Перейти к основному содержанию

17975 просмотров

Эксперт: Грудничковое плавание – не тот бизнес, в который нужно идти ради денег

Основатель клуба «AquaBaby.kz» рассказал о насколько выгодно обучать малюток дружбе с водой

Эксперт: Грудничковое плавание – не тот бизнес, в который нужно идти ради денег

Эксперт: Грудничковое плавание – не тот бизнес, в который нужно идти ради денег

Зачем грудничкам сдавать нормативы и получать дипломы по плаванию и насколько выгодно обучать малюток дружбе с водной стихией рассказала руководитель и основатель клуба «AquaBaby.kz» Наталья Крылова.

- Недавно у вас прошли соревнования по грудничковому и малышковому плаванию. Расскажите, зачем это?

Мы прекрасно понимаем, что ребенок в 4-6 месяца не может физически проплыть 25 метровый бассейн, но тем не менее, трудятся они не меньше и нам захотелось, чтобы эти труды были по достоинству оценены. Мы и решили сделать таблицу нормативов – они достаточно серьезные. Для получения определенного разряда дети должны выполнить определенные упражнения. Мы стали эти соревнования проводить 4 года назад – первый раз в них участвовали 46 детей, но с каждым годом становилось все больше участников. В этом году уже 370 детишек участвовали, из них 40 – дети с инвалидностью, с различными диагнозами, зачастую эти детки в воде умеют гораздо больше обычных. За каждым их достижением стоит колоссальный труд родителей. Более тридцати таких малышей сдали нормативы и получили спортивные разряды. У малышей своя программа – они ныряют в бассейн, достают игрушки, проплывают сквозь арки и туннели, кувыркаются на кольцах. Дети постарше, в возрасте от 4 до 7 лет плывут вольным стилем 20 метров. По итогам соревнований у нас появилось 85 кандидатов в мастера спорта по грудничковому и 25 - по малышковому плаванию. 61 ребенок защитил звание мастера спорта по грудничковому плаванию, а самое высшее звание - мастера спорта по малышковому плаванию - завоевали семеро детей. Десятки детишек получили первые в своей жизни спортивные разряды. Эти малыши умеют плавать так, как не каждому взрослому под силу.

- Это все «клубные» дети или же приходят посоревноваться и из других бассейнов?

- В этом году у нас есть детишки из других клубов, мы сделали соревнования открытыми. Но, нужно отметить, что это не «дети с улицы», а просто те, кто занимается в других бассейнах. Без подготовки сдать нормативы ребенку сложно.

- В Алматы много клубов, которые учат малышей плавать?

- В принципе, да. С каждым годом их количество увеличивается и это здорово – есть выбор, где детям заниматься. Когда мы стартовали 9 лет назад с небольшого бассейна в центральной части города, то в городе было всего 3-4 места, куда можно пойти. Сейчас это порядка 20 бассейнов.

- Есть плавание для взрослых, для детей школьного возраста и для совсем маленьких. Почему вы выбрали именно эту нишу?

- Во первых, у меня самой – четверо детей и уже есть внучок. И мы хорошо понимаем, как важно заниматься с детьми физическим развитием именно с раннего возраста. У всех, кто занимается грудничковым плаванием истории очень похожи, и у тренеров, и у тех, кто открывает подобные бассейны. Как правило, начинали заниматься со своими детишками, понравилось и переросло уже в дело всей жизни. Мы не исключение. 9 лет назад у меня родилась дочь, и на тот момент как таковых нормальных, специализированных бассейнов для грудничков, куда можно было бы смело пойти с трехмесячным ребенком – не было. Были бассейны в детских садах или на базе фитнес-клубов, где и дети и взрослые вместе. Туда мы не пошли и открыли свой, начали заниматься с ней и с другими детками.

- Вот так просто взяли и начали заниматься?

- Не совсем. Естественно, мы прошли обучение, наши специалисты постоянно обучаются, выезжают в другие страны, да и к нам приезжают различные педагоги, и мы совершенствуемся. В Казахстане, да и в СНГ – у нас самый большой клуб. Мы все время участвуем в международной конвенции по грудничковому плаванию, с этого года мы являемся официальными представителями международной ассоциации по раннему и грудничковому плаванию по Казахстану и Центральной Азии.

- Для таких крох по 1,5 месяца, да и для детей-дошколят нужны особые условия?

- Да. У нас специализированные бассейны и можно приходить уже с 1,5 месяцев. Кроме того, со многими детьми мы занимаемся с первых денечков жизни, обучаем родителей плаванию малышей в ванной. Специалисты выезжают на дом и обучают. Груднички с 1,5 месяцев и примерно до 2 лет, занимаются в своем бассейне, дети по старше уже в другом.

- В бассейнах для взрослых не такой щепетильный подход к организации как в детских. С точки зрения бизнеса, было выгоднее открывать детский?

- У нас все сложнее, требования выше. Не только официальные, но и мы ставим перед собой высокую планку, потому что сами понимаем, с какой категорией клиентов мы работаем – 1,5 месяца совсем малышастик-малышастик и все должно быть на высшем уровне. Система фильтрации тройная, работает круглые сутки, мы не используем активную химию, работаем на поваренной соли и ультрафиолете – стоят специальные аппараты для этого. Система, безусловно, дорогостояща, но мы отвечаем за качество воды, постоянно делаем ее анализ, все под контролем санэпидем станции, мы открыты.

- Насколько выгодно с финансовой точки зрения заниматься малышковым и грудничковым плаванием?

- Если кто-то хочет этим делом заниматься как бизнесом – я бы не рекомендовала. Потому что это не деятельность, которой стоит заниматься ради денег. Безусловно, мы не голодаем, у нас все хорошо, нормальные доходы, но не очень высокая маржинальность. На хлеб с маслом и инструкторам, и руководителям хватает. Новое здание клуба мы построили 2,5 года назад – период окупаемости будет 5-7 лет, если удастся – будет хорошо. Мы постоянно растем, понемногу расширяемся, поступают различные предложения и возможно, что в скором времени откроем представительство в других городах. Все что зарабатываем – стараемся вновь вкладывать. У нас не высокие цены, но мы намеренно стараемся держать ее такой. Уже четыре года, несмотря на девальвации нам удается. Безусловно, маржинальность падает, но мы по-другому стараемся выходить из положения – дополнительные бассейны ставим, расширяемся. Мы хотим, чтобы плавание было максимально доступным. Как только поймем, что не вытягиваем – будем пересматривать ценовую политику.

- Параллельно еще на чем-то зарабатываете?

- Одежду и питание не продаем, но помимо плавания гимнастикой занимаемся, школа по подготовке к родам, занятия ЛФК, но это опять все не особо про деньги. Всего в клубе занимается около 800 человек.

Клуб основан в 2009 году семейной парой Евгением и Натальей Крыловыми.

1836 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance