Перейти к основному содержанию

3268 просмотров

Как стать бизнесменом в Каражале

История Петра Страмкаускаса

Фото: Shutterstock

Петр Страмкаускас за 13 лет прошел путь от челнока и частного извозчика до владельца небольшого цеха и поставщика твердого топлива. На сегодняшний день он обеспечивает углем почти половину населения своего родного города и изготавливает для него корпусную мебель на заказ. 

Где родился… 

30-летний бизнесмен Петр Страмкаускас с рождения живет в Каражале – небольшом промышленном городке в самом центре Карагандинской области. Способность рационально распределять средства ему передалась «по наследству» от родителей и бабушки. Предприниматель признается, что его семья занималась торговлей начиная еще с советских времен. Поэтому после окончания школы у него не возникло сомнений, куда идти работать. 

«В самом начале я возил из Алматы бытовую технику и продавал в Каражале. Для этого арендовал место в магазине. Затем купил фуру и занялся извозом. Ездил за товаром сам и возил коммерсантов. Постепенно построил свой магазин, где по сей день продаю бытовую технику. Им заведуют мои родные. А я изучил рынок спроса и решил открыть свой цех по изготовлению корпусной мебели. Для этого я обратился в палату предпринимателей», – вспоминает Петр Страмкаускас.

В РПП «Атамекен» ему помогли составить бизнес-план для участия в конкурсе грантов акима Карагандинской области. Петр убедил комиссию, что его проект жизнеспособен, и выиграл 3 млн тенге. 

Итальянское качество для каражальцев 

Грантовые средства Петр потратил на приобретение станков из Италии. Денег, конечно, не хватило, и предпринимателю пришлось вложить свои сбережения. Всего для запуска своего мебельного цеха он потратил около 10 млн тенге. Кроме оборудования и самого здания бизнесмен подготовил склад для материалов и заполнил его впрок. 

«Изучив рынок, я пришел к выводу, что итальянские станки наиболее качественные. И намеренно приобрел именно их, ведь, как говорится, скупой платит дважды. Цех у меня небольшой, примерно 100 кв. м. Мы по сей день занимаемся изготовлением корпусной мебели. Рынок сбыта – наш город, мы о другом пока не думаем. У нас заказов хватает, есть свои постоянные клиенты», – отметил предприниматель.

В 2016 году Петр решил расширить свой бизнес. По его мнению, в городе с 18-тысячным населением развивать только одно направление нецелесообразно. В любой момент может наступить финансовый кризис, и люди перестанут покупать бытовую технику и мебель. А вот твердое топливо для каражальцев всегда в списке актуальных покупок, как и щебень, песок, балласт и другие строительные материалы. 

Поэтому бизнесмен приобрел железнодорожный тупик и спецтехнику – погрузчик и самосвал. Они необходимы для реализации угля, а также для оказания услуг по отсыпке и отгрузке сыпучих стройматериалов. 

«Деньги на новую технику мы получили в кредит под 6% на четыре года. Средства выделил крупный промышленный гигант, работающий на территории страны и нашего региона. Они предназначены для финансирования субъектов МСБ в городе Каражале и поселке Жайрем. Я подал бизнес-проект в филиал ПП «Атамекен» по Карагандинской области, и они, изучив его, выделили мне 20 млн тенге на выгодных условиях. Ведь в банках такую сумму под такой процент не займешь», – делится г-н Страмкаускас.

Подводные камни на пути к успеху

Как и у любого бизнесмена, у Петра Страмкаускаса есть свой горький опыт финансовых разочарований. Он не скрывает, что несколько раз прогорал и терял деньги из-за девальвации американского зеленого. В последний раз, когда стоимость доллара выросла до 360 тенге, Петр потерял около 8 млн тенге. 

«Начиная с 2008 года я много раз попадал. Покупал товар под реализацию в Алматы, к примеру, за 100 тысяч тенге, а после скачка доллара приходилось отдавать вдвое больше. Потому что оптовики меняют ценники по курсу. Или сам продавал технику жителям Каражала в долг за одну сумму, а после девальвации и установления новых цен мне приходилось доплачивать за товар из своего кармана. До 2016 года я отдавал свои долги. И только сейчас немного вышел в плюс», – говорит бизнесмен.

Также он рассказал о двухлетней борьбе за право использовать железнодорожный тупик, который выкупил на аукционе. По непонятным причинам прежняя городская администрация не желала передавать земельный участок в частные руки. Лишь после того, как предприниматель обратился за помощью в совет по защите прав предпринимателей, документы на право пользования, по словам Петра Страмкаускаса, были успешно зарегистрированы.

Упорство и труд

Получив положительное решение, он вплотную занялся обустройством своей базы. Предприниматель собирается купить весовую для тупика и дополнительную технику, чтобы не зависеть от человеческого фактора. В свой бизнес он уже привлек всех членов семьи. Также у него трудятся несколько наемных работников.

«Планов у меня много, но они упираются в финансы. Поэтому я не спешу и потихоньку иду к своим целям. Сейчас хочу раскрутить железнодорожный тупик, затем отремонтирую гостиницу, которую купил в городе. Там около 14 номеров, и, скорее всего, в них будут жить командированные люди. У нас ведь город промышленный, к нам часто приезжают работники разных компаний, которым иногда не хватает мест в других отелях. Также я начал строить магазин для реализации своей мебели. Пока стройка заморожена, но в будущем я ее дострою», – резюмировал Страмкаускас.

Предприниматель уверен: в любой работе главное – упорство и труд. Начинающим коллегам он советует не бояться трудностей и рисков: они заставляют понервничать, но и закаляют одновременно.

2035 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance