Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


12263 просмотра

Как казахстанец осуществил «американскую мечту»

Основатель первого модного дома Soul of nomad в Кремниевой долине Назим Палташев поделился своим опытом по созданию бизнеса в США

Как казахстанец осуществил «американскую мечту»

Как казахстанец осуществил «американскую мечту»

О том, как, продав в Алматы квартиру, построить в США компанию и начать со скромными вложениями шить джинсы класса люкс, рассказал основатель первого модного дома Soul of nomad в Кремниевой долине Назим Палташев.

– Почему все же бизнес начали в США, а не в Казахстане?

– Можно сказать, что в США я вырос – большую часть осознанной жизни я провел в Америке. Там я окончил университет и защитил кандидатскую. На тот момент, когда компания образовалась, я находился там. Все получилось достаточно спонтанно. И есть, конечно, определенные моменты. Например, восприятие бренда на американском рынке. В первую очередь это должно было быть уникальным. В Кремниевой долине мы оказались своего рода аутсайдерами. Мы были непонятными фигурами – ребятами из гаража, которые начали делать брендовую одежду в самом немодном месте. Но там была своя особая, хорошая философия – не было скептизма и надменности. Может быть, если бы я попытался открывать где-то в другом месте, то столкнулся бы с эмоциональным противостоянием. Там же была поддержка. Там многие делают что-то необычное и в первый раз.

– Как все начиналось? Где искали идеи и инвестиции?

– Идея пришла буквально в самолете. На тот момент я работал с партнерами в Казахстане, и мне часто приходилось летать между Сан-Франциско и Алматы. Однажды рядом со мной летел банкир, который все время ворчал: «Почему никто не делает удобную одежду? Мне сейчас уже на встречу нужно, в отель заехать и переодеться я не успею, хоть и лечу бизнес-классом, все равно одежда будет помятой». И уже на обратном пути, когда я летел из Алматы в Сан-Франциско, мне пришла идея: было бы интересно создать бренд именно для путешественников. Ведь нет hight end (элитный класс) – бренда для путешественников.

– Почему решили идти в люкс-сегмент?

– Это было все очень калькулировано. На тот момент я был в MBA, и у меня была очень хорошая группа одноклассников и профессоров. Когда я вынес на всеобщее обсуждение свою идею, она им понравилась. И совместно мы начали проводить анализ, вбили все данные, как и положено инженерам, провели маркетинговые исследования, посмотрели, какой рынок лучше, каковы жизненные циклы и маржинальность товаров. И пришли к интересному выводу: если зайти в люкс-сегмент, то у нас появляется шанс быть замеченными. Это не «хочушки», а расчеты. Про инвестиции – мы их не находили. Многие считают, что за нами кто-то стоит. Но бренд был сделан на деньги от проданной здесь в городе, в Mega Tower Almaty квартиры ($175 тыс.).

– И этого хватило?

– Этого хватило, и мы просто начали продавать. Деньги очень быстро кончились, но самые лучшие идеи, в том числе и по маркетингу, да и вообще лучшие бизнес-идеи пришли, когда эти деньги закончились. Когда денег нет, то смотришь и думаешь, как лучше сделать, как выжить. С деньгами может каждый дурак. А вы попробуйте без денег. На самом деле, если посмотреть на историю многих модных домов, то многие создавали что-то без больших денег. Сейчас в это сложно поверить. Хорошие компании могут создаваться с органическим ростом, может, про них не будут говорить как о компаниях с капитализацией в несколько миллиардов. Отсутствие больших денег научило нас эффективно тратить, а не выкидывать на ветер. За все время мы потратили $0 на маркетинг. Нам 12 месяцев, и буквально в прошлом месяце мы вышли на точку безубыточности, в цифрах это не так много. Мы не можем пока разглашать информацию – несколько крупных инвесторов заинтересованы нашим стартапом.

– То есть бренд говорит сам за себя?

– Мы верим, что наши клиенты сами рассказывают о нас. О клиентах: у нас много известных и не очень известных людей: банкиры, миллиардеры, футболисты, венчурные капиталисты, пластические хирурги, доктора, певцы и музыканты. Самое интересное, что в центре каждой легенды есть фундаментальные ценности. Soul of nomad не продает одежду – мы продаем философию. Хоть мы и делаем удобные вещи – джинсы и чемоданы. Философия бренда – путь человека внутри себя, человек в прогрессе, росте, который готов бросить вызов судьбе и дать ей достойный ответ. Это подходит ко многим к бизнесменам, футболистам, даже сильным женщинам, которые сидят дома с детьми. У нас примерно 60% клиентов – слабый пол, хотя на самом деле женскую коллекцию мы еще только начинаем делать. Пока выпустили только сумки. Философия очень близка клиентам и подходит им. Человек покупает философию, эмоции, истории.

– А кто команда?

– У нас маленькая, но деловая компания – постоянных 7 человек и еще человек 30 субподрядчиков. Мы никогда не дисконтируем бренд. Даже в сложных ситуациях, когда деньги не помешали бы, мы не ставим скидки. У нас есть клиенты, которые платят.

– А почему к вам идут клиенты?

– Помимо одежды и аксессуаров, в планах компании выйти на еще более сервисное ориентирование. На современном рынке недостаточно просто продавать вещи, какими бы крутыми они ни были. Например, в Сан-Франциско у нас начал действовать мобильный бутик. Мы еще, правда, не успели поставить на колеса микроавтобус, но уже полностью переделали его внутри. И у нас уже есть два джипа, которые тоже необходимы в работе. Человек получает своего рода бонус – ему не нужно вызывать такси, за ним приезжает хорошая машина. У нас в планах не только предлагать просто одежду, но и создать lifestyle-компанию.

– Сколько продуктов в линейке?

– Сейчас есть мужская джинсовая линия, скоро представим линию женских товаров. Есть еще аксессуары и чемоданы. У нас уже, думаю, с января будет действовать полноценный шоу-рум и дизайн-офис в Милане, мы туда переносим весь дизайн-офис. Сейчас мы много вещей производим в Лос-Анджелесе, но планируем еще завоевать и рынок Италии. Уже наняли хорошую команду известных дизайнеров, которые будут помогать нам концептуализировать и делать хорошие коллекции. Также планируем создать полноценную коллекцию весна-лето – 2019. А пока продолжаем делать отдельные вещи, выпустим кожаные куртки и плащи. Мы – минималисты. Сейчас не нужно покупать много вещей. Нужны те, в которых ты выглядишь хорошо, они универсальны, они подходят к твоему стилю жизни.

–Как Вы можете оценить казахстанскую fashion-индустрию?

– Если смотреть с точки зрения fashion-индустрии, то я преклоняю голову перед теми людьми, кто этим занимается. Это не очень легко – есть своя специфика, специфика рынка, большое значение имеет и такой сосед под боком, как Китай (многое завозится). Есть еще и специфика потребления, идет ценовая градация. Наш потребитель пока не готов платить за люксовый сегмент именно казахстанской одежды. Что касается масс-маркета, то сложности с доставкой материалов, другой вариант – отшивать все в Китае, но опять же здесь нужно решать вопрос с логистикой. Кроме того, население Казахстана примерно равно населению Лос-Анджелеса, есть экономические сложности, динамика покупательской способности населения не всегда стабильна. В любом случае – снимаю шляпу, они – двигаются. Но мне кажется, что индустрия все же немного застойная. Однако потребитель в Казахстане понемногу начинает ценить тонкости, эстетику. Все еще впереди, нужно просто работать, привлекать ресурсы и людей, которые в этом сегменте хороши и могут помочь.

– Что касается сырья, то вам проще…

– Однозначно! Есть, конечно, свои логистические сложности – из Италии сырье доставляется через океан в Лос-Анджелес, но из-за того, что каналы настроены, нам легче. У нас одни из самых высокотехнологичных материалов, они стоят дорого. Я много путешествую и выбираю поставщиков. Сейчас нам поставляют сырье итальянцы, американцы и японцы. Самое важное для нас, как для бренда, – нас покупают за наши цены.

– Кстати, а цены какие и где можно купить?

– Весь этот год мы продавали через веб-сайт, но через месяц он будет закрыт, мы перейдем на более личные продажи, экспириенс, потому что все же веб-сайт не может дать такого ощущения, как при примерке, да и картинка не отражает в полной мере продукт. Средняя цена за джинсы – $475, чемоданы – $4 500 (они собираются вручную), сумки – по $2 500. Мы проработали несколько стратегий, одна из них – мировое турне по странам, где есть наши лояльные клиенты. В рамках этого путешествия будем выстраивать личные контакты. Мы начали с Казахстана, затем будут Дубай, Япония, и возвращаемся Лос-Анджелес через в Нью-Йорк и Сан-Франциско.

– Правительство США вас поддерживает?

– У нас очень сильная поддержка от Министерства торговли США, они помогают нам развиваться и выходить на новые рынки. Мы идем шаг за шагом. В США много условий, которые помогают развиваться, в том числе банковская система, законодательство, есть все инструменты, которые помогают компании создавать хороший рост. Для нас была сюрпризом поддержка американского посольства. Самое важное заключается в том, что мы производим свой продукт в США и создаем рабочие места. Я большой фанат Made in America. Мы американский бренд с глобальной философией. Американцы, они тоже номады…

– На Казахстан есть какие-то планы?

– Скоро начнет действовать персональный мобильный шопинг. Вы можете заказать джинсы или другие вещи, и их привезут. В Алматы и в Астане будет проводиться privat-event. У нас тут много лояльных клиентов, и мы будем продолжать выстраивать отношения. Но в планах не поставить свой бутик – на данный момент это не эффективно. Мы готовы вложить деньги в бутик в Нью-Йорке на Пятой авеню, пусть это и колоссальные суммы, но обороты с лихвой перекроют затраты. Для магазинов рассматриваем Лос-Анджелес и Токио.

Фото: Олег СПИВАК


1 просмотр

Как сделать бизнес на травах и меде

Кейс от Андрея и Владимира Коротковых

Фото: Shutterstock.com

Трудно представить, что крупнейшее в Шымкенте фитопредприятие, производящее ежемесячно около 70 тыс. единиц продукции и имеющее годовой товарооборот свыше $1 млн, зародилось на кухне врачей Коротковых. 

Семейные истоки

Компания ТОО «PHYTO-APIPHARM» была создана в 2005 году. Но, как признался «Курсиву» один из трех ее учредителей, генеральный директор предприятия Владимир Коротков, на самом деле все началось гораздо раньше. 

«Мы уже четвертое или пятое поколение потомственной династии травников, – рассказал он. – Отец с детства усвоил знания и рецепты, передаваемые из поколения в поколение. А потом получил профессиональное образование: в 1993 году он окончил ТашМИ, став по специальности врачом-фитотерапевтом. Вместе с ним окончила этот вуз и мама – она фармацевт».

Получив диплом, Андрей Коротков взял патент и открыл кабинет фитотерапевта. В работе ему помогал сын Владимир. Вместе они ездили в горы, собирали и сушили травы, из которых делали экстракты для лечения пациентов. Сборы сушили на даче, хранили в гараже, а бальзамы из них готовили на домашней кухне. Спустя несколько лет Коротковы занялись пасекой. Так к арсеналу их лечебных средств прибавились продукты пчеловодства.

Запасной вариант

К 2005 году их натуральными продуктами и деятельностью заинтересовалась одна фитокомпания. Коротковы открыли ИП и занялись контрактным производством – начали выпускать продукцию под чужим брендом.

Разумеется, в домашних условиях выполнить большие объемы было невозможно. Поэтому взяли в аренду производственную аптеку. Впоследствии приобрели соседний участок с домом, перестроили в производственные цеха.

«Начального капитала у нас не было. Поэтому все, что зарабатывали, инвестировали в развитие производства. Сначала покупали б/ушное оборудование, потом стали закупать новое китайское, а когда появились возможности, – европейское», – рассказывает Владимир.

На первых порах выпускали по контракту по 120 бальзамов в месяц. Этого едва хватало на аренду помещения. Потом с ростом заказов и, соответственно, объемов – до 1 тыс. единиц продукции в месяц, вышли на самоокупаемость. 

Однако у компании-заказчика возникли финансовые сложности. Начали сотрудничать с другой. И история повторилась. До 2010 года шел динамичный рост производства, сделали капитальный ремонт, купили новое оборудование и дополнительное помещение. Но так как у партнеров начались финансовые проблемы, они возникли и у производителей. 

Зависимость контрактного производства от заказчиков собеседник назвал главной проблемой в становлении их бизнеса. С тех пор лично для себя он усвоил одно правило: никогда не ограничиваться одним заказчиком, партнером.

«Как минимум их должно быть два. Всегда должен быть запасной вариант. Чем больше диверсифицировано производство, тем больше источников дохода», – пояснил предприниматель.

Свое дело

Тогда же Коротковы решили, что им пора выпускать свою продукцию самостоятельно. В 2011 году они оформили ТОО, зарегистрировали свою торговую марку и начали делать свои фитотовары. 

«С 2011 по 2016 год у нас был если не бурный, то стабильный рост. Мы развивались, покупали новое оборудование, вышли на объемы в 10 тыс. единиц продукции в месяц. Но потом словно остановились: производить больше этого уровня не получалось. Стали задумываться, что нужно что-то делать с маркетингом. Пригласив специалистов, перестроили работу, начали внедрять MLM-аналитику. Разработали свою систему управления, которая работает онлайн: управление складом, взаимоотношения с офисами, онлайн-офисы, интернет-магазин», – рассказывает Владимир.

В итоге с 2017 года товарооборот компании увеличился в четыре раза. Параллельно было возобновлено контрактное производство. Сейчас здесь выпускают ежемесячно около 40 тыс. единиц собственной продукции и около 30 тыс. – контрактной. Ассортимент продукции представлен 37 наименованиями товаров, которые продаются не только в Казахстане, но и в России, и в Кыргызстане. 

Свыше 90% сырья – травы, пчелопродукты, минералы – отечественного происхождения. Из других стран покупают только эндемики – то, что не растет в Казахстане. 

Эффект расширения 

Не последнюю роль в успехе предприятия сыграло расширение его площади. В 2017 году компания решила приобрести отдельное помещение под офис. В рамках программы регионального финансирования предпринимателей «ONтүстік өнімдері», реализуемой фондом «Даму» и областным акиматом, предприятие получило льготный банковский кредит под 8,5%. 

На сегодняшний день производственные площади предприятия составляют в целом около 600 кв. м, не считая заготовительной базы за городом, где выращиваются некоторые растения, сушится, хранится и перерабатывается лекарственное сырье. 

Но предприниматели планируют приобрести еще один участок рядом для строительства складских помещений. Что касается общих планов развития компании, то, как отметил гендиректор, они предпочитают ставить не долгосрочные, а конкретные цели на каждый год. 

«Как минимум мы стремимся стать лучше, чем в прошлом году. Мы должны в первую очень быть конкурентоспособными с самими собой. Каждый год ставим цели по товарообороту, ассортименту, качеству. В этом году поставили цель увеличить общий товарооборот компании, достигший в 2018 году $1 млн, как минимум на 150 и максимум на 200%. План-минимум уже выполнен», – подчеркнул собеседник.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций