Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


12192 просмотра

Хиджаб без арабского акцента

Зульфия Акатаева создает свою коллекцию мусульманской одежды – в свободной пока нише. За три недели прибыль от продажи моделей из первой коллекции составила около $1 тыс. Она дистанцируется от арабской моды и намерена жестко отстаивать свои авторские права.<br /><br />

Зульфия Акатаева создает свою коллекцию мусульманской одежды – в свободной пока нише. За три недели прибыль от продажи моделей из первой коллекции составила около $1 тыс. Она дистанцируется от арабской моды и намерена жестко отстаивать свои авторские права.

«Я зарегистрировала свою торговую марку ZufA – Зульфия Акатаева. Это бренд мусульманской дизайнерской одежды», – говорит «Къ» студентка Академии моды «Сымбат», призер (2-е место) казахстанского конкурса на создание линии мусульманской одежды для женщин «Әсем киім – әйел көркі – 2011». На нем Зульфия Акатаева презентовала свою первую коллекцию мусульманской одежды. В ней было шесть предметов для различных ситуаций: праздник, casual, офис и спортивная одежда. Последний вариант представляет собой платье, переходящее в головной убор-трубу из велюра с сеткой.

Ее проект выстрелил стремительно – сразу после конкурса девушке пришло около сотни предложений о покупке одежды. Буквально за три недели у нее набрался пул примерно из двух десятков клиентов, она продала около 60 головных уборов и 25 жилеток. Платок в ее исполнении стоит около 3–3,5 тыс. тенге, платье – максимум 15 тыс. тенге.

А началось все, как это часто бывает, с личной потребности. «Когда я покрылась, я столкнулась с отсутствием интересной одежды для мусульманок. А ведь мусульманки тоже хотят выглядеть красиво, они должны соответствовать своей должности и общественным ожиданиям», – поделилась Зульфия Акатаева.

Девушке помогла мама – профессиональный закройщик из Павлодара. Именно она взяла на себя организацию производства и воплощение дизайнерских идей дочери. В своей работе она использует систему кроя Lubox – достаточно знать рост и обхват груди человека, чтобы построить на него корректную выкройку. Теперь Зульфия Акатаева платит зарплату не только четырем швеям, менеджеру по продажам, но и собственной маме. «За три недели прибыль составила около $1 тыс. Это немного, но мы ведь только начали. Нашей одеждой уже интересуются не только в Казахстане, но и в Москве, и в Саратове», – сообщила она.

Правда, интерес этот не всегда бескорыстный. Дизайнеру уже дважды поступали предложения отшивать одежду в Кыргызстане или Турции, а ей платить проценты. «Но я отказалась. Во-первых, получится, что не они на меня работают, а я – на них. А во-вторых, мне хочется, чтобы одежда была именно made-in-Kazakhstan, в Кыргызстане и Китае шьют некачественно, нитки торчат», – сказала Зульфия Акатаева. По ее словам, производить одежду в Кыргызстане дешевле. Но в этом случае ее модели могут украсть. Подобный случай чуть не произошел: «Мой менеджер по продажам продала платок хозяйке бутика мусульманской одежды, и спустя некоторое время ее муж невзначай сказал своему другу, мужу моего менеджера, что эта хозяйка хочет поехать в Кыргызстан, чтобы заказать копии моего платка. Но после того как я дала понять, что буду судиться с каждым, кто попробует украсть мои модели, она дала задний ход». После этих случаев Зульфия Акатаева хочет нанять юриста, чтобы он мог защитить интересы ее торговой марки. Кроме того, она подала документы, чтобы запатентовать свои модели и заявку на товарный знак. Процесс регистрации одной вещи занимает около года. «Я думала, будет ли мне интересно заниматься своими моделями через год, но решила, что если мои модели будут отшивать по патенту, процент мне в любом случае не повредит», – пояснила дизайнер. Из соображений уникальности она не занимается и индивидуальными заказами: как правило, они сводятся к копированию уже существующих моделей, а желания клиентов сводятся к фразе «А сшейте мне такое же». «Я не хочу так работать, потому что мне могут предъявить обвинение в плагиате», – пояснила Зульфия Акатаева. Не работает она и с мужчинами. Мусульманке, чтобы бизнес был «халал», нежелательно часто контактировать с ними. Кроме того, «для создания мужских моделей у меня нет вдохновения», сказала она.

В настоящее время Зульфия готовит новую casual-коллекцию. Она рассчитана на зимне-весенний период и, предположительно, будет сочетать деним с плотным шерстяным трикотажем. Возможно, также появятся аксессуары (клатчи, чехлы для ноутбуков, сумки) из искусственного войлока. Натуральный подобрать сложнее. «Либо цветов вообще нет, либо они ядовитые, кричащие», – пояснила она. Также в коллекции появятся одна-две свадебные модели. По словам г-жи Акатаевой, в новом сезоне будет много красного, модным станет гипюр, наложенный на трикотаж. Но активно за подиумными трендами она не следит, а то, что видит, интерпретирует в соответствии с мусульманскими традициями скромности. Поэтому красный приглушается, например, сеткой.

Зульфия Акатаева дистанцируется также от арабской моды: по ее мнению, арабский стиль не свойственен Казахстану: «Казахстану не нравится арабизация, поэтому широкие арабские платья с богатой вышивкой и рукавами «летучая мышь» воспринимаются в обществе негативно». Правда, выраженный национальный орнамент тоже не пользуется спросом, больший интерес вызывают намеки на национальный колорит. Например, традиционное для казахстанского кроя наложение воланов.

В ближайшем будущем дизайнер планирует снизить свои издержки, закупая сырье оптовыми партиями, – раньше в этом не было необходимости. Кроме того, в конце декабря она хочет запустить сайт для продвижения своих коллекций. «В Казахстане рынок дизайнерской мусульманской одежды не заполнен, поэтому мы хотим сначала продвигаться здесь. А потом будем выходить в другие регионы, например, в Россию. Собственно, только российских дизайнеров я и вижу в качестве своих конкурентов», – считает Зульфия Акатаева.

713 просмотров

Как сделать бизнес на травах и меде

Кейс от Андрея и Владимира Коротковых

Фото: Shutterstock.com

Трудно представить, что крупнейшее в Шымкенте фитопредприятие, производящее ежемесячно около 70 тыс. единиц продукции и имеющее годовой товарооборот свыше $1 млн, зародилось на кухне врачей Коротковых. 

Семейные истоки

Компания ТОО «PHYTO-APIPHARM» была создана в 2005 году. Но, как признался «Курсиву» один из трех ее учредителей, генеральный директор предприятия Владимир Коротков, на самом деле все началось гораздо раньше. 

«Мы уже четвертое или пятое поколение потомственной династии травников, – рассказал он. – Отец с детства усвоил знания и рецепты, передаваемые из поколения в поколение. А потом получил профессиональное образование: в 1993 году он окончил ТашМИ, став по специальности врачом-фитотерапевтом. Вместе с ним окончила этот вуз и мама – она фармацевт».

Получив диплом, Андрей Коротков взял патент и открыл кабинет фитотерапевта. В работе ему помогал сын Владимир. Вместе они ездили в горы, собирали и сушили травы, из которых делали экстракты для лечения пациентов. Сборы сушили на даче, хранили в гараже, а бальзамы из них готовили на домашней кухне. Спустя несколько лет Коротковы занялись пасекой. Так к арсеналу их лечебных средств прибавились продукты пчеловодства.

Запасной вариант

К 2005 году их натуральными продуктами и деятельностью заинтересовалась одна фитокомпания. Коротковы открыли ИП и занялись контрактным производством – начали выпускать продукцию под чужим брендом.

Разумеется, в домашних условиях выполнить большие объемы было невозможно. Поэтому взяли в аренду производственную аптеку. Впоследствии приобрели соседний участок с домом, перестроили в производственные цеха.

«Начального капитала у нас не было. Поэтому все, что зарабатывали, инвестировали в развитие производства. Сначала покупали б/ушное оборудование, потом стали закупать новое китайское, а когда появились возможности, – европейское», – рассказывает Владимир.

На первых порах выпускали по контракту по 120 бальзамов в месяц. Этого едва хватало на аренду помещения. Потом с ростом заказов и, соответственно, объемов – до 1 тыс. единиц продукции в месяц, вышли на самоокупаемость. 

Однако у компании-заказчика возникли финансовые сложности. Начали сотрудничать с другой. И история повторилась. До 2010 года шел динамичный рост производства, сделали капитальный ремонт, купили новое оборудование и дополнительное помещение. Но так как у партнеров начались финансовые проблемы, они возникли и у производителей. 

Зависимость контрактного производства от заказчиков собеседник назвал главной проблемой в становлении их бизнеса. С тех пор лично для себя он усвоил одно правило: никогда не ограничиваться одним заказчиком, партнером.

«Как минимум их должно быть два. Всегда должен быть запасной вариант. Чем больше диверсифицировано производство, тем больше источников дохода», – пояснил предприниматель.

Свое дело

Тогда же Коротковы решили, что им пора выпускать свою продукцию самостоятельно. В 2011 году они оформили ТОО, зарегистрировали свою торговую марку и начали делать свои фитотовары. 

«С 2011 по 2016 год у нас был если не бурный, то стабильный рост. Мы развивались, покупали новое оборудование, вышли на объемы в 10 тыс. единиц продукции в месяц. Но потом словно остановились: производить больше этого уровня не получалось. Стали задумываться, что нужно что-то делать с маркетингом. Пригласив специалистов, перестроили работу, начали внедрять MLM-аналитику. Разработали свою систему управления, которая работает онлайн: управление складом, взаимоотношения с офисами, онлайн-офисы, интернет-магазин», – рассказывает Владимир.

В итоге с 2017 года товарооборот компании увеличился в четыре раза. Параллельно было возобновлено контрактное производство. Сейчас здесь выпускают ежемесячно около 40 тыс. единиц собственной продукции и около 30 тыс. – контрактной. Ассортимент продукции представлен 37 наименованиями товаров, которые продаются не только в Казахстане, но и в России, и в Кыргызстане. 

Свыше 90% сырья – травы, пчелопродукты, минералы – отечественного происхождения. Из других стран покупают только эндемики – то, что не растет в Казахстане. 

Эффект расширения 

Не последнюю роль в успехе предприятия сыграло расширение его площади. В 2017 году компания решила приобрести отдельное помещение под офис. В рамках программы регионального финансирования предпринимателей «ONтүстік өнімдері», реализуемой фондом «Даму» и областным акиматом, предприятие получило льготный банковский кредит под 8,5%. 

На сегодняшний день производственные площади предприятия составляют в целом около 600 кв. м, не считая заготовительной базы за городом, где выращиваются некоторые растения, сушится, хранится и перерабатывается лекарственное сырье. 

Но предприниматели планируют приобрести еще один участок рядом для строительства складских помещений. Что касается общих планов развития компании, то, как отметил гендиректор, они предпочитают ставить не долгосрочные, а конкретные цели на каждый год. 

«Как минимум мы стремимся стать лучше, чем в прошлом году. Мы должны в первую очень быть конкурентоспособными с самими собой. Каждый год ставим цели по товарообороту, ассортименту, качеству. В этом году поставили цель увеличить общий товарооборот компании, достигший в 2018 году $1 млн, как минимум на 150 и максимум на 200%. План-минимум уже выполнен», – подчеркнул собеседник.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций