Как стать бизнесменом в Каражале

История Петра Страмкаускаса

Фото: Shutterstock

Петр Страмкаускас за 13 лет прошел путь от челнока и частного извозчика до владельца небольшого цеха и поставщика твердого топлива. На сегодняшний день он обеспечивает углем почти половину населения своего родного города и изготавливает для него корпусную мебель на заказ. 

Где родился… 

30-летний бизнесмен Петр Страмкаускас с рождения живет в Каражале – небольшом промышленном городке в самом центре Карагандинской области. Способность рационально распределять средства ему передалась «по наследству» от родителей и бабушки. Предприниматель признается, что его семья занималась торговлей начиная еще с советских времен. Поэтому после окончания школы у него не возникло сомнений, куда идти работать. 

«В самом начале я возил из Алматы бытовую технику и продавал в Каражале. Для этого арендовал место в магазине. Затем купил фуру и занялся извозом. Ездил за товаром сам и возил коммерсантов. Постепенно построил свой магазин, где по сей день продаю бытовую технику. Им заведуют мои родные. А я изучил рынок спроса и решил открыть свой цех по изготовлению корпусной мебели. Для этого я обратился в палату предпринимателей», – вспоминает Петр Страмкаускас.

В РПП «Атамекен» ему помогли составить бизнес-план для участия в конкурсе грантов акима Карагандинской области. Петр убедил комиссию, что его проект жизнеспособен, и выиграл 3 млн тенге. 

Итальянское качество для каражальцев 

Грантовые средства Петр потратил на приобретение станков из Италии. Денег, конечно, не хватило, и предпринимателю пришлось вложить свои сбережения. Всего для запуска своего мебельного цеха он потратил около 10 млн тенге. Кроме оборудования и самого здания бизнесмен подготовил склад для материалов и заполнил его впрок. 

«Изучив рынок, я пришел к выводу, что итальянские станки наиболее качественные. И намеренно приобрел именно их, ведь, как говорится, скупой платит дважды. Цех у меня небольшой, примерно 100 кв. м. Мы по сей день занимаемся изготовлением корпусной мебели. Рынок сбыта – наш город, мы о другом пока не думаем. У нас заказов хватает, есть свои постоянные клиенты», – отметил предприниматель.

В 2016 году Петр решил расширить свой бизнес. По его мнению, в городе с 18-тысячным населением развивать только одно направление нецелесообразно. В любой момент может наступить финансовый кризис, и люди перестанут покупать бытовую технику и мебель. А вот твердое топливо для каражальцев всегда в списке актуальных покупок, как и щебень, песок, балласт и другие строительные материалы. 

Поэтому бизнесмен приобрел железнодорожный тупик и спецтехнику – погрузчик и самосвал. Они необходимы для реализации угля, а также для оказания услуг по отсыпке и отгрузке сыпучих стройматериалов. 

«Деньги на новую технику мы получили в кредит под 6% на четыре года. Средства выделил крупный промышленный гигант, работающий на территории страны и нашего региона. Они предназначены для финансирования субъектов МСБ в городе Каражале и поселке Жайрем. Я подал бизнес-проект в филиал ПП «Атамекен» по Карагандинской области, и они, изучив его, выделили мне 20 млн тенге на выгодных условиях. Ведь в банках такую сумму под такой процент не займешь», – делится г-н Страмкаускас.

Подводные камни на пути к успеху

Как и у любого бизнесмена, у Петра Страмкаускаса есть свой горький опыт финансовых разочарований. Он не скрывает, что несколько раз прогорал и терял деньги из-за девальвации американского зеленого. В последний раз, когда стоимость доллара выросла до 360 тенге, Петр потерял около 8 млн тенге. 

«Начиная с 2008 года я много раз попадал. Покупал товар под реализацию в Алматы, к примеру, за 100 тысяч тенге, а после скачка доллара приходилось отдавать вдвое больше. Потому что оптовики меняют ценники по курсу. Или сам продавал технику жителям Каражала в долг за одну сумму, а после девальвации и установления новых цен мне приходилось доплачивать за товар из своего кармана. До 2016 года я отдавал свои долги. И только сейчас немного вышел в плюс», – говорит бизнесмен.

Также он рассказал о двухлетней борьбе за право использовать железнодорожный тупик, который выкупил на аукционе. По непонятным причинам прежняя городская администрация не желала передавать земельный участок в частные руки. Лишь после того, как предприниматель обратился за помощью в совет по защите прав предпринимателей, документы на право пользования, по словам Петра Страмкаускаса, были успешно зарегистрированы.

Упорство и труд

Получив положительное решение, он вплотную занялся обустройством своей базы. Предприниматель собирается купить весовую для тупика и дополнительную технику, чтобы не зависеть от человеческого фактора. В свой бизнес он уже привлек всех членов семьи. Также у него трудятся несколько наемных работников.

«Планов у меня много, но они упираются в финансы. Поэтому я не спешу и потихоньку иду к своим целям. Сейчас хочу раскрутить железнодорожный тупик, затем отремонтирую гостиницу, которую купил в городе. Там около 14 номеров, и, скорее всего, в них будут жить командированные люди. У нас ведь город промышленный, к нам часто приезжают работники разных компаний, которым иногда не хватает мест в других отелях. Также я начал строить магазин для реализации своей мебели. Пока стройка заморожена, но в будущем я ее дострою», – резюмировал Страмкаускас.

Предприниматель уверен: в любой работе главное – упорство и труд. Начинающим коллегам он советует не бояться трудностей и рисков: они заставляют понервничать, но и закаляют одновременно.

banner_wsj.gif

269 просмотров

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg