Как в Караганде наладить собственное производство аттракционов

История Владимира Книттеля

Иллюстрация: Shutterstock

В сфере развлечений Владимир Книттель работает 20 лет. Начинал с нуля, сейчас владеет небольшим производством. «Курсиву» он рассказал, почему выбрал именно этот бизнес и с какими трудностями ему приходится сталкиваться.

В начале была «Рогатка»

Предпринимательская деятельность Владимира Книттеля началась в 90-х годах прошлого века, на которые из-за развала Советского Союза пришелся экономический кризис. Прежде чем попасть в сферу развлечений, он успел попробовать себя в разных направлениях – от продажи живых цветов до предоставления услуг фотографа. 

«В 1999 году мы (тогда я работал со старой командой, которая в основном состояла из моих однокурсников) купили в Европе первый аттракцион. Это был «Sling shot», или, говоря по-простому, «Рогатка». За несколько секунд он подбрасывает капсулу с двумя людьми на высоту 20-го этажа. И установили его на берегу Адриатики, в Хорватии. Он до сих пор там и стоит. До этого момента в сфере развлечений никто из нас не работал. Но мы быстро завели новые контакты», – вспоминает бизнесмен. 

Спустя 5 лет г-н Книттель вместе с единомышленниками выпустил первый аттракцион. Им стал «Bungee», иначе его называют «Кузнечик» или «Трамплин», представляющий собой батут на резинках. По сравнению с другими он достаточно прост в изготовлении. 

Победа надежды над разумом

«В 2013 году старая команда распалась, и с новыми партнерами решили открыть новое предприятие. Изначально основные производственные мощности планировали разместить в Темиртау (отсюда и название). С дислокацией не сложилось, но название прижилось», – продолжает он. 

Впрочем, свое производство бизнесмен предпочитает называть базой, а не заводом. Все оно пока умещается в одном просторном боксе, где собираются отдельные части будущих аттракционов. Отсюда получают заказы до восьми смежных предприятий.   

«Мы не можем понаставить станки и ждать, будет работа или нет. Нам проще скооперироваться с кем-то, у кого эти станки уже есть. Недавно наш заказ выполняла деревообрабатывающая компания, которая не знала, что изготовленная ею деталь превратится в бушприт для корабля», – поясняет Владимир Книттель. 

По его словам, в развлекательном бизнесе доход зависит от множества факторов, даже от погоды. Потому что нередко заказчики рассчитываются постепенно, по мере окупаемости аттракциона. 

«Изготовление аттракциона обходится очень дорого. И мы не имеем большую маржу. То, что мы делаем, это, по сути, победа надежды над разумом», – считает предприниматель.

С пулей в голове

С момента открытия своей фирмы г-н Книттель продал 20 аттракционов. Для производства одного требуется от полутора до восьми месяцев в зависимости от уровня сложности. По его словам, за два года можно отбить и «толковый парк развлечений, и толковый аттракцион».

«Хотя мы изготавливаем аттракционы для Астаны, Алматы, Шымкента и Караганды, наш основной рынок сбыта – это Россия. Кроме того, мы тесно сотрудничаем с производителями других стран: Германии, Австрии, Италии и даже Бразилии. Являемся здесь их официальными представителями», – говорит Владимир Книттель. 

С его точки зрения, для работы в аттракционном бизнесе не обойтись без чувства здорового авантюризма. 

«Однажды итальянский компаньон спросил, как я оказался в этой сфере. У него все понятно. Он – четвертое поколение в семье.  Я ответил: «Знаешь, Даниэль, чтобы этим бизнесом заниматься, нужна пуля в голове». Он от этого сравнения подпрыгнул, и говорит: «Точно». Итальянцы такие, импульсивные», – улыбается бизнесмен. 

Несмотря на это, г-н Книттель считает открытие производства по выпуску аттракционов отличной идеей для стартапа. 

«Наше дело, как и любое другое, держится на хороших специалистах. Заниматься аттракционным бизнесом может каждый при наличии знаний, стартового капитала и рынков сбыта. Любой проект в данной области, если составлен с умом, обречен на успех», – полагает он. 

От болта до редуктора 

По словам бизнесмена, большинство запчастей на аттракционы производятся за рубежом. 

«Детали в основном импортные, завозятся из Европы. Штифты повышенной прочности у нас нигде не производят. Они такие маленькие, но без них ничего нельзя сделать. В аттракционах неответственных узлов нет. Это одинаково касается как обычного болта, так и редуктора, который весит несколько тонн», – поясняет Владимир Книттель. 

Но самым безопасным аттракционом он считает батут «Bungee». 

«Как показывает практика, ЧП на аттракционах в 80% случаев происходят по вине оператора и владельца, в оставшихся 20% – по вине родителей, которые переоценивают возможности своих детей. Поэтому неудивительно, что количество детей, получивших травмы на надувных батутах в Караганде, исчисляется сотнями. Один ребенок скатился с горки кубарем, столкнулся с другим ребенком. Отделались шишками – уже хорошо, ведь это дети! Но если говорить о недавнем трагическом случае, когда из-за опрокидывания батута погиб мальчик, – это просто невообразимый ужас!» – утверждает предприниматель. 

На большом воздушном шаре 

Предприятие не только работает по готовым чертежам, образцам и эскизам, но и продуцирует собственные идеи. Вот только «Монгольфьер», который должен был стать первым отечественным аттракционом, все еще остается на бумаге.  

Он представляет собой воздушный шар на вертикальной опоре, который может подниматься на высоту до 45 м. И в зависимости от конфигураций вращаться вокруг своей оси. Производитель рекомендует размещать его на живописной местности, чтобы сверху открывался красивый вид. Как вариант – на крыше небоскреба. 

«Нигде в мире такого нет. Мы его представляли на двух выставках в Барселоне и Алматы. Многие просят показать образец. Но мы не обладаем такой возможностью ввиду больших затрат на изготовление. Его стоимость в минимальной комплектации составляет $50 тыс.», – говорит собеседник. 

Владимир Книттель не озвучил конкретных планов на будущее. Так как в большей мере они зависят не от него самого, а от партнеров по бизнесу и покупателей. Однако он надеется, что намерения правительства по увеличению доли туристической отрасли в структуре ВВП до 8% к 2025 году, помогут воплотиться его самым амбициозным проектам, которые по-настоящему удивят иностранных туристов. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Ретейлер из Сарани планирует запустить сеть супермаркетов в Санкт-Петербурге

К концу года до 10-15 магазинов

Фото: Shutterstock / non c

Казахстанский ретейлер Optima (ТОО «Оптимальный», г. Сарань) заявил о планах запуска собственной сети супермаркетов Green в Санкт-Петербурге летом 2020 года. 

Казахстанцы намерены открыть в Санкт-Петербурге четыре продовольственных магазина площадью 2 тыс. кв. м каждый. К концу года планируется расширение сети супермаркетов Green до 10–15 магазинов, за чем последует продвижение в другие регионы России. Также заявлено открытие в Санкт-Петербурге гипермаркета площадью 8,5 тыс. кв. м.

Оптимальный выход

Торговая сеть Optima (ТОО «Оптимальный») дебютировала в 2009 году с открытия магазина в Сарани – городе с населением чуть более 40 тыс. человек недалеко от Караганды. В период с 2017 года Optima расширилась, открыв два супермаркета в полумиллионной Караганде.

Основной деловой партнер Optima – компания оптовой торговли «Сания». Это дистрибьютор таких крупных производителей, как Efes Kazakhstan, Coca-Cola, Mareven Food. 

Эти две компании и составили группу, которая инвестировала в сеть Green. Оба бизнеса находятся под управлением братьев Куприенко: Александр занимается Optima, Николай – «Санией». В марте 2020 года Александр Куприенко возглавил новую компанию – ООО «Оптимальный» с уставным фондом 2 млн рублей.

На вопросы «Курсива» о планах развития торговой сети Green на российском рынке Александр Куприенко не ответил, порекомендовав изучить презентацию для российских СМИ.

В упомянутой презентации ТОО «Оптимальный» оценивает собственный товарооборот в размере 1,4 млрд рублей, не уточняя период, к которому он относится. Общая сумма налоговых отчислений товарищества с 2015 по 2019 год, как следует из данных kgd.gov.kz, составила 159,2 млн тенге. Если эту сумму перевести в рубли по курсу Национального банка РК на 29 июня (1 рубль = 5,76 тенге), получится 27,6 млн рублей. Максимальная сумма налогов, уплаченных ТОО «Оптимальный», приходится на 2019 год – 53,7 млн тенге. В том же году «Сания» уплатила в качестве налогов 12,6 млн тенге. Максимальная налоговая выплата этой компании пришлась на 2017 год и составила 136,8 млн тенге.

Эксперты российского потребительского рынка скептически отнеслись к новости о планах казахстанской сети. «Бросок на север» казахстанского ретейлера оценивается как каприз или результат переоценки собственных сил.

При этом наблюдатели отмечают негативные аспекты, которые сопровождают международную экспансию Optima: снижение покупательского спроса в России, высокие ставки аренды в местах открытия магазинов Green и необходимость больших затрат на оборудование, пишет «Коммерсантъ». Издание приводит мнение консультанта Jos De Vries The Retail Company Ирины Болотовой. Она считает, что вложения в один объект составят не менее 18 млн рублей.

Новость о планах Optima сопровождает и не добавляющий оптимизма символизм. Казахстанская компания рискует унаследовать неудачную карму не только имени (вспомним разорившийся казахстанский Green Store), но и места. Первые четыре магазина Green открываются в локациях разорившейся торговой сети Spar, принадлежавшей ТД «Интерторг», который также проходит процесс ликвидации. 

Это подтверждают эксперты: новые игроки, начинающие работать в бывших магазинах «Интерторга», получают выручку на 30–40% ниже, чем была у предшественника. При этом конкурировать Green, по мнению Ирины Болотовой, придется с такими сильными участниками рынка, как «Лента», «Перекресток» и «О’Кей».

Наконец, без ответов остаются ключевые вопросы: способна ли компания из Карагандинской области предложить жителям северной столицы России услуги, соответствующие их пониманию сервиса. А главное – откуда у мелкого казахстанского ретейлера средства на реализацию подобного плана.

Казахстанский ретейл-консультант Анна Пацюк оценила уровень развития карагандинской сети Optima как «приличный, но ничем не выделяющий из ряда конкурентов». Эксперт проявила интерес к компании после заявления о ее выходе на рынок России, но не смогла обнаружить явных резонов для такого шага со стороны бизнеса. Рынок Караганды маленький, все друг друга знают, но понимания причин, которые толкнули Optima на этот шаг, нет ни у конкурентов, ни у партнеров бизнеса.

«Не думаю, что это ретейл-феномен – ничего особого наш бизнес предложить рынку России не может. Скорее это реализация инвестиционной схемы или стратегическая диверсификация собственников бизнеса», – говорит эксперт. По ее мнению, успех или неудачу Green предопределит компетенция нанятого менеджмента и быстрое масштабирование бизнеса до сети из 20–30 магазинов. 

Как регулируют ретейл Санкт-Петербурга 

Санкт-Петербург входит в ведущую пятерку городов России по объему розничной торговли. По данным комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка города, в 2018 году оборот этого сектора экономики составил 1412,4 млрд рублей. Торговля продовольственными товарами генерирует 35% совокупного оборота.

По данным комитета по информации и связи Санкт-Петербургского информационно-аналитического центра, в первом полугодии 2019 года оборот розничного рынка города составил 706,1 млрд рублей, что на 0,6% выше, чем в аналогичном периоде 2018 года. 

В структуре оборота розничной торговли доминируют крупные предприятия, на которые приходится 80% рынка. Доля малых предприятий составляет 12%, средних – 2%. 5% оборота приходится на индивидуальных предпринимателей, торгующих вне рынков, 1% составляют рынки и ярмарки. 

Кстати, депутаты местного законодательного собрания требуют ограничить коллективное проникновение торговых сетей на рынок показателем 60%. Другая инициатива депутатов предполагает установление минимального расстояния между магазинами, чтобы предотвратить их избыточную концентрацию. Такие поправки ограничат возможности расширения торговых сетей.

Согласно опросу Информационно-аналитического центра Санкт-Петербурга, в 2019 году предприниматели этого города среди своих основных проблем отмечали недостаточный платежный спрос (54,3% респондентов), высокую арендную плату (48,9%), высокий уровень налогов (30,9%). 

По данным аналитической компании Watcom Group, в период самоизоляции населения посещаемость крупных торговых центров в Санкт-Петербурге упала на 77,8%. Горожане предпочитали делать покупки в маленьких магазинах у дома. После отмены режима самоизоляции посещаемость магазинов большого формата восстанавливается медленно. Эксперты прогнозируют, что привычные показатели будут достигнуты только осенью текущего года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg