Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2008 просмотров

Экибастузец планирует наладить массовый пошив женского белья

Он уверен в успехе

Фото: Pixabay

Чтобы запустить швейное производство, необходим базовый минимум: площадка, поставка качественной ткани и источник финансирования. Так, начинающий предприниматель в небольшом городе открыл свое дело и уверен в его успехе.

Три месяца назад житель Экибастуза Асет Кушербаев‎ одолжил у родственника 200 тыс. тенге и открыл ателье готовой одежды. Сегодня он долг благополучно вернул. Самое главное, что молодой человек методично наращивает клиентскую базу. Причем этому не мешает тот факт, что в районе, где он обосновался, много лет работает конкурент.

«Один из моих плюсов – сроки исполнения заказов. Я с этим не затягиваю. Посудите сами: чтобы сшить обычное платье, надо реально часа три и время на примерку, чтобы подогнать под клиента», – поделился с «Курсивом» молодой предприниматель.

Спасибо тетушке

В слове «портной» прежде не было ничего необычного, пока чаще не стало звучать «портниха». Асет Кушербаев решил изменить сложившиеся стереотипы, отправившись учиться на портного-универсала. Кроме того, попутно получил специальность «мастер по ремонту швейного оборудования». Но за машинкой сидеть ему куда интереснее.

«Моя тетя была швеей. Она работала на Джамбульской швейной фабрике. Я часто видел, как она шила себе вещи. Мне это понравилось, наверное, поэтому и решил обучиться этой профессии», – рассказал Асет Кушербаев.

Начал с работы на конвейере на швейном производстве, где освоил все его этапы. К слову, первой вещью, которую парень изготовил сам, стала обычная мужская рубашка.

«Это сейчас кажется простым делом. На тот момент не все было понятно», – говорит предприниматель.

Затем молодой человек отправился в столицу. Там он встретил настоящего профессионала, который научил самому главному в портновском деле – правильно строить лекала. Обучение проходило в перерывах между изготовлением мебели прямо в цехе, где он работал. Уроки усвоил хорошо. И через некоторое время Асет Кушербаев начал кроить одежду любой сложности. Для этого ему нужны мерки клиента и знание математики. Потрудился молодой человек и в магазине «УниверMAG.kz», где представлены товары от казахстанских производителей.

Как вспоминает собеседник издания, иногда к нему в мастерскую заглядывали местные дизайнеры, приносили картинку и предлагали сшить такое же, но с дополнительным элементом. И шил. В какой-то момент понял, что хочет одевать людей в свои вещи.

«Я вдруг ясно осознал, что хочу производить женскую одежду, которую буду сам придумывать», – рассказал Асет Кушербаев.

Свое ателье

По семейным обстоятельствам молодой человек вернулся из столицы в Экибастуз, думал, что ненадолго. А потом решил остаться. Чтобы найти работу, ходил даже на биржу труда. Отправили его в общество слепых на раскрой.

«В столице в день мог зарабатывать по 40–50 тыс. тенге. А тут – копейки. Пошел в ателье, работал на частника за проценты, получал в месяц 70–80 тыс. тенге. В какой-то момент надоело, и решил открыть свое ателье», – говорит предприниматель.

Заняв денег, арендовал помещение, приобрел фурнитуру, столы для глажки и раскроя, хороший утюг. Швейная машинка к помещению прилагалась. Позже, отучившись по программе «Бастау», получил грант в размере 250 тыс. тенге и приобрел швейное оборудование.

«Я единственный в Экибастузе мужчина-портной. Когда женщины приходят ко мне первый раз, чтобы пошить платье, видно, что волнуются. Но, получив обнову, говорят, что теперь только у меня будут заказывать», – говорит молодой человек.

Считается, что сшить вещь в ателье или у надомного мастера – недешевое удовольствие. Главное, ткани очень дорогие. Поэтому женщины отправляются в магазин. Но там либо выбора нет, либо понравившаяся вещь не по карману.

«Как-то пришла ко мне дама заказать платье, такое же, как видела в магазине. Там оно стоило 50 тыс. тенге. На прокат – 25 тыс. тенге. У меня оно ей обошлось в 22 тыс. тенге, и это с тканью», – вспоминает молодой человек.

Впрочем, предприниматель берется за любую работу: от подшива брюк, изготовления платья до перетяжки дивана. Освоил и изготовление национальных головных уборов. Все, на что есть спрос.

Мечты сбываются

Пока Асет Кушербаев строчит очередной аксессуар для автомобиля или мебели, в голове прорабатывает идею по созданию производства женского белья. По мнению молодого предпринимателя, зачастую белье женщина покупает не столько для себя, сколько для мужчины, чтобы покорить его.

«А кто лучше мужчины может знать, что ему понравится?» – задается вопросом портной.

Он провел исследования на эту тему и решил, что идея перспективная. Оказалось, есть сложности, и самая главная – в Казахстане не выпускают ткани. Так что сейчас он в поисках материалов, что отвечали бы многим критериям, прежде всего по качеству. Немаловажны и цветовая гамма, оттенки – у клиенток должен быть большой выбор, уверен портной. Это касается и кружев. Несомненно, все это отразится на ценовой политике. Но предприниматель не хочет, чтобы экономия влияла на качество. Женщины достойны хорошего белья, которое приносит удовольствие.

Пока это планы. Но молодой человек настроен решительно, рассчитывая через год наладить массовое производство белья. И не только для жительниц Экибастуза.


1054 просмотра

Как возглавить успешное крестьянское хозяйство в Казахстане

И пережить банкротство

Фото: I am a Stranger

Крупнейшее в Байзакском районе Жамбылской области крестьянское хозяйство «Бірлік» сегодня обрабатывает 120 га земли, на которых произрастают лук, свекла и люцерна. Глава КХ Николай Рахметилдаев поднял свой бизнес после неудач, падений и банкротства.

Трудное начало

Инженер-строитель, окончивший институт с красным дипломом, бывший ленинский стипендиат Николай Рахметилдаев занялся растениеводством перед распадом СССР. Причиной, по его словам, стал развал торгово-экономических связей, приведший к упадку строительной отрасли.

«Стройка остановилась, мы не знали, как дальше жить. Во время массовой приватизации людям раздали земельные паи, но их не все обрабатывали: были проблемы с ГСМ, семенами, техникой. Но даже если ты вырастил и собрал урожай, не мог его продать, потому что еще не были налажены новые рынки сбыта, а старые заготконторы перестали существовать», – рассказывает «Курсиву» Николай Рахметилдаев. 

На этом, начальном, этапе его поддержали братья, которые предложили заняться земледелием. На своей земле и паях соседей – в общей сложности 120 га – начали работать. Тогда Николай Рахметилдаев и стал главой крестьянского хозяйства. 

Вниз, потом вверх

Вложив в бизнес все свои сбережения, начинающий фермер в конце 1990-х не смог их вернуть. Непогода уничтожила урожай – и он обанкротился. Даже остался без дома, который заложил в банке. Только через несколько лет инженер-строитель смог построить себе новое жилье. 

По его словам, тогда подоспела помощь государства, начавшего выделять деньги на строительство и ремонт школ. Так, разрываясь между стройкой и землей, потихоньку поднялся. Стал сажать свеклу и лук, потом брал кредиты фонда поддержки сельхозпроизводителей.

«Независимое государство сначала поддерживало производство пшеницы и животноводство. И только с 2004–2005 годов крестьянам стали хорошо помогать – погектарно субсидировали посевы практически всех культур. Начался лизинг техники, проблем с ГСМ уже не было», – продолжает глава КХ.

Все дело в культурах

До сих пор Николай Рахметилдаев, помимо своих 30 га, возделывает еще 90 га – земли 35 семей-пайщиков, которым с урожая выдает дивиденды натурпродуктом. Выращивает свеклу, лук и люцерну. Кроме того, раз в три года берет у другого КХ 100 га под люцерну и лук. Вдвоем делают севооборот – после пшеницы сажают лук и люцерну.

«Вода рядом, последние лет пять для лука мы используем капельное орошение. Раньше оно хорошо субсидировалось: видимо, государство, намереваясь показать его эффективность, стимулировало крестьян. А когда на практике люди поняли, что урожайность хорошая, субсидии сократили», – отметил фермер. 

По его словам, оборудование для капельного орошения – насос с мотором, фильтр, набор шлангов – обошлось ему в сумму свыше $5 тыс. Однако Николай Рахметилдаев говорит, что оно того стоит.

Рынком не командуем

В этом году только лука он планирует получить около 2,5–3 тыс. т с 45 га. Оптовая цена, по словам фермера, хорошая – 32 тенге за килограмм. Лук сорта «Пандора» с помощью капельного орошения он «снял» по 100 т с га, а сорта «Манас» – по 65–70 т.

«В прошлом году вообще сбывали по 13 тенге. Чуть позже цена поднялась из-за спроса на наш лук в России, Польше, Беларуси и Украине. Когда есть конкуренция – цена растет. Кто рано продал – проиграл. Если бы мы могли влиять на цену своей продукции...», – посетовал собеседник.

Проблемы с оплатой

Средний урожай свеклы – 50 т с га. В этом году в хозяйстве засеяли 30 га. Из-за прошлогодних проблем со сбытом высадили меньше.

«Байзакский район со времен СССР считался «свекольным». Раньше государство платило за гектар посева свеклы 90 тыс. тенге, а сейчас по весу – по 12 тенге за килограмм при сдаче свеклы на сахарный завод субсидирует государство. Но на самом предприятии платят всего по 8 тенге за тот же вес. Бывший директор Меркенского сахарного завода обещал, что будет закупать по 10 тенге, а новый глава предприятия отказался от слов своего предшественника. Но главное – это задержки с выплатами. Если было бы несколько сахарных заводов, то конкуренция бы нам помогла», – считает фермер.

Корм для скота

Сажать люцерну (клевер), по словам главы КХ, выгодно: за сезон ее скашивают три раза. К тому же она является прекрасным кормом и в сухом, и в сыром виде.

«В этом году мы посадили ее на 45 га. Средний урожай – по 150–200 тюков с га, на благоприятной почве можно скашивать по 250–300. Цены колеблются от 250 до 400 тенге за тюк. Выручкой закрываем расходы на закупку семян, сев и уборку, остальное продаем и оставляем для своей скотины», – поделился собеседник.

Кормильцы села

Николай Рахметилдаев утверждает, что они являются главными работодателями для жителей близлежащего села Кумжота. Постоянных работников в КХ «Бірлік» всего четверо – бригадир и поливщики. Остальные – сезонные работники.

«Люди работают всего полгода, но за это время неплохо зарабатывают. К примеру, во время сбора лука у меня тариф – 60 тенге за упаковку 30-килограммовой сетки лука. Есть те, кто в день зарабатывает до 10–12 тыс. тенге, в месяц получается до $1 тыс.», – рассказал руководитель хозяйства.

Он также считает, что для подъема села нужна поддержка государства в виде кредитов с низкими процентами, субсидиями.

«Было бы хорошо сократить пакет документов для получения кредитов, а также решить проблему с водой. Многие земли не возделываются по этим причинам. Известно, что мы зависим от Кыр­гызстана, поэтому хорошо, что сейчас дно водных артерий стали укладывать бетоном – в нашем грунте большая потеря воды. Ну а главное – землей должны владеть те, кто на ней хочет и умеет работать», – заключил глава КХ.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций