Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


794 просмотра

Сложно ли на севере Казахстана заниматься цветочным бизнесом

И какая проблема для "цветочников" является самой острой

Фото: Shutterstock

Основной проблемой для североказахстанских цветочников является логистика. Собственных плантаций в регионе с резко континентальным климатом нет, поэтому цветы приходится везти из-за рубежа. Ближайший пункт в Казахстане, где можно закупить гвоздики и розы, расположен в Степногорске. Насколько рентабельным в таких условиях может быть бизнес, в интервью «Курсиву» рассказала руководитель петропавловской студии флористики FloweROM Елена Романова.

– Северо-Казахстанская область из-за сложных погодных условий не слишком подходит для круглогодичного разведения цветов. Какие сложности из-за этого испытывают те, кто посвятил себя этому виду деятельности?

– Сложность цветочного бизнеса в СКО заключается в доставке цветов до Петропавловска. Соответственно, их состояние при транспортировке ухудшается и цена за счет аренды дополнительного транспорта увеличивается. К примеру, в Алматы, Нур-Султане, российском Екатеринбурге цветы доставляют прямиком из Голландии самолетом. Чтобы привезти цветы из точек реализации в Петропавловск в целости и сохранности, необходимо нанимать машину с рефрижератором. Также в крупных городах есть свои плантации, где можно приобрести хороший местный цветок. Но отсюда ближайшая находится в Степногорске, там выращивают розы и гвоздики. Еще в теплое время года бизнесмены закупают тюльпаны у местных жителей. В Екатеринбурге есть крупные плантации, куда я могу приехать в любой день, выбрать и срезать свежий цветок и отправить в Петропавловск. Так будет гораздо быстрее и дешевле, и цветы останутся свежими. Но, конечно, Голландия и Эквадор отличаются огромным выбором экзотических цветов. Поэтому основной закуп происходит там.

– Как транспортная нагрузка сказывается на конечной стоимости цветов?

– Стоимость цветка складывается на нескольких этапах. Это торги на аукционах в Голландии, доставка до транспортной компании, авиаперевозка, доставка поставщиком до нашего магазина. И каждый получает свой определенный процент. А наша наценка остается неизменной. Учитывается и то, что у каждого цветка есть сезонность. Например, многие хотят пионы, но сейчас не их время. Но если на свадьбу невеста очень хочет заполучить эти цветы, то мы, конечно, их заказываем. Тогда цена будет в 3 раза дороже. В сезон пионы стоят 350–500 тенге за штуку, в межсезонье – до 1,5–2 тыс. тенге за единицу. 
На данный момент дорогим цветком считается гортензия. Вчера мы привезли ее по цене 3,5 тыс. тенге за штуку, тогда как ранее ее цена достигала 5 тыс. тенге за один цветок. Часть цветов стараемся закупать на местах. Это в уже упомянутом выше Степногорске и у местных бабушек. Сейчас у них растут тюльпаны. Многие, кстати, каждый год специально для местных цветочных магазинов высаживают сортовые тюльпаны, которые уже в мае готовы к продаже. 

– Насколько сильна сегодня на внутреннем рынке конкуренция между цветочниками и в чем она проявляется? Имеются ли факты демпинга?

– Конкуренция, конечно, есть. Когда я только открывала студию, четыре года назад, было очень сложно пробиться и конкуренты могли создать проблемы. Да и сама ошибалась. Потому что многие цветы не подходили под наш климат. Демпингуют же в основном новые студии, которые только-только открылись. Им надо наработать клиентуру, и поэтому они сильно снижают цены, могут даже по себестоимости отдавать. Но так долго не проработаешь, и, соответственно, они через полгода закрываются. Уже две студии рядом с нами закрылись. Они неплохо поработали на 8 Марта, но бывают ведь и периоды затишья. Видимо, не выдержали этого. Среди студий флористики конкуренция в основном происходит в социальных сетях. Акции, скидки, интересные предложения – проявляется она таким образом.

– Ваша студия находится в Петропавловске, сами вы перебрались на ПМЖ в российский Екатеринбург. Насколько велика разница в ведении цветочного дела в казахстанской провинции и в городе-миллионнике?

– Хочу сказать, что в Петропавловске можно гораздо быстрее успешно стартануть. О тебе могут узнать буквально за неделю, если создать интересный проект. А вот переехав в Екатеринбург, я поняла, что там бешеная конкуренция и работать так, как на малой родине, у меня уже не получится. Екатеринбург состоит из семи районов. Один район по размеру такой, как Петропавловск. И в каждом уже есть свои наработанные точки. В Петропавловске, если людям нравятся мои букеты, то они приедут ко мне в студию со всех уголков города, так как это недалеко и поэтому незатруднительно. В уральской столице вряд ли кто поедет ко мне в другой район, потому что поблизости таких, как я, у них очень много. Могут заказать, конечно, доставку, но огромные пробки могут растянуть этот процесс на пять часов. Тогда как в Петропавловске любой букет можно доставить в течение 10–15 минут. Поэтому в Екатеринбурге люди выбирают то, что им удобнее и проще всего, там, где поближе, не особенно полагаясь на бренды и репутацию. Тем не менее планирую открыть студию флористики и в этом городе – сегодня занимаюсь изучением рынка и разработкой тактики бизнеса.


1583 просмотра

Как в Казахстане заработать на кроликах

«Курсив» узнал с чего следует начать

Фото: Shutterstock.com

Кролиководство промышленного масштаба по европейским технологиям в нашей стране ведется только в Восточном Казахстане. В год ферма по разведению кроликов села Казачье Уланского района поставляет в супермаркеты крупных городов республики более 15 тонн крольчатины. «Курсив» узнал, с какими сложностями пришлось столкнуться предпринимателю, взявшемуся за незнакомый вид бизнеса, и как казахстанцы приняли новый продукт.

Из финансиста – в кролиководы

Бизнес-историю Павла Чувилина из Восточного Казахстана нельзя назвать типичной. Три года назад специалист финансовой сферы, решивший открыть свое дело, выбрал кролиководство.

К новому делу Павел Чувилин подошел только с точки зрения успешности бизнес-идеи. Вначале он провел маркетинговое исследование, понял, что кролиководство имеет большой потенциал из-за роста потребления экологически чистых продуктов, ниша свободна, конкуренция низкая; выяснил, что компаний, которые продают крольчатину, в стране очень мало и большинство из них работают на уровне подсобных хозяйств.

Предприниматель подсчитал, чтобы вложенные, в том числе заемные, средства – а это более 100 млн тенге – через определенный срок вернулись со значительным приростом, к разведению кроликов необходимо подойти очень серьезно.

Вариант – поставить дешевые клетки в каком-нибудь крестьянском хозяйстве, запустить туда выкупленных в местных подворьях домашних кроликов – даже не рассматривался. Кроликоферму на 3 тыс. голов строили с нуля по европейской технологии интенсивного производства. К выбору участка для строительства фермер и его команда подошли, что называется, по науке: в учет принималось все – география территории, логистика, доступность ингредиентов для комбикорма, роза ветров. Хорошо продуваемую площадку нашли относительно недалеко от Усть-Каменогорска – в селе Казачье Уланского района. Построили ферму закрытого цикла, убойный цех, административный участок, установили холодильные камеры, системы микроклимата, цех по переработке комбикорма. Родительское стадо привезли из Италии. Мясная порода «калифорнийский кролик» была выбрана именно за ее высокопродуктивные качества.

«Успешность, масштабность этого бизнес-проекта возможны при условии, если удастся создать идеальные условия для кролика. А это значит, в помещении, где находятся животные, и зимой и летом нужно обеспечить стабильную температуру +20 градусов. Должна идеально работать система вентиляции, поэтому мы контролируем не только температуру и влажность, но и уровень аммиака. Имеет значение и количество света, и уровень шума. Кролики должны жить спокойной, размеренной жизнью, кушать, набирать в весе, размножаться», – рассказывает руководитель компании «Eco product» Павел Чувилин.

По собственному рецепту

Анализируя опыт крупнейших производств России, Павел понял, что один из самых важных факторов, который необходимо было соблюсти, – это правильное кормление. Не сеном и не зерном, а специальным сбалансированным гранулированным комбикормом, содержащим в себе 24 ингредиента. Тот факт, что такой уникальный корм, который в идеале должен быть у быстрорастущего кролика, нельзя было нигде купить, не остановил. Договорились с местным комбикормовым цехом о спецзаказе, корм стали готовить по своим рецептам. Некоторые ингредиенты приходится искать в России и везти за тысячи километров – например, свекловичный жом или кукурузный зародыш. Из травы желательно давать только клевер или люцерну.

Для системного управления производственными показателями используется технология искусственного осеменения. Это позволяет исключить все субъективные факторы, например, когда самка может не подпустить к себе крола. Поэтому окрол у всех самок происходит в один день. Контроль над процессом осеменения позволяет кролиководам доводить количество окролов до 7-8 в год (при размножении в естественной среде – 4 раза). Таким образом одна самка на ферме в год приносит до 70-80 крольчат.

Численность поголовья родительского стада в настоящее время приблизилась к 300. Количество животных для убоя в год превышает 10 тыс. особей (более 15 тонн крольчатины). Розничная стоимость килограмма мяса кролика  – 2 тыс. тенге.

«Когда система выстроена и работает, конечно, уже не так сложно. Мы соблюдали все формальности и создавали идеальные условия именно для того, чтобы получить хороший прирост веса. При таком раскладе за два с половиной месяца крольчонок уже достигает забойного веса тушки – 1,3-1,5 кг. Получается, на убой идут кролики-подростки, даже не достигшие полового созревания, поэтому мясо считается «молочным», – рассказывает Павел Чувилин.

Не все поняли

По мнению руководителя фирмы, отсутствие конкуренции – это большое преимущество и одновременно проклятие любого стартапа. Ведь путь еще никем не пройден и учиться приходится на своих ошибках. Как и добиваться внимания потребителя.

По словам Павла Чувилина, самой большой сложностью на первоначальном этапе построения системы продаж было преодоление недоверия со стороны торговой сети. К появлению нового для многих городских жителей продукта были не готовы и сами покупатели.

«Для нашей ментальности кролик – это не массовый продукт, поэтому люди сначала воспринимали его с большой осторожностью. Осложняло дело и то, что во многих городах супермаркеты уже имели опыт реализации кроликов, и он был негативным. Поэтому никто не хотел связываться с нами, несмотря на то, что качество продукции было отличным и кролик, что называется, был «с бумажкой». Мы преодолевали это недоверие постепенно, торгуя тушками самостоятельно прямо в торговых центрах. Когда продавцы увидели покупательский интерес, дело пошло», – вспоминает Павел.

В настоящее время, по его словам, замороженная продукция компании из Восточного Казахстана регулярно поступает в магазины Алматы, Нур-Султана, Караганды, Павлодара, других городов страны. В планах на ближайшую перспективу  увеличить производственные объемы в четыре раза и выйти на экспортные позиции на российский рынок.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций