2355 просмотров

Экибастузец планирует наладить массовый пошив женского белья

Он уверен в успехе

Фото: Pixabay

Чтобы запустить швейное производство, необходим базовый минимум: площадка, поставка качественной ткани и источник финансирования. Так, начинающий предприниматель в небольшом городе открыл свое дело и уверен в его успехе.

Три месяца назад житель Экибастуза Асет Кушербаев‎ одолжил у родственника 200 тыс. тенге и открыл ателье готовой одежды. Сегодня он долг благополучно вернул. Самое главное, что молодой человек методично наращивает клиентскую базу. Причем этому не мешает тот факт, что в районе, где он обосновался, много лет работает конкурент.

«Один из моих плюсов – сроки исполнения заказов. Я с этим не затягиваю. Посудите сами: чтобы сшить обычное платье, надо реально часа три и время на примерку, чтобы подогнать под клиента», – поделился с «Курсивом» молодой предприниматель.

Спасибо тетушке

В слове «портной» прежде не было ничего необычного, пока чаще не стало звучать «портниха». Асет Кушербаев решил изменить сложившиеся стереотипы, отправившись учиться на портного-универсала. Кроме того, попутно получил специальность «мастер по ремонту швейного оборудования». Но за машинкой сидеть ему куда интереснее.

«Моя тетя была швеей. Она работала на Джамбульской швейной фабрике. Я часто видел, как она шила себе вещи. Мне это понравилось, наверное, поэтому и решил обучиться этой профессии», – рассказал Асет Кушербаев.

Начал с работы на конвейере на швейном производстве, где освоил все его этапы. К слову, первой вещью, которую парень изготовил сам, стала обычная мужская рубашка.

«Это сейчас кажется простым делом. На тот момент не все было понятно», – говорит предприниматель.

Затем молодой человек отправился в столицу. Там он встретил настоящего профессионала, который научил самому главному в портновском деле – правильно строить лекала. Обучение проходило в перерывах между изготовлением мебели прямо в цехе, где он работал. Уроки усвоил хорошо. И через некоторое время Асет Кушербаев начал кроить одежду любой сложности. Для этого ему нужны мерки клиента и знание математики. Потрудился молодой человек и в магазине «УниверMAG.kz», где представлены товары от казахстанских производителей.

Как вспоминает собеседник издания, иногда к нему в мастерскую заглядывали местные дизайнеры, приносили картинку и предлагали сшить такое же, но с дополнительным элементом. И шил. В какой-то момент понял, что хочет одевать людей в свои вещи.

«Я вдруг ясно осознал, что хочу производить женскую одежду, которую буду сам придумывать», – рассказал Асет Кушербаев.

Свое ателье

По семейным обстоятельствам молодой человек вернулся из столицы в Экибастуз, думал, что ненадолго. А потом решил остаться. Чтобы найти работу, ходил даже на биржу труда. Отправили его в общество слепых на раскрой.

«В столице в день мог зарабатывать по 40–50 тыс. тенге. А тут – копейки. Пошел в ателье, работал на частника за проценты, получал в месяц 70–80 тыс. тенге. В какой-то момент надоело, и решил открыть свое ателье», – говорит предприниматель.

Заняв денег, арендовал помещение, приобрел фурнитуру, столы для глажки и раскроя, хороший утюг. Швейная машинка к помещению прилагалась. Позже, отучившись по программе «Бастау», получил грант в размере 250 тыс. тенге и приобрел швейное оборудование.

«Я единственный в Экибастузе мужчина-портной. Когда женщины приходят ко мне первый раз, чтобы пошить платье, видно, что волнуются. Но, получив обнову, говорят, что теперь только у меня будут заказывать», – говорит молодой человек.

Считается, что сшить вещь в ателье или у надомного мастера – недешевое удовольствие. Главное, ткани очень дорогие. Поэтому женщины отправляются в магазин. Но там либо выбора нет, либо понравившаяся вещь не по карману.

«Как-то пришла ко мне дама заказать платье, такое же, как видела в магазине. Там оно стоило 50 тыс. тенге. На прокат – 25 тыс. тенге. У меня оно ей обошлось в 22 тыс. тенге, и это с тканью», – вспоминает молодой человек.

Впрочем, предприниматель берется за любую работу: от подшива брюк, изготовления платья до перетяжки дивана. Освоил и изготовление национальных головных уборов. Все, на что есть спрос.

Мечты сбываются

Пока Асет Кушербаев строчит очередной аксессуар для автомобиля или мебели, в голове прорабатывает идею по созданию производства женского белья. По мнению молодого предпринимателя, зачастую белье женщина покупает не столько для себя, сколько для мужчины, чтобы покорить его.

«А кто лучше мужчины может знать, что ему понравится?» – задается вопросом портной.

Он провел исследования на эту тему и решил, что идея перспективная. Оказалось, есть сложности, и самая главная – в Казахстане не выпускают ткани. Так что сейчас он в поисках материалов, что отвечали бы многим критериям, прежде всего по качеству. Немаловажны и цветовая гамма, оттенки – у клиенток должен быть большой выбор, уверен портной. Это касается и кружев. Несомненно, все это отразится на ценовой политике. Но предприниматель не хочет, чтобы экономия влияла на качество. Женщины достойны хорошего белья, которое приносит удовольствие.

Пока это планы. Но молодой человек настроен решительно, рассчитывая через год наладить массовое производство белья. И не только для жительниц Экибастуза.

banner_wsj.gif

274 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg