Перейти к основному содержанию


52083 просмотра

Шухрат Садыров, основатель школы Lego Education: «Каждый ребенок может быть успешным»

На базе любви детей к Лего можно и нужно прививать знания программирования, физики, конструирования, инженерии и математики, считает основатель школы Lego Education

Каждый ребенок может быть успешным. Надо просто предоставить возможность. Именно этого принципа придерживается и основатель школы Lego Education в Казахстане Шухрат Садыров. В интервью «Къ» он пояснил, что главная задача Lego-центров в РК помочь ребенку научиться думать, как можно сделать лучше и по-другому.

— Шухрат, Вы практически всю свою жизнь работали в банковской сфере. Откуда возникла идея открыть школу Lego в Казахстане?

— Да, действительно, я в банковском бизнесе больше 15 лет. Потом наступил 2015 год, и я с семьей уехал учиться в Массачусетский Институт Технологий (MIT). У меня всегда была цель окончить именно MIT-университет с рейтингом № 1. Именно там мои дети впервые в рамках учебы в школе познакомились с Lego Education. MIT еще и является одним из партнеров Lego. Так вот, я видел, как нравятся образовательные решения Lego детям, и что есть положительный эффект: они начинают рассуждать и мыслить как инженеры-инноваторы, подходить к решению проблем системно. И что самое главное — ребенка не надо заставлять идти в Lego-центр. Тут как раз срабатывает та самая «химия», когда на базе любви детей к Lego можно и нужно прививать знания программирования, физики, конструирования, инженерии и математики.

Вернувшись в Казахстан, мы не нашли такого образовательного центра для наших детей. Поэтому мы приняли решение открыть сеть центров по Казахстану и сделать их доступными. Я, как выпускник MIT, вхожу в клуб выпускников, и это позволяет быстро открывать двери. Так я и вышел на Lego Education.

— В чем уникальность школы Lego? Чем она отличается от других частных школ?

— Уникальность образовательных решений Lego именно в том, что они понимают и знают, что увлекает детей и как использовать эту страсть и увлеченность в образовательных целях. Более того, мы разделяем ценности Lego: «Каждый ребенок может быть успешным. Надо просто предоставить возможность».

С точки зрения образования все уроки в рамках нашего центра Lego строятся по принципу 4С (это английские слова). А именно: 1. Все задания и проекты связаны с реальным миром, например, если мы изучаем силу сопротивления воздуха, то на примере вентилятора мы показываем как это работает; 2. Мы создаем, то есть мы соберем вентилятор и протестируем; 3. Дети должны сообща обсудить результаты; 4. Самый интересный элемент обучения — это совершенствование. То есть дети начинают экспериментировать.

Именно последних двух элементов нам не хватает в отечественной системе образования. Посмотрите на ЕНТ: там просто вопрос-ответ, там нет поля для демонстрации креативности, неординарных подходов. Именно экспериментаторы и инноваторы двигают миром, и, кто знает, может, среди наших учеников есть будущий Илон Маск, Сергей Королев или Никола Тесла.

— Насколько Вы погрузились в сферу образования для того, чтобы открыть школу?

Я бы так сказал, нужно быть любознательным потребителем услуг в сфере образования, чтобы понять, что ищут родители и дети.

— Нужно ли было взять на себя роль педагога?

Один в поле не воин, как говорится. Я горжусь, что за короткий промежуток времени мы сформировали уникальную команду педагогов, которые и двигают центр вперед. Ценность создают не инструменты, а ЛЮДИ. И моя задача была им помочь — организовать тренинги и сертификацию Lego Education, а главное — не мешать им быть преподавателями-инноваторами.

— На каких трех китах, образно говоря, держится Ваш бизнес?

Команда и еще раз команда! Ну и, конечно же, уникальные методики от Lego Education.

— Каковы основные особенности работы с нашими детьми по сравнению с детьми, которые посещают подобные школы в Европе и за океаном?

— Очень хороший вопрос, прям в точку! Помните про 4С? Я говорил о последнем, самом важном элементе — совершенствовании. Так вот, основная проблема у нас — это то, что креативный потенциал наших детей спрятан, их в школе учат строго по программе. Нет времени для дополнительных экспериментов. Можно ребенка научить 2+2=4, а можно по-другому 4=3+1, 1+1+2 и т. д.

То есть задача наших центров — помочь ребенку научится всегда думать над улучшением и задавать вопросы: как можно сделать лучше и по-другому.

— Назовите основные трудности, препятствующие работе школы…

— Люди и еще раз люди. Чтобы отобрать 20 педагогов, мы прошерстили около 2 тысяч резюме, я не шучу, провели более 200 интервью.

— Какова сумма первоначальных инвестиций? Вышли ли вы на самоокупаемость проекта? Какова рентабельность бизнеса?

— Сумма инвестиций для образовательного центра по франшизе немаленькая и исчисляется пятью нулями в долларах. Но говорить о рентабельности еще рано. Мы открылись только два месяца назад, при этом в лето.

В целом, для себя я решил, что основная цель именно этого проекта — сделать инновационное образование доступным. Как вы знаете, месячный абонемент у нас стоит 10 тысяч тенге. И это с рабочими тетрадями, методиками и оборудованием. Мы хотим, чтобы тысячи детей увлеклись программированием, инженерией, робототехникой. Значит, мы должны быть доступными. Более того, всю прибыль мы будет реинвестировать в проект. К примеру, мы уже перевели курс «Инноватор» и «Инженер» на казахский язык, а в декабре хотим провести открытые соревнования по робототехнике.

— Какие у вас планы по развитию школы в ближайшие годы в РК?

— Как я говорил, мы создаем сеть — осенью у нас будут два центра в Алматы, по одному в Астане и Актау. В Астане мы открываем образовательный центр вместе с Академией Шахмат Дармена Садвакасова в ТРЦ MEGA Silk Way, рядом с «ЭКСПО».

Более того, осенью начнут действовать программы обучения на английском языке. Как видите, мы тоже экспериментируем.


2566 просмотров

Как заработать деньги на принтере?

Основатели бренда CHAMELEON поделились своим опытом с «Къ»

Основатели бренда CHAMELEON Константин Медведев и Аяз Нурмухамбетов построили свой бизнес всего за два месяца, и уже через девять месяцев текстильный принтер, на который они сделали ставку, принес $70 тыс. прибыли. Молодые предприниматели поделились своим опытом с «Къ».

Как возникла идея организовать свой бизнес и почему вы выбрали именно текстиль?

– На самом деле, идея родилась достаточно просто. Ранее мы занимались тем, что перепродавали футболки, заказывая их с различных российских сайтов. Это было достаточно прибыльным. И когда от клиентов начали поступать вопросы о характеристиках ткани, размерах изделий – мы задумались, а почему бы нам самим не производить эти футболки. Первоначальную идею сразу расширили – выпускать футболки с различными принтами, которые клиент может сам и заказать. Дело осталось за малым: найти помещение и средства для покупки оборудования, рабочую силу.

Сколько средств понадобилось для запуска производства и где вы их нашли?

– Всего $30 тыс. С самого запуска до момента продажи бизнеса нам хватило в целом этих средств. Мы обращались в «Даму» (АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» – «Kъ»), но, к сожалению, в фонде не поддержали нашу идею. В банке проценты были слишком высокие. Поэтому мы постарались привлечь инвесторов и партнеров. В целом нам удалось собрать «заветные» $30 тыс. Мы составили бизнес-план, рассчитали все расходы, учитывая налоги, зарплату работникам. Производство расположилось в Алматинской области, в Илийском районе. Землю под цех предоставил наш, тогда будущий, партнер – Ширифулин Ренат, у которого в поселке Отеген батыр есть тепличное хозяйство, а часть земли была оформлена под промзону, где мы собственно и расположились. Все началось с проектирования цеха на листочке бумаге. Основная идея ландшафтного дизайна заключалась в создании ощущения загородного домика, где находятся: бассейн, место для барбекю и большая беседка. Внутри домика расположился сам цех.

– Какое количество сотрудников потребовалось нанять и как построен производственный процесс?

– 10 человек оказалось вполне достаточно. У каждого была своя задача, портнихи шили, дизайнер разрабатывал принты. Мы занимались поиском клиентов и рекламой. Основными средствами производства были сам принтер и швейные машинки. Принты наносили методом сублимационной печати, нужны были чернила, ткани и прочее. Футболки шились просто, портнихи получали размеры на заказ и изделие через два часа было готово. Несложным был даже графический дизайн, то есть рисунок, который заказчик хотел видеть в качестве принта. Сложность состояла в нанесении принта на футболку. Как оказалось, это нелегкий процесс, где важны такие факторы, как влажность и температура воздуха в цеху, качество красок, бумаги, на которую ложится печать, температура каландрового термопресса, толщина иглы при шитье изделий и еще много различных тонкостей, о которых мы узнали только при настройке производства.

– Какие еще производственные задачи вам пришлось решать?

– При переносе чернил мы столкнулись с различными проблемами, главной стала сложность сублимационной печати на широкоформатных принтерах – это целая наука, а в Казахстане нет специалистов, работающих в этой области. Нам пришлось познавать все самим по проверенному методу образования – «методом тыка». Чтобы добиться желаемого цвета, мы порой работали ночами, до утра.

– Какие материал и фурнитуру вы использовали?

– Мы отдали предпочтение синтетическим тканям. В сознании большинства из нас синтетика ассоциируется с чем-то дешевым, некачественным и даже вредным. Однако современные технологии не стоят на месте. И сегодняшние синтетические материалы способны развеять этот миф. Одежда из таких тканей лучше «сидит», достаточно удобна, она также пропускает воздух и кожа «дышит». При выборе фурнитуры для наших изделий главный акцент мы сделали на качестве. Мы изучили весь рынок фурнитуры, где перепробовали различные марки молний, но у всех были недостатки, за исключением молний от японского бренда YKK. Познакомились с казахстанским филиалом YKK, где и приобрели качественную фурнитуру. Что касается выбора ниток – это отдельная увлекательная история. Благодаря усердным поискам мы снова смогли добиться желаемого результата и выйти на завод производителя – российский Прядильно-ниточный комбинат имени Кирова – крупнейшее не только в России, но и в Европе предприятие полного цикла по производству швейных, вязальных и вышивальных ниток. Наш конструктор рассказала нам о своем опыте работы со спальными тянущимися нитками, которые отлично подходят для тонкого трикотажа – при растяжении ткани нитки возвращают первоначальную форму. Этими нитками оказались Coats Gramax – это нить из непрерывного текстурированного 100% полиэстерового волокна.

– Вы недолго были владельцами этого бизнеса, почему решили продать его?

– Параллельно мы начали развивать еще несколько различных бизнес-направлений. Поступило выгодное предложение – продать текстильный домик за $100 тыс. И мы решили, что эти деньги позволят нам ускорить развитие в другом направлении. Сейчас мы разрабатываем новый проект «Лучший продукт за 12 недель». Это новая система взаимодействий между компаниями. Строить проект будем в виде бизнес реалити-шоу. Цель – создать коллаборацию из десяти квалифицированных компаний для генерирования нового казахстанского бренда за 12 недель.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как Вы думаете, стоит ли разрешить казахстанцам пользоваться своими пенсионными накоплениями до выхода на пенсию?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

kvn_240x400_kursiv.jpg

Цифра дня

158 200
тенге
составила среднемесячная заработная плата, в январе-сентябре 2018 года по данным Минфина РК

Цитата дня

Именно я дал Украине наступательные вооружения, противотанковые системы (Javelin). Мой предшественник не пошел на такой шаг

Дональд Трамп
президент США

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank