Как в Казахстане появился бренд парной одежды

Основатель Sabyrzhanayrin Рустем Ермекбай рассказал о том, как появился бренд казахстанской парной одежды

Как в Казахстане появился бренд парной одежды

Как в Казахстане появился бренд парной одежды

Как только у человека с предпринимательской жилкой возникает потребность в каком-то товаре или услуге, которую он не может найти на рынке – ожидайте, скоро появится новинка. О том, как появился бренд казахстанской парной одежды, рассказал его основатель Рустем Ермекбай.

– Как возникла идея собственного бизнеса?

– Идея бизнеса пришла неожиданно. Мы хотели провести семейную фотосессию. Помню, в то время еще была популярна корейская парная одежда. Так появилась идея создать отечественную одежду собственного производства для всей семьи и влюбленных пар, потому что на рынке такого еще не было. Тогда, в 2013–2014-м, у нас еще не было ни магазина, ни стартового капитала. Кстати, тогда мы с супругой Молдыр оба были безработными, но твердо верили в будущие успехи. Вскоре появилась дочь. До ее рождения мы долго размышляли над будущим именем. Оно должно было быть интересным и со смыслом, придающим нам энергию и силу двигаться вперед до конца нашей жизни... Выбор пал на Айрин. Чуть позже у нас появился и магазин. Старались сделать бренд качественной, стильной, аутентичной и недорогой одежды казахстанского производства. Теперь Sabyrzhanayrin растет вместе с маленькой Айрин.

Каждый раз, когда нам было тяжело, не хватало денег на аренду или закуп сырья, мы с легкостью все переживали, видя улыбку нашей дочери. Оглядываясь назад, я настолько счастлив, что тогда, еще живя в общежитии, мы с женой выбрали правильное решение.

– Легко ли было продвигать такой бренд?

– Пожалуй, что да. Все мы в душе патриоты. Когда только вышли наши первые дизайны парной одежды для всей семьи, наши друзья, знакомые, клиенты – все с удовольствием надевали нашу одежду и рассказывали в социальных сетях о новой продукции. С известными личностями и казахстанскими звездами, к слову, тоже работалось легко. Со всех сторон мы встречали поддержку и чувство сопричастности в создании чего-то большего.

– Вы одежду полностью отшиваете или только декорируете?

– Одежду мы полностью отшиваем здесь, в Алматы и швейных цехах Алматинской области.

– Откуда привозите ткани?

– Трикотаж к нам приезжает из Узбекистана и Турции, а другой текстиль – из Европы и Китая.

– Кто разрабатывает эскизы, подготавливает модели?

– Эскизы, в основном по женской одежде, создает моя жена, она – дизайнер и стилист. Эскизы на трикотажную парную одежду мы разрабатываем совместно с одним известным казахстанским дизайнером Сержаном Смаковым.

– Как происходит процесс создания одежды?

– Все начинается с разработки технического задания (ТЗ) на ассортимент продукции, исходя из анализа продаж в первую очередь и сезонности. Далее, согласно тому же ТЗ ассортимента, разрабатываются непосредственно дизайны и модели с технической документацией к ним. Закупаем сырье, фурнитуру. Далее – запуск в производство. После уже начинается кропотливая работа по контролю качества. Она проходит в пять этапов: при раскрое ткани, при нанесении принтов на крой, при пошиве, а также при глажке и, непосредственно, при упаковке.

– Сколько у вас сейчас магазинов в Алматы и в Казахстане?

– В Алматы у нас сейчас два собственных магазина и еще восемь – в крупных городах Казахстана.

– Какую одежду вы сейчас предлагаете покупателям?

– В основном парную одежду, семейные луки, а также повседневную, офисную, вечернюю и верхнюю одежду.

– Планируете ли запускать еще что-то новое?

– Наверное, каждый начинающий предприниматель или дизайнер в fashion-индустрии мечтает стать как Zara. Мы много изучаем, наблюдаем, анализируем. В долгосрочной перспективе планируем разработать и внедрить стратегию вертикальной интеграции Inditex Group, в которую входит Zara. В настоящее время у этого текстильного холдинга насчитывается более 6 750 магазинов в 88 странах мира, в его портфель входят 10 брендов. Кстати, летом у меня намечается экскурсия в штаб-квартиру и на заводы Inditex Group в Испанию, Артейхо.

Мы планируем поэтапное расширение ассортимента «народных» брендов в портфеле нашего холдинга.

– Как боретесь с подделками? Как защищаете свой бренд?

– Вначале я радовался появлению подделок нашего бренда, мол если копируют, значит мы – первопроходцы и создаем нечто ценное. Однако уже понял, что с этим необходимо бороться. По моим подсчетам, в 2017 году по Казахстану распространилось более 50 тыс. изделий – подделок нашего бренда. У нас имеются авторские права на все дизайны и принты, сертификаты, мы зарегистрировали нашу торговую марку. С начала года мы стали работать с группой экспертов и юристов по выявлению подделок и контрафактной продукции нашего бренда, и все нарушители будут привлечены к ответственности и наказаны согласно законодательству РК.

– Насколько выгоден бизнес? Как быстро окупились вложения и появилась прибыль?

– Так как мы начали этот бизнес практически без вложений, то первую прибыль увидели уже через три недели. Все это время мы активно реинвестируем прибыль в развитие компании, что позволяет нам набирать обороты быстрыми темпами. Нужно стремиться всегда быть №1 в своей сфере. Сейчас мы поэтапно строим структуру текстильного холдинга.

– Как вы относитесь к конкуренции, которая в вашем сегменте достаточно высока?

– Один из критериев при выборе ниши в бизнесе, которого я придерживаюсь – это наличие высокой конкуренции. Чем выше конкуренция, тем больше экспертов, тем больше клиентов, ну и, конечно же, показателя твоего успеха в бизнесе – денег. Мы не стоим на месте – перенимаем опыт и систему ведения бизнеса в рознице у сильных и опытных конкурентов и добавляем свои «фишки». Добиваемся своего конкурентного преимущества. С момента нашего старта все очень быстро меняется, появляется все больше качественных казахстанских производственников и предпринимателей, что меня сильно радует.

– Где ищете клиентов и как привлекаете?

– Мы просто делаем то, что нам нравится, с душой. Сотрудничаем с известными личностями и селебрити шоу-бизнеса. Сейчас у нас более 240 тыс. подписчиков в инстаграме. Выстраиваем стратегию по привлечению аудитории в Facebook, так как она отличается от аудитории инстаграма. В основном наши клиенты поддерживают и «рекламируют» нас.

– Не возникало ли у вас желания попасть в крупные сети?

– Вы знаете, в 2016 году мы пробовали попасть в крупную республиканскую сеть, но когда ее владельцы озвучили требования по закупкам (по сильно невыгодным нам ценам, плюс на условиях консолидации, с возвратом непроданных товаров и к тому же со скрытыми взносами), мы решили развивать свою оффлайн и онлайн розничную сеть. Мы позиционируем себя как народный бренд с доступными ценами.

– Расскажите немного подробнее о вашей франшизе и планах. Зачем вообще хотите открыть магазины и за пределами РК?

– У нас есть цель: одеть 10% населения Казахстана. Эту цель для себя мы ставили, когда узнали, что выручка только трех крупных сетей турецких брендов одежды, присутствующих в Казахстане, составляет более 50 млрд тенге в год. Основная доля этого капитала уходит за пределы нашей страны. Тогда еще мы сделали себе «challenge», что в ближайшие три-пять лет мы будем одевать не менее 10% населения Казахстана. Этот вызов мотивирует нас, кто, если не мы. Исходя из этой цели, мы упаковали свой бизнес, опыт, знания и нашу продукцию во франшизу. Еще одним фактором запуска франшизы было наличие большого спроса на наш товар по всему Казахстану. Например, за 2017 год мы выпустили более 110 тыс. единиц товара.

Так как я сам казах, живший в другой стране, то как никто другой понимаю тоску по Казахстану. Недавно я опубликовал свою историю и историю создания бренда в социальных сетях, и, честно говоря, не ожидал такой реакции и поддержки людей. Только за два дня более 7 тыс. человек «перепостили» мою историю. Это и показывает сплоченность нашего народа. И к моему удивлению посыпались заявки на открытие магазинов из других стран. Следующая цель – открытие фирменных магазинов в Пекине, Урумчи, Баян-Улгие, Астрахани, Саратове, Оренбурге, в Омске и в других городах России и СНГ, в Турции, Европе и США. Наша миссия – брендирование казахской культуры и традиций.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Ретейлер из Сарани планирует запустить сеть супермаркетов в Санкт-Петербурге

К концу года до 10-15 магазинов

Фото: Shutterstock / non c

Казахстанский ретейлер Optima (ТОО «Оптимальный», г. Сарань) заявил о планах запуска собственной сети супермаркетов Green в Санкт-Петербурге летом 2020 года. 

Казахстанцы намерены открыть в Санкт-Петербурге четыре продовольственных магазина площадью 2 тыс. кв. м каждый. К концу года планируется расширение сети супермаркетов Green до 10–15 магазинов, за чем последует продвижение в другие регионы России. Также заявлено открытие в Санкт-Петербурге гипермаркета площадью 8,5 тыс. кв. м.

Оптимальный выход

Торговая сеть Optima (ТОО «Оптимальный») дебютировала в 2009 году с открытия магазина в Сарани – городе с населением чуть более 40 тыс. человек недалеко от Караганды. В период с 2017 года Optima расширилась, открыв два супермаркета в полумиллионной Караганде.

Основной деловой партнер Optima – компания оптовой торговли «Сания». Это дистрибьютор таких крупных производителей, как Efes Kazakhstan, Coca-Cola, Mareven Food. 

Эти две компании и составили группу, которая инвестировала в сеть Green. Оба бизнеса находятся под управлением братьев Куприенко: Александр занимается Optima, Николай – «Санией». В марте 2020 года Александр Куприенко возглавил новую компанию – ООО «Оптимальный» с уставным фондом 2 млн рублей.

На вопросы «Курсива» о планах развития торговой сети Green на российском рынке Александр Куприенко не ответил, порекомендовав изучить презентацию для российских СМИ.

В упомянутой презентации ТОО «Оптимальный» оценивает собственный товарооборот в размере 1,4 млрд рублей, не уточняя период, к которому он относится. Общая сумма налоговых отчислений товарищества с 2015 по 2019 год, как следует из данных kgd.gov.kz, составила 159,2 млн тенге. Если эту сумму перевести в рубли по курсу Национального банка РК на 29 июня (1 рубль = 5,76 тенге), получится 27,6 млн рублей. Максимальная сумма налогов, уплаченных ТОО «Оптимальный», приходится на 2019 год – 53,7 млн тенге. В том же году «Сания» уплатила в качестве налогов 12,6 млн тенге. Максимальная налоговая выплата этой компании пришлась на 2017 год и составила 136,8 млн тенге.

Эксперты российского потребительского рынка скептически отнеслись к новости о планах казахстанской сети. «Бросок на север» казахстанского ретейлера оценивается как каприз или результат переоценки собственных сил.

При этом наблюдатели отмечают негативные аспекты, которые сопровождают международную экспансию Optima: снижение покупательского спроса в России, высокие ставки аренды в местах открытия магазинов Green и необходимость больших затрат на оборудование, пишет «Коммерсантъ». Издание приводит мнение консультанта Jos De Vries The Retail Company Ирины Болотовой. Она считает, что вложения в один объект составят не менее 18 млн рублей.

Новость о планах Optima сопровождает и не добавляющий оптимизма символизм. Казахстанская компания рискует унаследовать неудачную карму не только имени (вспомним разорившийся казахстанский Green Store), но и места. Первые четыре магазина Green открываются в локациях разорившейся торговой сети Spar, принадлежавшей ТД «Интерторг», который также проходит процесс ликвидации. 

Это подтверждают эксперты: новые игроки, начинающие работать в бывших магазинах «Интерторга», получают выручку на 30–40% ниже, чем была у предшественника. При этом конкурировать Green, по мнению Ирины Болотовой, придется с такими сильными участниками рынка, как «Лента», «Перекресток» и «О’Кей».

Наконец, без ответов остаются ключевые вопросы: способна ли компания из Карагандинской области предложить жителям северной столицы России услуги, соответствующие их пониманию сервиса. А главное – откуда у мелкого казахстанского ретейлера средства на реализацию подобного плана.

Казахстанский ретейл-консультант Анна Пацюк оценила уровень развития карагандинской сети Optima как «приличный, но ничем не выделяющий из ряда конкурентов». Эксперт проявила интерес к компании после заявления о ее выходе на рынок России, но не смогла обнаружить явных резонов для такого шага со стороны бизнеса. Рынок Караганды маленький, все друг друга знают, но понимания причин, которые толкнули Optima на этот шаг, нет ни у конкурентов, ни у партнеров бизнеса.

«Не думаю, что это ретейл-феномен – ничего особого наш бизнес предложить рынку России не может. Скорее это реализация инвестиционной схемы или стратегическая диверсификация собственников бизнеса», – говорит эксперт. По ее мнению, успех или неудачу Green предопределит компетенция нанятого менеджмента и быстрое масштабирование бизнеса до сети из 20–30 магазинов. 

Как регулируют ретейл Санкт-Петербурга 

Санкт-Петербург входит в ведущую пятерку городов России по объему розничной торговли. По данным комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка города, в 2018 году оборот этого сектора экономики составил 1412,4 млрд рублей. Торговля продовольственными товарами генерирует 35% совокупного оборота.

По данным комитета по информации и связи Санкт-Петербургского информационно-аналитического центра, в первом полугодии 2019 года оборот розничного рынка города составил 706,1 млрд рублей, что на 0,6% выше, чем в аналогичном периоде 2018 года. 

В структуре оборота розничной торговли доминируют крупные предприятия, на которые приходится 80% рынка. Доля малых предприятий составляет 12%, средних – 2%. 5% оборота приходится на индивидуальных предпринимателей, торгующих вне рынков, 1% составляют рынки и ярмарки. 

Кстати, депутаты местного законодательного собрания требуют ограничить коллективное проникновение торговых сетей на рынок показателем 60%. Другая инициатива депутатов предполагает установление минимального расстояния между магазинами, чтобы предотвратить их избыточную концентрацию. Такие поправки ограничат возможности расширения торговых сетей.

Согласно опросу Информационно-аналитического центра Санкт-Петербурга, в 2019 году предприниматели этого города среди своих основных проблем отмечали недостаточный платежный спрос (54,3% респондентов), высокую арендную плату (48,9%), высокий уровень налогов (30,9%). 

По данным аналитической компании Watcom Group, в период самоизоляции населения посещаемость крупных торговых центров в Санкт-Петербурге упала на 77,8%. Горожане предпочитали делать покупки в маленьких магазинах у дома. После отмены режима самоизоляции посещаемость магазинов большого формата восстанавливается медленно. Эксперты прогнозируют, что привычные показатели будут достигнуты только осенью текущего года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg