Перейти к основному содержанию

5070 просмотров

Как открыть семейный бизнес по производству мыла в Экибастузе

И что этому мешает

Фото:shutterstock

Талгат Эрекеев, житель Экибастуза, сделал ставку на производство хозяйственного мыла в промышленных объемах. И пока у него получается. Идея мыловарения не нова. Так что взяться за выпуск товара, которым заполонены магазины любого населенного пункта, было рискованно. Сыграть можно на качестве и цене.

Именно на это и делал ставку бизнесмен, который предложил сестре Базаргуль Адаевой и ее мужу Тимуру в прошлом году свою идею и расчеты. Решили рискнуть. 
Где взять необходимые средства на приобретение оборудования, аренду помещения, первоначальную закупку сырья? Как рассказала «Курсиву» Базаргуль Адаева, они пытались получить грант на три миллиона тенге.

«Таких желающих в Экибастузе набралось 27 человек, которые представили комиссии свои проекты. Мы тоже со своим бизнес-планом решили побороться за грант. Одобрение получил только один проект. Думаю, это не совсем справедливо», – говорит Базаргуль.  

В итоге было решено продать машину, добавили собственные сбережения. Таким образом, удалось собрать почти 5 млн тенге. На эти деньги приобрели необходимое оборудование в Туркестане: печь для плавки жира, варочные котлы, емкость для выплавки жира, машину для нарезки мыла, штамповочный аппарат. Там же Тимур Адаев, являющийся уже технологом предприятия, прошел обучение. Помещение под мини-завод взяли в аренду у частника. Набрали штат из пяти человек.
Следующий шаг – наладить поставки сырья. В основном это животный и растительный жиры. С последним вопрос решили достаточно просто: обошли местных производителей, использующих растительные масла для приготовления пищи. Правда, после того, как на использованное сырье появился спрос, местный бизнес установил на него свою цену – 60 тенге за литр.

По мнению предпринимательницы, которая в семейном бизнесе выполняет обязанности бухгалтера, офис-менеджера и PR-менеджера, предложенная цена, конечно, великовата, если учесть, что это отработанный товар. Что касается животного жира, то попытки договориться с крупным местным производителем потерпели фиаско. Возможно, на тот момент у него уже был свой потребитель. В результате сырье завозится из российского Омска. Даже с учетом логистики это оказалось дешевле, чем приобретать на месте. 

Мыться – всем

Несмотря на всевозможные новшества в бытовой химии, хозяйственное мыло остается востребованным. Потребитель есть всегда. Производство было запущено в январе текущего года с объемом в 30 тыс. кусков в месяц. Понимая, что розничная торговля на старте проекта необходимого толчка развитию бизнеса не даст, решено было делать ставку на крупных потребителей. Для этого необходимо участие в тендерах. 

А поскольку экибастузцы не единственные производители хозяйственного мыла в Казахстане, приходится конкурировать с коллегами из Караганды и Шымкента. Впрочем, по словам Базаргуль Адаевой, на этом рынке не так уж тесно. Начинающим бизнесменам удалось найти свою нишу: местные детские сады, больницы, исправительные учреждения. Товар потребителю доставляют самостоятельно, все объекты в черте города. Недавно заключили договор с компанией «Самрук-Казына» на поставку мыла одному из его подразделений. Правда, у тендеров есть и оборотная сторона. 

«Дело в том, что деньги за свою продукцию приходится ждать от 30 дней и больше. Вроде они есть, а при этом денег нет. Это один из главных минусов госзакупок. А вот если поставщик вдруг запоздает, пеня начисляется с первой минуты», – говорит предпринимательница. 

Предприятие планирует увеличить мощность производства до 100 тыс. кусков мыла в месяц. Для этого необходимо приобрести дополнительное оборудование –на этот раз придется взять кредит. Оформление необходимых документов заняло много времени, ведь финансовому органу необходим залог, а поскольку помещение арендованное, а имеющееся оборудование не столь дорогостоящее, пришлось приложить немало сил на получение одобрения банка. В ближайшее время надеются на подписание договора. В планах – выйти на местные супермаркеты, запустить производство жидкого мыла, а затем и «Белизны». 
 

1987 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance