Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


4445 просмотров

Как в Казахстане заработать на траве

Производитель зелени и салатов Green Eco создает в РК новую рыночную нишу

Фото: Shutterstock.com

Историю компании Green Eco, которая выращивает в современном тепличном комплексе салаты и пряную зелень, можно начать лирично.

Создатель бизнеса Роман Шнайдерман в юные годы занимался музыкой и восхищался балладой Scarborough fair, где поется о петрушке, тимьяне, розмарине и чабреце.

«Мне все время было интересно, что же это за растения и как их выращивать», – признается предприниматель.

Прагматичное начало истории Green Eco тоже не лишено налета бизнес-романтики. Архитектор по профессии, Шнайдерман решил построить свою теплицу после того, как в 2011 году спроектировал теплицу в Астане. Полтора года он изучал технологии выращивания салатов и зелени в Дании, Финляндии, Израиле, Бельгии и для своего тепличного комплекса сделал микс из лучших практик: «Поскольку мы сами инженерная компания, собрать все лучшее и скомпоновать было посильной задачей». В 2016 году была куплена земля, спроектирован комплекс, подведены коммуникации, за восемь месяцев построены и оборудованы теплицы, и осенью 2017 года комплекс с рабочей площадью 1,3 гектара заработал.

«Голубой океан» зелени

Green Eco выращивает восемь видов салатов и шесть видов пряной зелени. С этим ассортиментом компания вышла на фактически неизвестный рынок, на практике применив стратегию «голубого океана».

«Мы изначально отдавали себе отчет, что пытаемся построить бизнес там, где его нет. И с одной стороны, у нас нет конкурентов, а с другой – люди всю жизнь обходились без розмарина», – говорит Роман Шнайдерман.

Чтобы сделать свой бизнес устойчивым, Green Eco предстояло привить казахстанцам культуру потребления нового продукта. Еще несколько лет назад почти вся зелень на казахстанский рынок завозилась «вчерную» из Узбекистана по очень низким ценам, и отношение к салату было соответствующее – как к бросовому товару. Салатов высокого качества из Голландии и Израиля завозилось немного, и цена их начиналась от тысячи тенге.

Отсутствие качественного и доступного по цене предложения, по мнению Шнайдермана, было основной причиной неразвитости этого сегмента рынка. Качество обеспечивают высокотехнологичные теплицы, стоимость – местное производство. Салаты Green Eco дороже узбекских, но в 3-4 раза дешевле импортных при аналогичном качестве.

Теперь компании – производителю зелени и салатов остается только ждать, когда потребитель привыкнет к продукту. По поводу перспектив Роман Шнайдерман настроен оптимистично – в Финляндии он общался с владельцем тепличного комплекса, занимающего 10 гектаров. Тот рассказал, что начинал бизнес в 2006 году и тогда четырехмиллионная страна потребляла всего 5-6 тыс. пучков салатов в год. Сейчас этот показатель составляет 120-130 млн пучков, среднестатистический европеец съедает 25 пучков салата в год.

«Мы предположили, что через какое-то время казахстанцы должны прийти к близкому показателю. Наши знакомые и друзья отговаривали нас, напоминая, что Казахстан – страна мяса. Но когда я озвучил этот аргумент своему финскому коллеге, он отметил, что в Финляндии народ традиционно предпочитает рыбу и картофель. Тем не менее в короткий срок рацион удалось изменить. Это общемировой тренд – люди хотят качественно питаться, на это и был сделан расчет», – отмечает Шнайдерман.

ГЛАВНАЯ_ТРАВЫ_ЗАМЕНИТЬ-3.jpg

Добраться до клиента

Каждый день в тепличном комплексе Green Eco собирают около 1,5 тонн урожая, который расходится по 90 супермаркетам. В алматинские супермаркеты – ежедневные поставки, раз в три дня фура с товаром уходит в столицу, эта продукция распределяется в торговые точки не только Нур-Султана, но и Караганды и Павлодара.

«Предполагаем, что наш салат в супермаркетах могут увидеть около 5 млн казахстанцев. Сейчас мы продаем порядка 150-170 тыс. пучков в месяц, это около 40 тонн. Потенциал для роста есть даже среди этой аудитории: если 5 млн человек будут потреблять по 25 пучков ежегодно, то получится около 100 млн пучков в год. Я думаю, к этому показателю Казахстан придет через 8-10 лет. Пока мы выращиваем до 3 млн пучков, за год увеличили объем вдвое», – делится текущими показателями и прогнозами глава тепличного комплекса.

Убедить супермаркеты покупать отечественную, а не узбекскую зелень оказалось непросто. Отвоевать полки у дешевой продукции было мало, нужно было добиться бережного отношения к салату. Шнайдерман планировал работать с дистрибьюторскими компаниями. На практике это вылилось в несвоевременную доставку и испорченный продукт – зелень часто замораживали или, наоборот, перегревали. Дистрибуцией в итоге пришлось заняться самостоятельно, и теперь у Green Eco есть шесть грузовичков, которые развозят салаты по супермаркетам.

Здесь возникла следующая проблема: теперь уже в супермаркетах не оказалось служб, которые могут качественно принять зеленый товар, переместить и выставить его на полке.

Предприниматель констатирует: «Никого, кроме нас самих, товар и его вид не интересовали. В результате мы были вынуждены набрать штат мерчандайзеров, которые принимают товар, следят, чтобы он был моментально доставлен от машины до прилавка и красиво расставлен. Они же и разъясняют покупателям преимущества нашей зелени».

Еще почти год ушел на то, чтобы убедить сети отказаться от работы по системе замены и возвратов. Дешевую узбекскую зелень, оставшуюся непроданной, магазины меняли у оптовиков с рынка на свежую партию или просто выбрасывали. Теперь, чтобы формировать заказы, подходящие под спрос клиентов каждого конкретного магазина, сотрудники Green Eco сами мониторят реальные продажи разных видов салата в каждой точке.

Только для того, чтобы товар хорошо смотрелся в магазине, на территории Green Eco организовали небольшой деревообрабатывающий цех для изготовления аккуратных ящиков, стендов и декоративных тележек.

Бумажный барьер

Создание Green Eco от проекта до первых пучков салата обошлось в 4 млн евро, еще 500 тыс. евро стоило выстроить цепочку от теплиц до магазинов. Треть потраченных денег – заемные, остальное – собственные средства. По расчетам, вложенные средства «отобьются» за 8-10 лет. Изначально компания рассчитывала выйти в операционный ноль за шесть месяцев, однако случилось это только через полтора года.

В компании не планировали создавать свою логистическую службу и не собирались вывозить салаты за пределы Алматы, ожидая, что южная столица потребит весь предложенный объем. На величину капзатрат повлиял тот факт, что всю инфраструктуру компании пришлось подводить самостоятельно. Green Eco пользуется льготным кредитом, субсидируемым «Даму», и платит 10% годовых вместо 19%, но лучшей помощью государства, уверен Шнайдерман, станет пресечение нелегального ввоза зелени.

«Почему я, отечественный производитель, должен возить на сертификацию каждую партию продукции, получать карантинные сертификаты, платить налоги, а иностранная продукция никакой сертификации не проходит – просто фурами товар из Узбекистана разгружается на «Алтын Орде», без налогов, карантинных сертификатов… Отсюда и копеечная цена. Другие государства защищают местного производителя. Здесь я изначально не просто в неравных условиях, а в гораздо худших условиях, чем импортер. Государство стоит спиной к местным сельхозпроизводителям», – с горечью заключает бизнесмен.

Вопрос сертификации для него больной – для подкарантинной сельскохозяйственной продукции сертификат требуется на поставку каждой партии. Но само понятие «партия» четко не прописано. У компании конвейерное производство, сбор и посев идут постоянно, а цикл занимает в среднем 30 дней, ранее было решено, что сертификат необходимо делать сроком на 20-25 дней. Новый состав карантинной комиссии предлагает считать партией каждую машину. При ежедневных отправках грузовик должен выехать до 9 утра, чтобы к 11 продукция была в магазинах. А для получения сертификата требуется заехать в лабораторию, сдать продукцию на анализ, дождаться готовности лабораторных результатов. И потом еще получить сертификат, на изготовление которого по закону отведено три дня.

Вопрос частоты прохождения сертификации сейчас краеугольный для бизнеса Шнайдермана: «Мы будем его решать, в противном случае производство просто встанет».

Не батавией единой

Green Eco, пожалуй, самый крупный в РК производитель тепличной зелени и салатов, но даже у этого игрока еще нет точного понимания, какой будет динамика развития рынка. В России, где активно выращивать салат начали пять-шесть лет назад, процесс «привыкания» рынка занял два-три года. Пока Green Eco занимается расширением кругозора отечественных покупателей. Совсем недавно такие салаты, как лолло росса, дуболистный, ромен, были большинству из них не знакомы. Широкий ассортимент – дополнительная сложность для производителя.

«Все виды салата растут немного по-разному, требуют несколько отличающихся условий. Процесс сбыта тоже усложняется – необходимо подгадать процентное соотношение, которое все время меняется. Большинство тепличных комплексов в итоге приходят к решению выращивать одну, максимум две культуры. Но перед нами стоит задача не просто продавать, а поднимать культуру потребления разных салатов. Может, это и не золотой путь в бизнесе, но мы верим, что стратегически это даст лучший результат», – считает Роман Шнайдерман.

Усилия Green Eco уже дают первые результаты – постепенно предпочтения казахстанцев меняются. Лидер продаж пока – батавия (он же латук, зеленый салат), на него приходится 50-60%. Самый востребованный в Европе дуболистный еще год назад не продавался, а сейчас занимает 15-20% от общего количества. Еще один тренд, отмеченный в Green Eco, – спрос на готовые салатные миксы: даже в категории «фреш» люди предпочитают полуфабрикаты.


1058 просмотров

Как в Казахстане открыть рыбный ресторан

История Руслана Абишева

Фото: Из открытых источников

Владелец ресторанов La Barca Fish&Wine, &meat и кофеен Big Apple Руслан Абишев поделился историей создания рыбного ресторана La Barca.

«Мотивация работает либо от любви, либо от нужды. Это заставляет выйти из зоны комфорта и предпринимать какие-то действия», – убежден Руслан Абишев, владелец ресторана. La Barca – не первый его бизнес.

В 2000-х он успешно работал в строительстве, а к сфере питания пришел через кальянные – это направление деятельности бизнесмен выбрал во время кризиса строительной отрасли. Однако и кальянный бизнес г-н Абишев в определенный момент счел не слишком перспективным для дальнейшего развития.

«Кальянный бизнес разросся, возникла большая конкуренция, пришло понимание, что он может сложиться как карточный домик», – вспоминает он. Поскольку кальяны были одной из дополнительных услуг в ресторанах приятеля, у предпринимателя была возможность познакомиться с некоторыми нюансами ресторанного бизнеса. «Я видел проблемы, нехватку каких-то продуктов, недостатки в сервисной стороне», – говорит он. Но вместо создания своего ресторана Руслан Абишев начал с поставок продуктов в чужие.

Свежий улов

Первую партию продуктов он привез по просьбе друзей. Успешный опыт подтолкнул к идее создать компанию по импорту свежей продукции для ресторанов. Подобные компании на рынке уже существовали, но цены предлагали крайне завышенные.

«Мы подсчитали реальную стоимость, сделали запросы в заведения. Я поехал в Дубаи, привез продукты. И мы их с горем пополам растаможили», – вспоминает Руслан Абишев.

Проблема с растаможкой возникла из-за недостатка опыта – привоз пришелся на праздничные дни, когда таможня фактически не работала, а рыба – продукт скоропортящийся, охлажденный товар может храниться максимум четыре дня. Сложностей добавил и тот факт, что компаний, которые занимаются поставкой товаров категории fresh, в том числе свежей рыбы, – немного, и нюансы таких поставок известны не всем.

«После этого мы досконально изучили все законодательство, подготовили разрешение на импорт категории fresh и начали работать», – говорит Абишев. Так появилась Ocean Fresh – компания по импорту охлажденных морепродуктов для ресторанов.

Поставки поначалу были небольшими – буквально по паре коробок для знакомых. Постепенно стали появляться регулярные запросы от частных лиц и заведений HoReCa. С Ocean Fresh стали работать Esentai Gourmet и известные сети ресторанов – к этому моменту объемы поставок выросли до нескольких тонн.

Заказы поступали со всего Казахстана, но из-за специфики хранения продукции и довольно сложной логистической системы РК рыба и морепродукты поставлялись только в заведения Алматы.

«Поскольку мы обладали продуктом, хотелось его еще и использовать. После мониторинга мы увидели, что на рынке фактически нет рыбного ресторана», – объясняет Руслан Абишев логику создания La Barca Fish & Wine.

Из пекарни в ресторан

На месте La Barca должна была появиться пекарня-кофейня – именно под эту бизнес-идею супруга Руслана Абишева подбирала помещение. Началось проектирование пекарни, но сбыться проекту оказалось не суждено – друзья отговорили супругов Абишевых от такого формата. Уже имеющийся бизнес подталкивал к концепции рыбного ресторана, первоначально – в формате шоу-рума для дегустации продукции Ocean Fresh. Общие инвестиции в проект La Barca составили $150 тыс., хотя порой бизнесмену удавалось
сэкономить – благодаря тем, кто на ресторанном рынке удержаться не смог. «Мы покупали и новые тарелки, и вилки, и б/у товары из закрывшихся ресторанов по совершенно бросовым ценам», – делится Руслан Абишев. К примеру, на столах ресторана можно увидеть роскошные французские мельхиоровые солонки и перечницы, выкупленные в буквальном смысле за копейки – по 120 тенге – у ресторана «Бородино».

С небес на землю

Ресторан открылся в 2014 году. Первые месяцы работы La Barca получились успешными – новый рыбный ресторан пользовался популярностью у любителей морских деликатесов, но эффект новизны пропал, и интерес клиентов к формату снизился. Бизнесмен признает, что ошибок было сделано немало: «Не были просчитаны ни цены, ни средние чеки, ни количество посадочных мест. Фактически не было никакой аналитики, и к новому году мы прикатились к выручке в 60 тыс. в день».

В этот стрессовый для бизнеса период полностью пересматривается подход к работе ресторана. «В результате мы решили уменьшить порцию и цену и сделать блюда более доступными. Мы до сих пор сохраняем этот принцип, следуя идее «справедливая цена за справедливый продукт». Для нас теперь это закон», – рассказывает ресторатор. В результате такой трансформации и цены на блюда, и сами порции стали меньше примерно на 50%. В числе других антикризисных мер был поиск более дешевых продуктов без потери качества. У ресторана поменялись не только поставщики, но и курс развития в целом – в La Barca пересмотрели ассортимент продуктов и приняли решение использовать рыбу и морепродукты не только премиального сегмента. Так в меню появились блюда из дорады и даже зайсанского судака.

В поиске рыбы

Руслан Абишев продал свою долю в Ocean Fresh, и сегодня это лишь один из примерно 20 поставщиков ресторана. «Мы работаем с компаниями, которые занимаются оптовой продажей. В большей степени это импортная продукция: из Турции, Франции, Греции, Мальдив и даже Австралии и США. Но мы не ограничиваемся только ею, к примеру, мы также закупаем у зайсанских поставщиков щуку», – делится ресторатор. Средний чек в La Barca Fish & Wine составляет от 10 до 15 тыс. тенге на человека. Безусловно, есть и очень дорогие позиции, к примеру, французская рыба или лобстеры – но приблизительно такую же цену клиент отдаст за такой деликатес и в европейском ресторанчике.

Руслан Абишев отмечает, что казахстанская продукция потенциально могла бы расширить ассортимент ресторана. «Все блюда, которые есть в наших меню, достаточно конкурентные. Самое популярное из них, пожалуй, соте из морепродуктов. Но мы сами себя мотивируем противопоставить что-то этому блюду. Это заставляет нас творить и развиваться», – говорит он. По словам предпринимателя, ему было бы интересно иметь в наличии каспийского рака, поскольку морской рак очень сильно отличается от озерного или пресноводного как вкусом, так и видом. Помимо этого, привлекательна и каспийская рыба – к примеру, судак, кефаль и даже бычок, который мог бы стать частью меню пивного ресторана. Концепция интересного пивного формата у бизнесмена уже есть.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций