Перейти к основному содержанию

9902 просмотра

Как в Казахстане заработать на кроликах

«Курсив» узнал, с чего следует начать

Фото: Shutterstock.com

Кролиководство промышленного масштаба по европейским технологиям в нашей стране ведется только в Восточном Казахстане. В год ферма по разведению кроликов села Казачье Уланского района поставляет в супермаркеты крупных городов республики более 15 тонн крольчатины. «Курсив» узнал, с какими сложностями пришлось столкнуться предпринимателю, взявшемуся за незнакомый вид бизнеса, и как казахстанцы приняли новый продукт.

Из финансиста – в кролиководы

Бизнес-историю Павла Чувилина из Восточного Казахстана нельзя назвать типичной. Три года назад специалист финансовой сферы, решивший открыть свое дело, выбрал кролиководство.

К новому делу Павел Чувилин подошел только с точки зрения успешности бизнес-идеи. Вначале он провел маркетинговое исследование, понял, что кролиководство имеет большой потенциал из-за роста потребления экологически чистых продуктов, ниша свободна, конкуренция низкая; выяснил, что компаний, которые продают крольчатину, в стране очень мало и большинство из них работают на уровне подсобных хозяйств.

Предприниматель подсчитал, чтобы вложенные, в том числе заемные, средства – а это более 100 млн тенге – через определенный срок вернулись со значительным приростом, к разведению кроликов необходимо подойти очень серьезно.

Вариант – поставить дешевые клетки в каком-нибудь крестьянском хозяйстве, запустить туда выкупленных в местных подворьях домашних кроликов – даже не рассматривался. Кроликоферму на 3 тыс. голов строили с нуля по европейской технологии интенсивного производства. К выбору участка для строительства фермер и его команда подошли, что называется, по науке: в учет принималось все – география территории, логистика, доступность ингредиентов для комбикорма, роза ветров. Хорошо продуваемую площадку нашли относительно недалеко от Усть-Каменогорска – в селе Казачье Уланского района. Построили ферму закрытого цикла, убойный цех, административный участок, установили холодильные камеры, системы микроклимата, цех по переработке комбикорма. Родительское стадо привезли из Италии. Мясная порода «калифорнийский кролик» была выбрана именно за ее высокопродуктивные качества.

«Успешность, масштабность этого бизнес-проекта возможны при условии, если удастся создать идеальные условия для кролика. А это значит, в помещении, где находятся животные, и зимой и летом нужно обеспечить стабильную температуру +20 градусов. Должна идеально работать система вентиляции, поэтому мы контролируем не только температуру и влажность, но и уровень аммиака. Имеет значение и количество света, и уровень шума. Кролики должны жить спокойной, размеренной жизнью, кушать, набирать в весе, размножаться», – рассказывает руководитель компании «Eco product» Павел Чувилин.

По собственному рецепту

Анализируя опыт крупнейших производств России, Павел понял, что один из самых важных факторов, который необходимо было соблюсти, – это правильное кормление. Не сеном и не зерном, а специальным сбалансированным гранулированным комбикормом, содержащим в себе 24 ингредиента. Тот факт, что такой уникальный корм, который в идеале должен быть у быстрорастущего кролика, нельзя было нигде купить, не остановил. Договорились с местным комбикормовым цехом о спецзаказе, корм стали готовить по своим рецептам. Некоторые ингредиенты приходится искать в России и везти за тысячи километров – например, свекловичный жом или кукурузный зародыш. Из травы желательно давать только клевер или люцерну.

Для системного управления производственными показателями используется технология искусственного осеменения. Это позволяет исключить все субъективные факторы, например, когда самка может не подпустить к себе крола. Поэтому окрол у всех самок происходит в один день. Контроль над процессом осеменения позволяет кролиководам доводить количество окролов до 7-8 в год (при размножении в естественной среде – 4 раза). Таким образом одна самка на ферме в год приносит до 70-80 крольчат.

Численность поголовья родительского стада в настоящее время приблизилась к 300. Количество животных для убоя в год превышает 10 тыс. особей (более 15 тонн крольчатины). Розничная стоимость килограмма мяса кролика  – 2 тыс. тенге.

«Когда система выстроена и работает, конечно, уже не так сложно. Мы соблюдали все формальности и создавали идеальные условия именно для того, чтобы получить хороший прирост веса. При таком раскладе за два с половиной месяца крольчонок уже достигает забойного веса тушки – 1,3-1,5 кг. Получается, на убой идут кролики-подростки, даже не достигшие полового созревания, поэтому мясо считается «молочным», – рассказывает Павел Чувилин.

Не все поняли

По мнению руководителя фирмы, отсутствие конкуренции – это большое преимущество и одновременно проклятие любого стартапа. Ведь путь еще никем не пройден и учиться приходится на своих ошибках. Как и добиваться внимания потребителя.

По словам Павла Чувилина, самой большой сложностью на первоначальном этапе построения системы продаж было преодоление недоверия со стороны торговой сети. К появлению нового для многих городских жителей продукта были не готовы и сами покупатели.

«Для нашей ментальности кролик – это не массовый продукт, поэтому люди сначала воспринимали его с большой осторожностью. Осложняло дело и то, что во многих городах супермаркеты уже имели опыт реализации кроликов, и он был негативным. Поэтому никто не хотел связываться с нами, несмотря на то, что качество продукции было отличным и кролик, что называется, был «с бумажкой». Мы преодолевали это недоверие постепенно, торгуя тушками самостоятельно прямо в торговых центрах. Когда продавцы увидели покупательский интерес, дело пошло», – вспоминает Павел.

В настоящее время, по его словам, замороженная продукция компании из Восточного Казахстана регулярно поступает в магазины Алматы, Нур-Султана, Караганды, Павлодара, других городов страны. В планах на ближайшую перспективу  увеличить производственные объемы в четыре раза и выйти на экспортные позиции на российский рынок.

1927 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance