что сейчас их доходы позволяют им с партнером жить, ни в чем себе не отказывая. Но для того, чтобы этого достичь, первые полгода работы они брали из кассы своего магазина всего по 50 тыс. тенге – на самое необходимое, еще полгода – по 100 тыс. тенге. Всю прибыль они вкладывали в закупку нового товара.

«Многие думают, что у предпринимателя должен быть талант. Я считаю, что это чушь. Успех любого бизнеса – это труд и только труд», – уверен Асхат Рамазанов.

banner_wsj.gif

270 просмотров

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg