Перейти к основному содержанию

2326 просмотров

Что тормозит бизнес в моногородах Казахстана

История Алии Уалиевой

Фото: Shutterstock.com

Приезд наставника из Турции в рамках проекта «Старшие сеньоры» помог предпринимательнице из моногорода понять, почему малый бизнес за рубежом чувствует себя комфортнее, чем в Казахстане.

Алтайские страсти для сеньора

По программе «Старшие сеньоры», организованной в рамках «Дорожной карты бизнеса-2020», зарубежные эксперты оказывают консультативную помощь казахстанским предприятиям, осуществ­ляющим свою деятельность в приоритетных секторах экономики. Оплату расходов по перелету и услугам иностранных менеджеров берет на себя республиканский бюджет. Расходы, связанные с пребыванием сеньора внутри страны, берет на себя предприниматель, принимающий гостя. По информации участника проекта Алии Уалиевой, ее предприятию 10-дневное обучение обошлось в 155 тыс. тенге.

Ранее «Курсив» писал об оте­льере и рестораторе из Марокко, который рассказал нашему изданию, почему казахстанским отелям и кафе не хватает квалифицированных кадров. Сегодня на помощь казахстанской предпринимательнице пришел эксперт из Турции Кемал Энес, специализирующийся на гостиничном и ресторанном бизнесе. В течение 10 дней он обучал коллектив ресторана. В мастер-класс, который он дал в Алтае, вошли уроки турецкой кухни, сервировки, хранения продуктов, привлечения клиентов. Результатом занятий стали семь новых блюд в меню и перезагрузка всей работы заведения.

«В Турции знают толк в работе с клиентами. Каждого обхаживают, как единственного. Кемал посоветовал делать посетителям небольшие подарки – комплименты от шеф-повара. Показал, как красиво сервировать и подавать блюда. Сказал, впечатление посетителей зависит и от того, как поставишь тарелку на стол», – рассказывает хозяйка ресторана Алия Уалиева.

Вначале, по ее словам, эксперт провел ревизию на кухне. По его рекомендации традиционное для Казахстана мясное меню было дополнено овощными вторыми блюдами, которые любят в Турции.

В плюс рестораторам Алтая сеньор поставил микс европейской и азиатской кухни. Посоветовал и дальше параллельно развивать оба направления. А вот устаревшее кухонное оборудование повергло гостя в шок.

«Он не мог понять, почему у нас такая несовременная техника, хотя мы открылись недавно. Говорит, у них каждый новичок в бизнесе оборудует свою кухню или цех новинками рынка, так как это залог конкурентоспособности», – делится предпринимательница.

Она вспоминает, что похожие мысли высказывали и супруги Сёрен и Ута Шарнвебер, которые приезжали в Алтай в качестве экспертов по госпрограмме в прошлом году. Им тоже было сложно понять, почему у малого бизнеса в Казахстане не хватает средств на модернизацию.

Бараний рог кредитования

Алия Уалиева занимается бизнесом в Алтае уже более 20 лет. Оставшись без работы в 90-х, бывшая медсестра встала за прилавок на рынке. Позднее взяла кредит и открыла магазин мясной продукции.

Со временем в организованном ею ТОО занялись переработкой мяса: начали выпускать натуральные колбасы, национальные мясные блюда, пельмени, сертифицировали свою продукцию, вышли на госзаказ. В прошлом году активы организации пополнились и небольшим летним рестораном, состоящим из нескольких беседок, оформленных в восточном стиле.

По словам предпринимательницы, на всех этапах становления бизнеса проблема дефицита средств для развития ее предприятия была основной. Несмотря на систему господдержки, в малых городах продолжают сталкиваться с проблемами кредитования.

«У нас много планов и есть желание развиваться, купить новое оборудование, но кредитная политика банков не позволяет этого сделать. Мы постоянно подтверждаем звание лидера отрасли, стабильно платим налоги, но финансирование раз за разом выбиваем с боем», – отмечает ресторатор.

Около пяти лет назад ее компания по программе развития моногородов оформила кредит в 10 млн тенге, воспользовавшись инструментом субсидирования процентной ставки. Заявку в БВУ, несмотря на идеальную кредитную историю, рассматривали около восьми месяцев.

«Госпожа, вот вам деньги»

Позднее Уалиевы взяли еще один кредит в 10 млн тенге, но сроком всего на 12 месяцев. Предпринимательница вспоминает, что этот год был тяжелым, в месяц приходилось отдавать около миллиона. В один из них, чтобы вовремя дать зарплату сотрудникам, которых сегодня в фирме около 30, хозяйка бизнеса просрочила на несколько дней платеж. После этого ей еще не одобрили ни одного кредита.

«Много беседовали с приезжавшими к нам сеньорами на тему кредитования. И в Германии, и в Турции на развитие бизнеса можно взять деньги всего под несколько процентов. В отличие от нашей страны за рубежом с предпринимателей требуют минимальный пакет документов и для каждого составляют индивидуальный график платежей», – рассказывает Уалиева.

Особо впечатлило бизнес-леди, что за рубежом предусмотрены каникулы для заемщиков. Причем, как рассказали приезжие эксперты, срок отсрочки по платежам определяет сам предприниматель, учитывая положение своей фирмы.

«У них говорят: «Госпожа, вот вам деньги, скажите, пожалуйста, когда вам удобно будет их отдать». И никто не стоит над душой. Не сможешь отдать – твои проблемы, ты просто обанкротишься. Это правильный подход», – считает Алия.

По ее мнению, в отечественных банках необходимо менять отношение к малому бизнесу. Кредиторам должно быть достаточно выписок из налоговой и ЦОНа, которые подтвердят наличие залога и платежеспособность клиента. Жительница Алтая уверена, что при таком раскладе малый бизнес давно бы получил финансирование на новые проекты и модернизацию предприятий, что в свою очередь повлияло бы на рост числа рабочих мест и налоговых платежей, поступающих в казну.

1 просмотр

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance