Перейти к основному содержанию

10422 просмотра

Комиссионка как бизнес в несоветское время

О бизнес-модели комиссионок в интервью "Къ" рассказала администратор магазина Комиссионка.kz Ирина Симоненко

Разразившийся финансовый кризис, одна за другой девальвации, неустойчивость национальной валюты совсем не способствуют росту покупательской активности. Возможно, пришло время для возрождения культовых в советское время комиссионок. Однако комиссионки сегодня задают новый тренд – это уже не сэконд хэнд, а скорее, товары, бывшие в употреблении люксового сегмента, брендовые вещи, которые получат свою вторую жизнь. О новых нишах рынка, которые заняли комиссионки, о рентабельности, о продавцах и покупателях рассказала «Къ» администратор магазина Комиссионка.kz Ирина Симоненко.

- Ирина, расскажите, откуда пришла идея открыть именно комиссионный магазин?

- Это была задумка собственника. Он летел в самолете из очередной командировки, читал журнал и увидел статью про комиссионки Москвы. В Москве же это очень развито. А у нас нет пока. Вот и решили открыть комиссионку у нас в городе. На самом деле их все больше становится по городу, и они разного формата: мебель, посуда, одежда с именитыми брендами, масмаркет или вообще на уровне сэконд хэнд. Честно говоря, когда заходишь в последние, становится жутко. Вещи эти завозятся в тюках, предварительно чем-то обработанные. Поэтому в торговых отделах витает специфический запах, от которого становится неуютно и хочется сразу выйти оттуда.

Мы же решили сделать акцент на люксовых вещах. У каждой вещи есть бирка с указанием бренда. Например, висит платье от Valentino, которое надевали лишь раз или два. Процент износа у него совсем небольшой. А в свет не принято выходить дважды в одном и том же наряде.

- На каких условиях и по какой цене вы принимаете товар?

- Одежда, обувь и аксессуары должны быть брендовыми. Это наше главное условие. Предварительно товар должен пройти химчистку, состояние должно быть идеальное, без катышек, потертостей и зацепок. Обувь и аксессуары должны быть в идеальном состоянии, без царапин, сломанных замков, сбитых носов, набоек и т.п. Товар должен быть в надлежащем состоянии, без скрытых или явных повреждений и недостатков. Мы смотрим на внешний вид и состояние. Вообще, есть категория покупателей, которая даже не смотрит на состояние вещей.

- Так кто же ваши клиенты? Кто покупает эти товары?

- Клиенты делятся на две категории: на тех, кто сдает и тех, кто покупает. Те, кто сдает, как правило, у нас ничего не покупают. Крайне редко, когда они решают купить что-то. Обычно мы рассказываем клиентам, что, к примеру, сумка бренда D&G может стоить больше тысячи долларов, но у нас вы не сможете ее продать даже за 500. Те покупатели, которые располагают средствами, пойдут и купят новую, а те, кто не имеют такой суммы даже за 500 ничего не возьмут. Поэтому мы стараемся ставить лояльные цены. Чем дешевле будет стоимость товара, тем быстрее ее купят. К примеру, недавно один парень, принес нам сразу десять деловых костюмов. Он, наверное, стиль сменил или работу, стал носить более удобные вещи и решил, что эти костюмы будут просто так висеть и занимать целый шкаф. В итоге принес к нам, не поскупился и поставил приемлемые цены. Буквально через неделю мы ему позвонили и сообщили, что несколько вещей уже продано. А это уже 30-50 тысяч тенге, тоже деньги.

Есть у нас и клиентка, которая фанатеет по сумкам. Она оставила нам свой телефон и сказала, что как только появятся сумки, сразу ей звонить. Мы так и сделали, она пришла и забрала сразу две. Тем более, что и по ценам они были хорошим: одна 35 тысяч, другая – 40 тысяч.

- Какая у вас накрутка на товары? Как вы устанавливаете цены?

- Мы установили 25%. Из них 5% клиент платит сразу: это взнос за хранение и содержание товара, его реклама, а 20% списываются после реализации. К примеру, клиент принес юбку за 10 тысяч, оплатил 5%. Как только юбку купили, он забирает свои 8 тысяч. Мы предлагаем клиенту вначале потрогать ткань, внимательно посмотреть швы и внешний вид. Что насчет качества - то за него отвечает бренд. У нас представлены: Laurel, Dior, Prada, Hugo Boss, Escada, Valentino, D&G, Trussardi, Yves Saint Laurent и т.д

- Хотелось бы все-таки уточнить объем инвестиций в это дело? Чьи это деньги – кредитные, собственные или инвесторов?

- Мы не единственный магазин у собственника. Поэтому ремонт в магазине был только косметический. Оборудование было взято из других брендовых магазинов наших учредителей, поэтому нам не приходится делать дополнительный закуп.

- Как на счет рентабельности. Окупается ли бизнес?

- Не могу сказать, что бизнес рентабельный. На самом деле мы выходим в небольшой, но в плюс. Это при том, что постоянно принимаем товар и он хорошо продается. Летом мы на месяц закрывались из-за реставрации Арбата, поскольку летела бетонная пыль от строительства, да и покупателей почти не было. Сейчас, когда на Арбате проходимость очень хорошая, особенно в выходные, когда люди гуляют по бульвару, видят наш бутик, они заходят чаще. Ситуация улучшается на глазах.

- Какое количество товара вам удается реализовать в день?

- По товару могу сказать, что после реставрации Арбата выручка увеличилась. В будние дни это может быть 4-5 единиц, а в выходные 10-20 единиц. Иногда бывает и затишье в торговле. Чаще всего это, конечно, в обычные будние дни или в дождливую погоду. Хотя бывает, что, наоборот, люди заходят погреться и заодно покупают понравившиеся вещи.

- Есть ли у вас конкуренты на этом рынке?

- Лично я не могу сказать, что есть. Единственный бутик, который можно считать конкурентом – расположен на проспекте Достык. Но там товары все сплошь люксовые и ценовая политика в разы превышает наши цены. Например, аналогичная обувь стоит у них раза в 2 дороже. Я бы еще добавила, что даже если и есть комиссионки в городе, то условия у всех разные, поэтому вряд ли можно назвать хоть одного прямым конкурентом.

- Какие у вас планы по развитию в перспективе?

- Пока нас, в принципе, все устраивает. Инвестиций пока не ожидается. Мы активно рекламируем себя: раздача и раскладка буклетов, Instagram, Facebook. Надеемся, что в скором времени о нас узнает еще больше клиентов.

СПРАВКА:

Комиссио́нный магази́н — магазин, который принимает бывшие в употреблении или новые товары: технику, одежду, ценности, антиквариат и прочие от владельцев с целью их продажи и получения определённого процента от денег, полученных за проданный товар — комиссии.

В зависимости от страны и исторического времени правила в комиссионных магазинах могут отличаться. Однако везде и всегда понималось, что продавец оплачивает лицу, помогающему продать товар, часть доходов от продаж. Оплата не выполняется до тех пор, пока этот товар не продан. Продавец сохраняет право собственности на этот товар всё время, и может прекратить договорённость в любое время, обратившись с просьбой о возврате товара.


2439 просмотров

Как заработать деньги на принтере?

Основатели бренда CHAMELEON поделились своим опытом с «Къ»

Основатели бренда CHAMELEON Константин Медведев и Аяз Нурмухамбетов построили свой бизнес всего за два месяца, и уже через девять месяцев текстильный принтер, на который они сделали ставку, принес $70 тыс. прибыли. Молодые предприниматели поделились своим опытом с «Къ».

Как возникла идея организовать свой бизнес и почему вы выбрали именно текстиль?

– На самом деле, идея родилась достаточно просто. Ранее мы занимались тем, что перепродавали футболки, заказывая их с различных российских сайтов. Это было достаточно прибыльным. И когда от клиентов начали поступать вопросы о характеристиках ткани, размерах изделий – мы задумались, а почему бы нам самим не производить эти футболки. Первоначальную идею сразу расширили – выпускать футболки с различными принтами, которые клиент может сам и заказать. Дело осталось за малым: найти помещение и средства для покупки оборудования, рабочую силу.

Сколько средств понадобилось для запуска производства и где вы их нашли?

– Всего $30 тыс. С самого запуска до момента продажи бизнеса нам хватило в целом этих средств. Мы обращались в «Даму» (АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» – «Kъ»), но, к сожалению, в фонде не поддержали нашу идею. В банке проценты были слишком высокие. Поэтому мы постарались привлечь инвесторов и партнеров. В целом нам удалось собрать «заветные» $30 тыс. Мы составили бизнес-план, рассчитали все расходы, учитывая налоги, зарплату работникам. Производство расположилось в Алматинской области, в Илийском районе. Землю под цех предоставил наш, тогда будущий, партнер – Ширифулин Ренат, у которого в поселке Отеген батыр есть тепличное хозяйство, а часть земли была оформлена под промзону, где мы собственно и расположились. Все началось с проектирования цеха на листочке бумаге. Основная идея ландшафтного дизайна заключалась в создании ощущения загородного домика, где находятся: бассейн, место для барбекю и большая беседка. Внутри домика расположился сам цех.

– Какое количество сотрудников потребовалось нанять и как построен производственный процесс?

– 10 человек оказалось вполне достаточно. У каждого была своя задача, портнихи шили, дизайнер разрабатывал принты. Мы занимались поиском клиентов и рекламой. Основными средствами производства были сам принтер и швейные машинки. Принты наносили методом сублимационной печати, нужны были чернила, ткани и прочее. Футболки шились просто, портнихи получали размеры на заказ и изделие через два часа было готово. Несложным был даже графический дизайн, то есть рисунок, который заказчик хотел видеть в качестве принта. Сложность состояла в нанесении принта на футболку. Как оказалось, это нелегкий процесс, где важны такие факторы, как влажность и температура воздуха в цеху, качество красок, бумаги, на которую ложится печать, температура каландрового термопресса, толщина иглы при шитье изделий и еще много различных тонкостей, о которых мы узнали только при настройке производства.

– Какие еще производственные задачи вам пришлось решать?

– При переносе чернил мы столкнулись с различными проблемами, главной стала сложность сублимационной печати на широкоформатных принтерах – это целая наука, а в Казахстане нет специалистов, работающих в этой области. Нам пришлось познавать все самим по проверенному методу образования – «методом тыка». Чтобы добиться желаемого цвета, мы порой работали ночами, до утра.

– Какие материал и фурнитуру вы использовали?

– Мы отдали предпочтение синтетическим тканям. В сознании большинства из нас синтетика ассоциируется с чем-то дешевым, некачественным и даже вредным. Однако современные технологии не стоят на месте. И сегодняшние синтетические материалы способны развеять этот миф. Одежда из таких тканей лучше «сидит», достаточно удобна, она также пропускает воздух и кожа «дышит». При выборе фурнитуры для наших изделий главный акцент мы сделали на качестве. Мы изучили весь рынок фурнитуры, где перепробовали различные марки молний, но у всех были недостатки, за исключением молний от японского бренда YKK. Познакомились с казахстанским филиалом YKK, где и приобрели качественную фурнитуру. Что касается выбора ниток – это отдельная увлекательная история. Благодаря усердным поискам мы снова смогли добиться желаемого результата и выйти на завод производителя – российский Прядильно-ниточный комбинат имени Кирова – крупнейшее не только в России, но и в Европе предприятие полного цикла по производству швейных, вязальных и вышивальных ниток. Наш конструктор рассказала нам о своем опыте работы со спальными тянущимися нитками, которые отлично подходят для тонкого трикотажа – при растяжении ткани нитки возвращают первоначальную форму. Этими нитками оказались Coats Gramax – это нить из непрерывного текстурированного 100% полиэстерового волокна.

– Вы недолго были владельцами этого бизнеса, почему решили продать его?

– Параллельно мы начали развивать еще несколько различных бизнес-направлений. Поступило выгодное предложение – продать текстильный домик за $100 тыс. И мы решили, что эти деньги позволят нам ускорить развитие в другом направлении. Сейчас мы разрабатываем новый проект «Лучший продукт за 12 недель». Это новая система взаимодействий между компаниями. Строить проект будем в виде бизнес реалити-шоу. Цель – создать коллаборацию из десяти квалифицированных компаний для генерирования нового казахстанского бренда за 12 недель.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

С начала 2016 года количество банков в Казахстане фактически сократилось с 35 до 28. Некоторые эксперты говорят, что скоро в стране останется не более 5-7 банков. Как Вы оцениваете эту тенденцию?

Варианты

simfonicheskoe_kino_240x400.gif

Цифра дня

50
место
занял Казахстан в мировом рейтинге военной мощи

Цитата дня

 

Я считаю, у нас много банков. Часть финансовых институтов имеют нишу, которая недостаточно устойчива, поэтому при любых внешних шоках, они не смогут их абсорбировать и будут вынуждены искать партнеров, просить у них помощи, так как маловероятно, что регулятор даст им поддержку, поскольку они не являются системнозначимыми.

Елена Бахмутова
глава Ассоциации финансистов Казахстана

Спецпроекты

_lstv.jpg