Хиджаб без арабского акцента

Зульфия Акатаева создает свою коллекцию мусульманской одежды – в свободной пока нише. За три недели прибыль от продажи моделей из первой коллекции составила около $1 тыс. Она дистанцируется от арабской моды и намерена жестко отстаивать свои авторские права.<br /><br />

Зульфия Акатаева создает свою коллекцию мусульманской одежды – в свободной пока нише. За три недели прибыль от продажи моделей из первой коллекции составила около $1 тыс. Она дистанцируется от арабской моды и намерена жестко отстаивать свои авторские права.

«Я зарегистрировала свою торговую марку ZufA – Зульфия Акатаева. Это бренд мусульманской дизайнерской одежды», – говорит «Къ» студентка Академии моды «Сымбат», призер (2-е место) казахстанского конкурса на создание линии мусульманской одежды для женщин «Әсем киім – әйел көркі – 2011». На нем Зульфия Акатаева презентовала свою первую коллекцию мусульманской одежды. В ней было шесть предметов для различных ситуаций: праздник, casual, офис и спортивная одежда. Последний вариант представляет собой платье, переходящее в головной убор-трубу из велюра с сеткой.

Ее проект выстрелил стремительно – сразу после конкурса девушке пришло около сотни предложений о покупке одежды. Буквально за три недели у нее набрался пул примерно из двух десятков клиентов, она продала около 60 головных уборов и 25 жилеток. Платок в ее исполнении стоит около 3–3,5 тыс. тенге, платье – максимум 15 тыс. тенге.

А началось все, как это часто бывает, с личной потребности. «Когда я покрылась, я столкнулась с отсутствием интересной одежды для мусульманок. А ведь мусульманки тоже хотят выглядеть красиво, они должны соответствовать своей должности и общественным ожиданиям», – поделилась Зульфия Акатаева.

Девушке помогла мама – профессиональный закройщик из Павлодара. Именно она взяла на себя организацию производства и воплощение дизайнерских идей дочери. В своей работе она использует систему кроя Lubox – достаточно знать рост и обхват груди человека, чтобы построить на него корректную выкройку. Теперь Зульфия Акатаева платит зарплату не только четырем швеям, менеджеру по продажам, но и собственной маме. «За три недели прибыль составила около $1 тыс. Это немного, но мы ведь только начали. Нашей одеждой уже интересуются не только в Казахстане, но и в Москве, и в Саратове», – сообщила она.

Правда, интерес этот не всегда бескорыстный. Дизайнеру уже дважды поступали предложения отшивать одежду в Кыргызстане или Турции, а ей платить проценты. «Но я отказалась. Во-первых, получится, что не они на меня работают, а я – на них. А во-вторых, мне хочется, чтобы одежда была именно made-in-Kazakhstan, в Кыргызстане и Китае шьют некачественно, нитки торчат», – сказала Зульфия Акатаева. По ее словам, производить одежду в Кыргызстане дешевле. Но в этом случае ее модели могут украсть. Подобный случай чуть не произошел: «Мой менеджер по продажам продала платок хозяйке бутика мусульманской одежды, и спустя некоторое время ее муж невзначай сказал своему другу, мужу моего менеджера, что эта хозяйка хочет поехать в Кыргызстан, чтобы заказать копии моего платка. Но после того как я дала понять, что буду судиться с каждым, кто попробует украсть мои модели, она дала задний ход». После этих случаев Зульфия Акатаева хочет нанять юриста, чтобы он мог защитить интересы ее торговой марки. Кроме того, она подала документы, чтобы запатентовать свои модели и заявку на товарный знак. Процесс регистрации одной вещи занимает около года. «Я думала, будет ли мне интересно заниматься своими моделями через год, но решила, что если мои модели будут отшивать по патенту, процент мне в любом случае не повредит», – пояснила дизайнер. Из соображений уникальности она не занимается и индивидуальными заказами: как правило, они сводятся к копированию уже существующих моделей, а желания клиентов сводятся к фразе «А сшейте мне такое же». «Я не хочу так работать, потому что мне могут предъявить обвинение в плагиате», – пояснила Зульфия Акатаева. Не работает она и с мужчинами. Мусульманке, чтобы бизнес был «халал», нежелательно часто контактировать с ними. Кроме того, «для создания мужских моделей у меня нет вдохновения», сказала она.

В настоящее время Зульфия готовит новую casual-коллекцию. Она рассчитана на зимне-весенний период и, предположительно, будет сочетать деним с плотным шерстяным трикотажем. Возможно, также появятся аксессуары (клатчи, чехлы для ноутбуков, сумки) из искусственного войлока. Натуральный подобрать сложнее. «Либо цветов вообще нет, либо они ядовитые, кричащие», – пояснила она. Также в коллекции появятся одна-две свадебные модели. По словам г-жи Акатаевой, в новом сезоне будет много красного, модным станет гипюр, наложенный на трикотаж. Но активно за подиумными трендами она не следит, а то, что видит, интерпретирует в соответствии с мусульманскими традициями скромности. Поэтому красный приглушается, например, сеткой.

Зульфия Акатаева дистанцируется также от арабской моды: по ее мнению, арабский стиль не свойственен Казахстану: «Казахстану не нравится арабизация, поэтому широкие арабские платья с богатой вышивкой и рукавами «летучая мышь» воспринимаются в обществе негативно». Правда, выраженный национальный орнамент тоже не пользуется спросом, больший интерес вызывают намеки на национальный колорит. Например, традиционное для казахстанского кроя наложение воланов.

В ближайшем будущем дизайнер планирует снизить свои издержки, закупая сырье оптовыми партиями, – раньше в этом не было необходимости. Кроме того, в конце декабря она хочет запустить сайт для продвижения своих коллекций. «В Казахстане рынок дизайнерской мусульманской одежды не заполнен, поэтому мы хотим сначала продвигаться здесь. А потом будем выходить в другие регионы, например, в Россию. Собственно, только российских дизайнеров я и вижу в качестве своих конкурентов», – считает Зульфия Акатаева.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Ретейлер из Сарани планирует запустить сеть супермаркетов в Санкт-Петербурге

К концу года до 10-15 магазинов

Фото: Shutterstock / non c

Казахстанский ретейлер Optima (ТОО «Оптимальный», г. Сарань) заявил о планах запуска собственной сети супермаркетов Green в Санкт-Петербурге летом 2020 года. 

Казахстанцы намерены открыть в Санкт-Петербурге четыре продовольственных магазина площадью 2 тыс. кв. м каждый. К концу года планируется расширение сети супермаркетов Green до 10–15 магазинов, за чем последует продвижение в другие регионы России. Также заявлено открытие в Санкт-Петербурге гипермаркета площадью 8,5 тыс. кв. м.

Оптимальный выход

Торговая сеть Optima (ТОО «Оптимальный») дебютировала в 2009 году с открытия магазина в Сарани – городе с населением чуть более 40 тыс. человек недалеко от Караганды. В период с 2017 года Optima расширилась, открыв два супермаркета в полумиллионной Караганде.

Основной деловой партнер Optima – компания оптовой торговли «Сания». Это дистрибьютор таких крупных производителей, как Efes Kazakhstan, Coca-Cola, Mareven Food. 

Эти две компании и составили группу, которая инвестировала в сеть Green. Оба бизнеса находятся под управлением братьев Куприенко: Александр занимается Optima, Николай – «Санией». В марте 2020 года Александр Куприенко возглавил новую компанию – ООО «Оптимальный» с уставным фондом 2 млн рублей.

На вопросы «Курсива» о планах развития торговой сети Green на российском рынке Александр Куприенко не ответил, порекомендовав изучить презентацию для российских СМИ.

В упомянутой презентации ТОО «Оптимальный» оценивает собственный товарооборот в размере 1,4 млрд рублей, не уточняя период, к которому он относится. Общая сумма налоговых отчислений товарищества с 2015 по 2019 год, как следует из данных kgd.gov.kz, составила 159,2 млн тенге. Если эту сумму перевести в рубли по курсу Национального банка РК на 29 июня (1 рубль = 5,76 тенге), получится 27,6 млн рублей. Максимальная сумма налогов, уплаченных ТОО «Оптимальный», приходится на 2019 год – 53,7 млн тенге. В том же году «Сания» уплатила в качестве налогов 12,6 млн тенге. Максимальная налоговая выплата этой компании пришлась на 2017 год и составила 136,8 млн тенге.

Эксперты российского потребительского рынка скептически отнеслись к новости о планах казахстанской сети. «Бросок на север» казахстанского ретейлера оценивается как каприз или результат переоценки собственных сил.

При этом наблюдатели отмечают негативные аспекты, которые сопровождают международную экспансию Optima: снижение покупательского спроса в России, высокие ставки аренды в местах открытия магазинов Green и необходимость больших затрат на оборудование, пишет «Коммерсантъ». Издание приводит мнение консультанта Jos De Vries The Retail Company Ирины Болотовой. Она считает, что вложения в один объект составят не менее 18 млн рублей.

Новость о планах Optima сопровождает и не добавляющий оптимизма символизм. Казахстанская компания рискует унаследовать неудачную карму не только имени (вспомним разорившийся казахстанский Green Store), но и места. Первые четыре магазина Green открываются в локациях разорившейся торговой сети Spar, принадлежавшей ТД «Интерторг», который также проходит процесс ликвидации. 

Это подтверждают эксперты: новые игроки, начинающие работать в бывших магазинах «Интерторга», получают выручку на 30–40% ниже, чем была у предшественника. При этом конкурировать Green, по мнению Ирины Болотовой, придется с такими сильными участниками рынка, как «Лента», «Перекресток» и «О’Кей».

Наконец, без ответов остаются ключевые вопросы: способна ли компания из Карагандинской области предложить жителям северной столицы России услуги, соответствующие их пониманию сервиса. А главное – откуда у мелкого казахстанского ретейлера средства на реализацию подобного плана.

Казахстанский ретейл-консультант Анна Пацюк оценила уровень развития карагандинской сети Optima как «приличный, но ничем не выделяющий из ряда конкурентов». Эксперт проявила интерес к компании после заявления о ее выходе на рынок России, но не смогла обнаружить явных резонов для такого шага со стороны бизнеса. Рынок Караганды маленький, все друг друга знают, но понимания причин, которые толкнули Optima на этот шаг, нет ни у конкурентов, ни у партнеров бизнеса.

«Не думаю, что это ретейл-феномен – ничего особого наш бизнес предложить рынку России не может. Скорее это реализация инвестиционной схемы или стратегическая диверсификация собственников бизнеса», – говорит эксперт. По ее мнению, успех или неудачу Green предопределит компетенция нанятого менеджмента и быстрое масштабирование бизнеса до сети из 20–30 магазинов. 

Как регулируют ретейл Санкт-Петербурга 

Санкт-Петербург входит в ведущую пятерку городов России по объему розничной торговли. По данным комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка города, в 2018 году оборот этого сектора экономики составил 1412,4 млрд рублей. Торговля продовольственными товарами генерирует 35% совокупного оборота.

По данным комитета по информации и связи Санкт-Петербургского информационно-аналитического центра, в первом полугодии 2019 года оборот розничного рынка города составил 706,1 млрд рублей, что на 0,6% выше, чем в аналогичном периоде 2018 года. 

В структуре оборота розничной торговли доминируют крупные предприятия, на которые приходится 80% рынка. Доля малых предприятий составляет 12%, средних – 2%. 5% оборота приходится на индивидуальных предпринимателей, торгующих вне рынков, 1% составляют рынки и ярмарки. 

Кстати, депутаты местного законодательного собрания требуют ограничить коллективное проникновение торговых сетей на рынок показателем 60%. Другая инициатива депутатов предполагает установление минимального расстояния между магазинами, чтобы предотвратить их избыточную концентрацию. Такие поправки ограничат возможности расширения торговых сетей.

Согласно опросу Информационно-аналитического центра Санкт-Петербурга, в 2019 году предприниматели этого города среди своих основных проблем отмечали недостаточный платежный спрос (54,3% респондентов), высокую арендную плату (48,9%), высокий уровень налогов (30,9%). 

По данным аналитической компании Watcom Group, в период самоизоляции населения посещаемость крупных торговых центров в Санкт-Петербурге упала на 77,8%. Горожане предпочитали делать покупки в маленьких магазинах у дома. После отмены режима самоизоляции посещаемость магазинов большого формата восстанавливается медленно. Эксперты прогнозируют, что привычные показатели будут достигнуты только осенью текущего года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg