Перейти к основному содержанию
20962 просмотра

В Южном Казахстане начинает работу биотехнологический стартап

Бизнес стал возможен после того, как 1 июня 2016 года вступил в силу закон «О производстве органической продукции»

В Южном Казахстане начинает работу биотехнологический стартап

В Южном Казахстане начинает работу биотехнологический стартап

По настоящему модный бизнес глобальных инвесторов – биотехнологический, именно он переживает последние пять лет настоящий бум и развивается быстрее IT-индустрии. Отечественных инвесторов отрасль биотеха пока заботит мало. Именно поэтому стартап Lotus Organics по выращиванию микроскопических водорослей несколько выделяется на фоне современных реалий страны. Бизнес стал возможен после того, как 1 июня 2016 года вступил в силу закон «О производстве органической продукции», который направлен на правовое регулирование отношений между производителями органической продукции, госорганами и остальными участниками рынка. Пока Казахстан далек от научных разработок, бизнес-экспертиз, защиты патентов. Учредители новой компании решили попробовать изменить внутренний рынок потребителей, хотя не скрывают, что больше рассчитывают на экспорт.

Фархат Омаров, специалист в биотехнологии, во времена СССР работал в Академии наук над промышленным производством биомассы с помощью микроводорослей. В советские времена такие работы являлись звеном цепи экспериментов при разработке замкнутых систем жизнеобеспечения. Такие эксперименты также рассматривались в качестве возможности обеспечения продовольственной безопасности огромной страны. То есть системы микроводорослей должны были применяться там, где в окружающем замкнутом пространстве создается повышенная концентрация углекислого газа (дыхание человека) для получения источника пищи в виде белков, углеводов, липидов, витаминов. Это, конечно, космические корабли, секретные подземные объекты, бомбоубежища, подводные лодки. То есть, обострение международной обстановки с начала 60-х годов дало старт науке, которая в настоящее время имеет большой вклад в фармацевтику, медицину, агросектор, животноводство, косметологию.

Научные работы с микроводорослями проводились во многих лабораториях России, Молдавии, Казахстана, Узбекистана, Эстонии, Украины.

В дальнейшем, после распада СССР, был затяжной период, когда во многих странах СНГ говорить о развитии биотехнологии стало не реально. Программы свернули, а большинство ученых уехали в США и Европу, где искали себе применение.

Будучи гражданином Азербайджана Фархат Омаров на протяжении последних 8 лет занимался практической работой, что привело к авторству промышленных штаммов микроводорослей, 5 из которых применяются в Англии, 2 депонированны в Испании. Последние 6 лет он жил в Турции в Измире, пока стечение ряда обстоятельств не привело его в Южный Казахстан в качестве участника биотехнологического стартапа.

В июне 2016 года планируется запуск биотехнологического завода Lotus Organics, который расположен в 60 км от города Шымкент, Казыгуртского района. Завод будет производить сертифицированные органические удобрения для агробизнеса, витаминно-белковые добавки (премиксы) для комбикормов в животноводстве, а также со временем планируется выпуск биологически натуральных косметических добавок.

Lotus Organics планирует запустить первую очередь производства мощностью в 5 тыс. тонн в год. Инвестиции на первом этапе составили около $2 млн, с окупаемостью в течение 1–2 лет и предоставлением порядка 50 рабочих мест.

В производственном процессе фабрики участвуют штаммы микроводорослей хлореллы, дуналиеллы и спирулины, депонированные Фархатом Омаровым. Он был приглашен казахстанскими бизнесменами как автор ноу-хау и инновационной запатентованной технологии выращивания микроводорослей.

Биотехнологическая промышленность – это, прежде всего, научный и технический потенциал. Нужны разработки, специалисты, лаборатории, а следовательно – постоянные вложения денег. Для того, чтобы выделить и культивировать определенный штамм требуется большое количество времени и научная работа. Очень большого периода требуют клинические исследования и получение сертификатов.

В мировой практике за время существования биотеха уже устоялась тенденция развития стартапов – обычно это его поглощение крупной компанией.

По словам председателя совета директоров Freedom Finance Аркадия Рахилькина, большие фармацевтические компании, такие как Johnson & Johnson (JNJ), Pfizer (PFE), Merck (MRK) и Bristol-Meyers (ВМУ), вынуждены последние несколько лет лихорадочно искать новые пути, чтобы купить свежие перспективные научные разработки небольших фармацевтических компаний. Только за последние 5 лет более $400 млрд было вложено в сделки слияния и поглощения в этом секторе.

«Когда гонка слияний и поглощений ускоряется и конкуренция за новые медицинские прорывы усиливается, даже такие известные биотехнологические гиганты, как Amgen (AMGN), Celgene (CELG), Gilead Sciences (GILD) и Biogen Idec (BIIB), привлекаются в качестве «больших братьев» к малым биотехнологическим компаниям для выполнения затратных исследований», – говорит Аркадий Рахилькин.
Инвестиции в биотех считаются одними из самых перспективных, так как бизнес является высокодоходным.

Состав инвесторов небольшого казахстанского стартапа Lotus Organics не разглашается, известно, что они имеют казахстанское гражданство и были заинтересованы в реализации проекта на территории страны.

В разговоре с «Къ» Фархат Омаров отметил еще одно немаловажное событие, которые повлияло на то, чтобы проект биотеха был осуществлен в Казахстане. В южном регионе очень благоприятные условия для того, чтобы реализовать масштабное биотехнологическое производство по двум основным параметрам: это хороший ресурс солнечных дней, которых свыше 300 в год, и талая вода реки Келес.

Производимые продукты будут ориентированы как на экспорт, так и на внутренний рынок. По словам Фархата Омарова пока с местными участниками агрорынка и фермерскими хозяйствами контрактов не заключено, хотя было много встреч с целевыми потребителями. «Конечно, мы не изменим рынок за 1 секунду. Понадобится не менее 5 лет чтобы на рынке произошли глобальные перемены в структуре применения удобрений и кормпроизводства», – говорит он. Ставка делается на то, что в настоящее время Казахстану не сложно будет быстро перестроиться, потому как на рынке удобрений и кормовых премиксов складывается возможность выбора. В стране нет фабрик, которые делали бы синтетическую продукцию, поэтому конкурировать Lotus Organics придется только с импортом.

Комбикорм – основной объем затрат в животноводстве. Точно так же сегодня Казахстан имеет свои фабрики по производству комбикорма, но не производит премиксов. Фермерские компании в настоящее время вынуждены покупать синтетическое сырье.

«Мы работаем в экономической среде и для нас очень важно, что цены на органическую продукцию сложатся никак не дороже, чем импортное синтетическое сырье. То есть предприятия агроиндустрии и фермерские хозяйства, те, которые реально закупают многотоннажные объемы удобрений либо синтетических премиксов, не почувствуют никакой финансовой нагрузки. Скорее наоборот, у них появятся дополнительные ресурсы», – поясняет Фархат Омаров.

В то же время, синтетические добавки не имеют продолжительного срока хранения и не живут более полугода. Органические премиксы при этом могут сохраняться в течение года и с вакуумной упаковкой сроки хранения могут обеспечиваться до двух лет.

Также не в пользу химической продукции может говорить тот факт, что перед применением ее необходимо собирать в многокомпонентную структуру. Тогда как зачастую это не тот конструктор, когда человек способен эффективно вмешиваться в подбор всех витаминов и добавок. Биомасса же – это природный объект, который в естественном состоянии содержит необходимые компоненты и культивируется в зависимости от сектора применения (птицефабрики, пасеки и так далее).

С 2010 года микроводоросли входят в регламент кормбазы в Европе. Америка и Канада уже четверть века в своих рационах имеют эту продукцию. К примеру, стоит вспомнить успех бизнеса куриных ферм в США: сделать бройлера за 35 дней до сих пор не может ни одна страна мира. Это один из ярких примеров промышленной биотехнологии.

В настоящее время подобного типа биотехнологические фабрики работают только в Израиле, Японии, США, Германии, Голландии.

Китай - большая страна известная копированием всевозможных технологий. В Китае, по словам Фархата Омарова биотехнологических фабрик порядка 200. Но они не смогут изменить конъюктуру биотехнологического рынка, потому что с большей долей вероятности 180 являются черными или серыми фабриками, которые не имеют лицензию. У них нет своих штаммов, и они вынуждены использовать чужие.

Биотехнологический рынок очень жесткий в плане регулирования. Для новых игроков не так много места. Все стартапы должны нести с собой весомую компоненту в связи с тем, что фабрики должны иметь свои штаммы, либо покупать лицензии, либо вступать в консорциум с производителями. Разработки, патентные составляющие, любая интеллектуальная собственность амортизируется в конечной стоимости. В Lotus Organics она предполагается порядка $10 за кг. В ближайшем будущем компания ставит целью получения сертификата уровня GMP+, который позволяет экспортировать продукцию в страны Европы и США.

Проект осуществляется только за счет частного капитала и пока реализуется без государственной поддержки. Увеличение инвестиционного капитала планируется в течении ближайших двух лет.

banner_wsj.gif

1930 просмотров

Как в Казахстане заработать на цветах

Делится личным опытом сооснователь магазина Ayala flowers

Фото: Офелия Жакаева

Первые деньги на цветочном рынке я заработала 14 февраля 2015 года, открыв онлайн-магазин буквально накануне – продажи цветов в интернете тогда были новинкой, дневной доход составил 7 тысяч тенге. Хороший стимул для студентки со стипендией в 20 тысяч. К 8 марта я подготовилась более основательно, заработала 100 тысяч тенге и укрепилась в желании развивать бизнес дальше.

В то время, по моим подсчетам, через интернет продавалось около 4% цветов. Я понимала, что эта доля будет расти и стала изучать стратегии лидеров онлайн-продаж одежды и доставки еды. Было очевидно, что их преимущество построено на тщательном ведении клиентской базы и внимании к бизнес-процессам.

Скоро я пришла к выводу о важности сочетания онлайн- и офлайн-инструментов. Открыла физический магазин, он стал складом и местом встречи с клиентами, впервые обратившимися ко мне за букетом. Если качество цветов и обслуживания их устраивало, в последующем они оформляли заказы через интернет-магазин.

Параллельно я инвестировала в развитие технологий для упрощения ведения бизнеса. Специальных решений для рынка цветов тогда не было и меня увлекла идея стать первопроходцем, а потом на основе созданных технологий развивать франшизу.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax2.JPGФото: Офелия Жакаева

Должна признаться, что до сих пор не осмеливаюсь подсчитать итоговую сумму, потраченную на эту идею. Я пробовала разные модели взаимодействия с разработчиками, но внедрить цифровизацию в том виде, в каком я ее себе представляла, пока еще не удалось. Хотя на исходе второго года разработок я в значительной степени разгрузила себя от операционной работы – бизнес работал уже автономно, без моего активного участия. 

В декабре 2018 года по личным причинам я оставила бизнес в Алматы и переехала в столицу. В соцсетях о переезде сообщила в канун 14 февраля 2019 года и была удивлена реакции: среди моих подписчиков оказалось много жителей Нур-Султана – они следили за моей работой в Алматы и были уверены, что теперь я буду развивать такой же бизнес и в столице. Так я стала знакомиться со столичным рынком цветов и уже к мартовскому празднику вместе с сестрой запустила новый онлайн-магазин цветов.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax3.JPGФото: Офелия Жакаева

За год работы в Нур-Султане заметила, что участники цветочного рынка, по сравнению со своими коллегами из Алматы, здесь более открыты и дружелюбны – охотнее делятся опытом, информацией о товаре. Второе отличие касается покупателей – люди менее привередливы и быстрее принимают решения, на согласование букета уходит меньше времени. Особенность цветочного онлайн-бизнеса в том, что клиенты могут выбрать и оценить букет только по фотографии. Собрав букет с учетом предпочтений клиента, я отправляю фото заказчику. В 95% случаев жителей столицы все устраивает и только в 5% случаев надо немного менять состав или упаковку букета.

С оптовыми поставщиками дела обстоят не очень хорошо – в столице их явно не хватает, часто приходится сталкиваться с дефицитом цветов. Еще одно отличие рынка Алматы и Нур-Султана продиктовано погодой. В столице зимой букеты дополнительно упаковывают в специальную обертку, чтобы защитить от холода, это увеличивает временные и финансовые затраты. И еще, по моим наблюдениям, в Алматы цветы дарят чаще.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png