2648 просмотров

Что тормозит бизнес в моногородах Казахстана

История Алии Уалиевой

Фото: Shutterstock.com

Приезд наставника из Турции в рамках проекта «Старшие сеньоры» помог предпринимательнице из моногорода понять, почему малый бизнес за рубежом чувствует себя комфортнее, чем в Казахстане.

Алтайские страсти для сеньора

По программе «Старшие сеньоры», организованной в рамках «Дорожной карты бизнеса-2020», зарубежные эксперты оказывают консультативную помощь казахстанским предприятиям, осуществ­ляющим свою деятельность в приоритетных секторах экономики. Оплату расходов по перелету и услугам иностранных менеджеров берет на себя республиканский бюджет. Расходы, связанные с пребыванием сеньора внутри страны, берет на себя предприниматель, принимающий гостя. По информации участника проекта Алии Уалиевой, ее предприятию 10-дневное обучение обошлось в 155 тыс. тенге.

Ранее «Курсив» писал об оте­льере и рестораторе из Марокко, который рассказал нашему изданию, почему казахстанским отелям и кафе не хватает квалифицированных кадров. Сегодня на помощь казахстанской предпринимательнице пришел эксперт из Турции Кемал Энес, специализирующийся на гостиничном и ресторанном бизнесе. В течение 10 дней он обучал коллектив ресторана. В мастер-класс, который он дал в Алтае, вошли уроки турецкой кухни, сервировки, хранения продуктов, привлечения клиентов. Результатом занятий стали семь новых блюд в меню и перезагрузка всей работы заведения.

«В Турции знают толк в работе с клиентами. Каждого обхаживают, как единственного. Кемал посоветовал делать посетителям небольшие подарки – комплименты от шеф-повара. Показал, как красиво сервировать и подавать блюда. Сказал, впечатление посетителей зависит и от того, как поставишь тарелку на стол», – рассказывает хозяйка ресторана Алия Уалиева.

Вначале, по ее словам, эксперт провел ревизию на кухне. По его рекомендации традиционное для Казахстана мясное меню было дополнено овощными вторыми блюдами, которые любят в Турции.

В плюс рестораторам Алтая сеньор поставил микс европейской и азиатской кухни. Посоветовал и дальше параллельно развивать оба направления. А вот устаревшее кухонное оборудование повергло гостя в шок.

«Он не мог понять, почему у нас такая несовременная техника, хотя мы открылись недавно. Говорит, у них каждый новичок в бизнесе оборудует свою кухню или цех новинками рынка, так как это залог конкурентоспособности», – делится предпринимательница.

Она вспоминает, что похожие мысли высказывали и супруги Сёрен и Ута Шарнвебер, которые приезжали в Алтай в качестве экспертов по госпрограмме в прошлом году. Им тоже было сложно понять, почему у малого бизнеса в Казахстане не хватает средств на модернизацию.

Бараний рог кредитования

Алия Уалиева занимается бизнесом в Алтае уже более 20 лет. Оставшись без работы в 90-х, бывшая медсестра встала за прилавок на рынке. Позднее взяла кредит и открыла магазин мясной продукции.

Со временем в организованном ею ТОО занялись переработкой мяса: начали выпускать натуральные колбасы, национальные мясные блюда, пельмени, сертифицировали свою продукцию, вышли на госзаказ. В прошлом году активы организации пополнились и небольшим летним рестораном, состоящим из нескольких беседок, оформленных в восточном стиле.

По словам предпринимательницы, на всех этапах становления бизнеса проблема дефицита средств для развития ее предприятия была основной. Несмотря на систему господдержки, в малых городах продолжают сталкиваться с проблемами кредитования.

«У нас много планов и есть желание развиваться, купить новое оборудование, но кредитная политика банков не позволяет этого сделать. Мы постоянно подтверждаем звание лидера отрасли, стабильно платим налоги, но финансирование раз за разом выбиваем с боем», – отмечает ресторатор.

Около пяти лет назад ее компания по программе развития моногородов оформила кредит в 10 млн тенге, воспользовавшись инструментом субсидирования процентной ставки. Заявку в БВУ, несмотря на идеальную кредитную историю, рассматривали около восьми месяцев.

«Госпожа, вот вам деньги»

Позднее Уалиевы взяли еще один кредит в 10 млн тенге, но сроком всего на 12 месяцев. Предпринимательница вспоминает, что этот год был тяжелым, в месяц приходилось отдавать около миллиона. В один из них, чтобы вовремя дать зарплату сотрудникам, которых сегодня в фирме около 30, хозяйка бизнеса просрочила на несколько дней платеж. После этого ей еще не одобрили ни одного кредита.

«Много беседовали с приезжавшими к нам сеньорами на тему кредитования. И в Германии, и в Турции на развитие бизнеса можно взять деньги всего под несколько процентов. В отличие от нашей страны за рубежом с предпринимателей требуют минимальный пакет документов и для каждого составляют индивидуальный график платежей», – рассказывает Уалиева.

Особо впечатлило бизнес-леди, что за рубежом предусмотрены каникулы для заемщиков. Причем, как рассказали приезжие эксперты, срок отсрочки по платежам определяет сам предприниматель, учитывая положение своей фирмы.

«У них говорят: «Госпожа, вот вам деньги, скажите, пожалуйста, когда вам удобно будет их отдать». И никто не стоит над душой. Не сможешь отдать – твои проблемы, ты просто обанкротишься. Это правильный подход», – считает Алия.

По ее мнению, в отечественных банках необходимо менять отношение к малому бизнесу. Кредиторам должно быть достаточно выписок из налоговой и ЦОНа, которые подтвердят наличие залога и платежеспособность клиента. Жительница Алтая уверена, что при таком раскладе малый бизнес давно бы получил финансирование на новые проекты и модернизацию предприятий, что в свою очередь повлияло бы на рост числа рабочих мест и налоговых платежей, поступающих в казну.

banner_wsj.gif

264 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg