Перейти к основному содержанию
5204 просмотра

Снежный КОМмерсант

Совладелец «БИПЭК Авто» Анатолий Балушкин занимается не только автомобилями. В сферу его интересов входит также оздоровительный и горнолыжный бизнес. В частности, он владеет горнолыжным курортом «Нуртау». Предприниматель надеется, что, по сравнению с прошлым годом, этой зимой поток клиентов не снизится. Если его расчеты оправдаются, то за год он сможет заработать минимум 44 млн тенге, не считая гостиничных услуг.<br /><br />

Снежный КОМмерсант

Снежный КОМмерсант
Совладелец «БИПЭК Авто» Анатолий Балушкин занимается не только автомобилями. В сферу его интересов входит также оздоровительный и горнолыжный бизнес. В частности, он владеет горнолыжным курортом «Нуртау». Предприниматель надеется, что, по сравнению с прошлым годом, этой зимой поток клиентов не снизится. Если его расчеты оправдаются, то за год он сможет заработать минимум 44 млн тенге, не считая гостиничных услуг.

Бизнесмен Анатолий Балушкин владеет ТОО «Рахмановские ключи», куда входят бальнеологический курорт на радоновых источниках «Рахмановские ключи», гостиничный комплекс «Порт Фортуна» и горнолыжный курорт «Нуртау» (бывшие «Княжьи горы»).

Господин Балушкин купил ГК в 2006 году и с тех пор вложил в нее 185 млн тенге. На эти деньги за пять лет он установил вторую канатную дорогу, оборудовал дополнительный склон для взрослых и детский склон впридачу, приобрел ратрак. Правда, снежных пушек на горе пока нет.

Кроме того, были уложены подъездные пути, открыты ресторан «Намедни» с детской площадкой, беседки, пункты проката, а на вершине горы построено кафе. Заодно была отлажена инфраструктура: уложена тротуарная плитка, заасфальтированы дороги, протянута ЛЭП, установлены дизельгенераторы и трасформаторы.

Для подготовки к нынешнему сезону компания потратила 6 млн тенге собственных средств. На эти деньги строятся дополнительные утепленные беседки и ремонтируются канатные дороги.

Как сообщил «Къ» директор «Рахмановских ключей» Александр Шушаников, цены на проживание, подъемник и прокат останутся на уровне прошлогодних. Например, нижний предел цен на номера – 6500 тг/сут, стоимость подъемов в будни – 250 тенге. А средний чек на один день для семьи из 4-х человек составит около 4 тыс. тг/чел (сюда входят: стоянка, спортивный инвентарь, подъемник, обед в кафе). Из-за того, что базовые цены не изменятся, дополнительных скидок к прайсу не предусмотрено.

Приезжают в «Нуртау» жители Восточного Казахстана, Акмолинской и Павлодарской областей. «К тому же, наша база очень популярна среди россиян, к нам едут Новосибирск, Красноярск, Барнаул, Новокузнецк», – уточил г-н Шушаников. Относительно потока клиентов директор «Рахмановских ключей» высказывает осторожный оптимизм: «Динамика, в целом, положительная. Надеемся, что количество клиентов будет не меньше уровня прошлого года».

Всего в прошлом году на курорте побывали около 11 тыс. человек. Причем, если несколько лет назад преобладали клиенты от турагентств, то сейчас многие лыжники приезжают на курорт самостоятельно. Между тем, по опыту уральских горнолыжных центров, такая стратегия может свидетельствовать о том, что спрос на услуги центра еще не превышает предложение: если бы клиенты столкнулись с отсутствием номеров из-за того, что «все уже выкуплено», они вынуждены были бы обращаться к турфирмам.

По словам г-на Шушаникова, в настоящее время «Нуртау» конкурирует с горнолыжными базами Восточного Казахстана. Это, в частности, ГК «Алтайские Альпы» (22 км от Усть-Каменогорска) и Stardust camp (возле Риддера). Основной вид отдыха – туры выходного дня и «покатушки после работы». Впрочем, назвать лидера отрасли он затруднился: «Сфера горнолыжного туризма в Казахстане является наименее изученной, каждый идет своей дорогой, все данные достаточно закрыты».

По мнению г-на Шушаникова, на «Нуртау» работает его безопасность: из-за особенности ландшафта нет угрозы схода лавин. Эта проблема более актуальна для тянь-шанских центров. Напомним, в конце февраля 2009 года, несмотря на плановые спуски, под лавиной на ГК «Ак Булак» погибли двое лыжников. Оба – сотрудники самого горнолыжного комплекса.

Кроме того, трассы «Нуртау» подходят для начинающих: они – ровные и широкие. К тому же, на подъезде к комплексу нет горных серпантинов: дорога идет по равнине. Снижена и вероятность столкновения горнолыжников и бордеров с «ходоками»: санки, лошади, беговые лыжи и коньки находятся на другой площадке.

Единственное, что может повлиять на турпоток «Нуртау» – неблагоприятные погодные условия: если снег не выпадет, или растает, или не установится снежный покров. «Даже в условиях кризиса горнолыжный сегмент туристического рынка пострадал менее других. Горнолыжникам сложнее отказать себе в любимом виде отдыха. Они лучше выберут вариант подешевле, сэкономят на сроках, чем пропустят сезон», – признался директор «Рахмановских ключей», сам – заядлый горнолыжник.

Кроме безопасности, Александр Шушаников указывает на работу над качеством предлагаемого продукта. Однако в настоящее время «качество» – понятие нерегламентированное. Как он сам признался, в настоящее время взаимоотношения собственника ГЛК, государства, контролирующих органов и клиентов ГЛК законодательно не определены. «Решением многих проблем была бы разработка «Закона о горах». Он должен включать нормативные акты по строительству трасс, их состоянию, правила безопасности. У нас в стране нет организации, которая бы контролировала деятельность курортов, соответствие их минимальному набору услуг (склоны-подъемники-кафе-медпункты-прокат-туалеты-спасатели-парковка). Есть инструкторы, но нет тех, кто проверяет процесс обучения, качество их работы, квалификацию», – посетовал г-н Шушаников.

Если бы государство помогло развивать казахстанский турпродукт, горнолыжный туризм мог бы приносить более весомый доход. «Так, если в среднем турист, который ездит на море, тратит 40 евро в день, то другой, который ездит отдыхать в горы, тратит до 250 евро в день. При минимальных нагрузках на природный ресурс мы можем получать те же деньги, которые зарабатывают ведущие туристические державы мира. Потенциал развития внутреннего туризма Казахстана – огромен, нужны лишь соответствующая поддержка и участие государства», – подсчитал Александр Шушаников.

Если бы его мечты сбылись, «Нуртау» приносил бы не 44, а 563,8 млн тенге в год.

banner_wsj.gif

2023 просмотра

Как в Казахстане заработать на цветах

Делится личным опытом сооснователь магазина Ayala flowers

Фото: Офелия Жакаева

Первые деньги на цветочном рынке я заработала 14 февраля 2015 года, открыв онлайн-магазин буквально накануне – продажи цветов в интернете тогда были новинкой, дневной доход составил 7 тысяч тенге. Хороший стимул для студентки со стипендией в 20 тысяч. К 8 марта я подготовилась более основательно, заработала 100 тысяч тенге и укрепилась в желании развивать бизнес дальше.

В то время, по моим подсчетам, через интернет продавалось около 4% цветов. Я понимала, что эта доля будет расти и стала изучать стратегии лидеров онлайн-продаж одежды и доставки еды. Было очевидно, что их преимущество построено на тщательном ведении клиентской базы и внимании к бизнес-процессам.

Скоро я пришла к выводу о важности сочетания онлайн- и офлайн-инструментов. Открыла физический магазин, он стал складом и местом встречи с клиентами, впервые обратившимися ко мне за букетом. Если качество цветов и обслуживания их устраивало, в последующем они оформляли заказы через интернет-магазин.

Параллельно я инвестировала в развитие технологий для упрощения ведения бизнеса. Специальных решений для рынка цветов тогда не было и меня увлекла идея стать первопроходцем, а потом на основе созданных технологий развивать франшизу.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax2.JPGФото: Офелия Жакаева

Должна признаться, что до сих пор не осмеливаюсь подсчитать итоговую сумму, потраченную на эту идею. Я пробовала разные модели взаимодействия с разработчиками, но внедрить цифровизацию в том виде, в каком я ее себе представляла, пока еще не удалось. Хотя на исходе второго года разработок я в значительной степени разгрузила себя от операционной работы – бизнес работал уже автономно, без моего активного участия. 

В декабре 2018 года по личным причинам я оставила бизнес в Алматы и переехала в столицу. В соцсетях о переезде сообщила в канун 14 февраля 2019 года и была удивлена реакции: среди моих подписчиков оказалось много жителей Нур-Султана – они следили за моей работой в Алматы и были уверены, что теперь я буду развивать такой же бизнес и в столице. Так я стала знакомиться со столичным рынком цветов и уже к мартовскому празднику вместе с сестрой запустила новый онлайн-магазин цветов.

kak-v-kazaxstane-zarabotat-na-cvetax3.JPGФото: Офелия Жакаева

За год работы в Нур-Султане заметила, что участники цветочного рынка, по сравнению со своими коллегами из Алматы, здесь более открыты и дружелюбны – охотнее делятся опытом, информацией о товаре. Второе отличие касается покупателей – люди менее привередливы и быстрее принимают решения, на согласование букета уходит меньше времени. Особенность цветочного онлайн-бизнеса в том, что клиенты могут выбрать и оценить букет только по фотографии. Собрав букет с учетом предпочтений клиента, я отправляю фото заказчику. В 95% случаев жителей столицы все устраивает и только в 5% случаев надо немного менять состав или упаковку букета.

С оптовыми поставщиками дела обстоят не очень хорошо – в столице их явно не хватает, часто приходится сталкиваться с дефицитом цветов. Еще одно отличие рынка Алматы и Нур-Султана продиктовано погодой. В столице зимой букеты дополнительно упаковывают в специальную обертку, чтобы защитить от холода, это увеличивает временные и финансовые затраты. И еще, по моим наблюдениям, в Алматы цветы дарят чаще.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png