Перейти к основному содержанию

3287 просмотров

Как в Уральске раскрутить свое дело и продавать на него франшизу

Кейс от Асхата Рамазанова и Александра Керимова

Фото: Shutterstock

За шесть лет, что житель Уральска Асхат Рамазанов занят в бизнесе, он прошел путь от челнока до владельца шести магазинов одежды и франчайзера, под торговой маркой которого открыты еще четыре магазина в разных городах Казахстана. У бизнесмена есть свой, философский взгляд  на построение успешного бизнеса, которым он поделился с «Курсивом».

Свой первый магазин мужской одежды Асхат Рамазанов с другом Александром Керимовым открыли в 2013 году. Завозили вещи сначала из Алматы, позже – напрямую из Китая и Турции. Свой выбор предприниматели остановили на мужской одежде, считая, что знают потребности этого рынка. Первые два года начинающие предприниматели только перепродавали вещи – от кроссовок и футболок до классических костюмов.  А потом парни приняли решение отшивать модели одежды под собственным брендом Fiesta по тем лекалам и из тех материалов, которые им нравятся, на заказ. Сначала сотрудничали только со швейной фабрикой в городе Талгаре Алматинской области, потом с фабриками Китая и Турции. 

Без фанатизма не обошлось

Асхат Рамазанов признается, что по специальности он не модельер, а эколог. Но это не мешает ему придумывать новые модели мужской одежды, потому что, когда человек долгое время занимается продажей вещей, он уже приблизительно знает, чего хотят люди. Разрабатывая модели для пошива, по словам предпринимателя, главное – иметь вкус и смелость, чтобы реализовывать свои идеи. Первой моделью, которую шили по их заказам на фаб­рике в Талгаре, были толстовки с казахстанской символикой. На них был спрос. Акимат Уральска тогда закупил большую партию толстовок для молодежных организаций города. 

Спустя шесть лет 90% от всего ассортимента магазина шьется на заказ, исключение составляют лишь обувь и некоторые виды одежды. Потребность пошива одежды продиктовал рынок, отмечает бизнесмен. Ввозимые ранее товары из Китая и Турции не очень подходили казахстанцам: китайские модели маломерят, а турецкие лекала оказались большими, поэтому ребята решили, что стоит подгонять лекала под отечественного потребителя.

«Мы работали круглыми сутками. Без фанатизма не обошлось. Я первые три года работы вообще не отдыхал – ни в субботу, ни в воскресенье. Ради результата готов был выкладываться по полной. С утра до вечера думал, как улучшить сервис, как привлечь больше клиентов, как сделать так, чтобы люди после покупки возвращались к нам снова», – объясняет Асхат Рамазанов.

Большую помощь, признается он, им оказали соцсети, в частности «Инстаграм», где  они проводят для своих клиентов конкурсы, розыгрыши призов – рос интерес людей к их магазину, росли и продажи. И если пару лет назад фото вещей в соцсети выкладывали сами владельцы бизнеса, то теперь за них это делает целая команда профессионалов – фотог­рафов, копирайтеров. Только в Уральске в сети «Инстаграм» у них более 75,5 тыс. подписчиков, в других городах их число варьируется от 20 тыс. до 50 тыс.

Были и ошибки, и просчеты

Владелец магазина одежды объясняет, что продажи во многом зависят от стоимости изделий, поэтому они выбрали для своего магазина концепцию «доступная цена при хорошем качестве». И она сработала. 

В самом начале пути, по словам Асхата Рамазанова, было много ошибок: они завозили вещи, которые линяли при стирке, садились, быстро изнашивались. Не всегда они угадывали с лекалами – некоторые модели одежды, пошитые по их заказам, уральцы вообще не хотели покупать. 

Сейчас, как утверждает бизнесмен, они научились шить и закупать качественные вещи. При этом, открывая очередной магазин в новом городе, изучают особенности спроса своих клиентов. Так для себя молодые предприниматели сделали вывод, что в Атырау и Актау парни никогда не будут носить узкие джинсы, не пользуются спросом здесь и вещи ярких расцветок. В Алматы, наоборот, любят зауженные модели брюк, футболки с броским принтом. Уральск и Актобе в плане выбора одежды более свободны – здесь есть молодежь, которая носит супермодные вещи кислотных оттенков, но есть и ценители спокойных цветов и классических моделей.

Франчайзеры не денег ради

Четыре года назад торговой марке стало тесно в Уральске, и парни решились открыть магазины сначала в Аксае, затем в Атырау и Актау. В 2017 году подобный магазин открылся и в Алматы. А потом им поступило несколько предложений из разных городов продать франшизу на открытие магазина.

«Приходили клиенты, которые были проездом в Алматы, покупали вещи и говорили, что им нравится атмосфера магазина, обслуживание. Так мы решились на этот опыт – продавать франшизу на наш бренд», – рассказывает г-н Рамазанов.

Таким образом, магазины открылись сначала в Актобе, потом – в Костанае, Рудном, Павлодаре, Караганде, Усть-Каменогорске и в Кульсары.

Владелец магазина объясняет, что по договору торговой франшизы главное их условие – сохранение концепции торговой марки и оптовые закупки товара под одноименным брендом. Никаких первоначальных взносов за работу и роялти они не требуют. Зарабатывают лишь свои 15-20% от оптовых продаж товара своим франчайзи.

Рамазанов признает, что со временем им пришлось расторг­нуть договоры с франчайзи в Актобе, Караганде и Павлодаре – качество работы этих магазинов не соответствовало их концепции.

«Наше железное правило – высокий сервис в обслуживании клиентов, качественный контент в соцсетях об акциях, новых поступлениях. Нам важен имидж нашего магазина, хочется, чтобы бренд был известен в Казахстане, поэтому, если директора магазинов не работают по этим правилам, мы с ними не сотрудничаем», – лаконично объясняет он.

Сегодня в торговой сети работают 80 человек. На ближайшее время у Асхата Рамазанова есть планы открыть новый магазин в Нур-Султане – не по франшизе, а свой. Считает, что в столице много перспектив для заработка и нельзя их отдавать кому-то другому. Кроме того, они с Александром Керимовым начали осваивать новое для себя направление – строительство таунхаусов, также они намерены открыть свой плов-центр.

Бизнесмен откровенно говорит, что сейчас их доходы позволяют им с партнером жить, ни в чем себе не отказывая. Но для того, чтобы этого достичь, первые полгода работы они брали из кассы своего магазина всего по 50 тыс. тенге – на самое необходимое, еще полгода – по 100 тыс. тенге. Всю прибыль они вкладывали в закупку нового товара.

«Многие думают, что у предпринимателя должен быть талант. Я считаю, что это чушь. Успех любого бизнеса – это труд и только труд», – уверен Асхат Рамазанов.

2018 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance