Перейти к основному содержанию

5565 просмотров

Охлажден до совершенства

Владелец Усть-Каменогорской птицефабрики Серик Толукпаев первым в Казахстане начал продавать охлажденное, а не замороженное, мясо птицы. Дальнейший рост и развитие отрасли птицеводства в Казахстане, по его мнению – в создании вертикально интегрированных холдингов с собственной кормовой базой и глубокой переработкой мяса. В планах бизнесмена в ближайшей перспективе – создать именно такой холдинг. <br /><br />

Охлажден до совершенства

Охлажден до совершенства
Владелец Усть-Каменогорской птицефабрики Серик Толукпаев первым в Казахстане начал продавать охлажденное, а не замороженное, мясо птицы. Дальнейший рост и развитие отрасли птицеводства в Казахстане, по его мнению – в создании вертикально интегрированных холдингов с собственной кормовой базой и глубокой переработкой мяса. В планах бизнесмена в ближайшей перспективе – создать именно такой холдинг.

Бизнесом Серик Толукпаев начал заниматься в 90-е годы. Начинал с того, что привозил в Усть-Каменогорск сигаретыиз Алматы. Стартовый капитал составлял $1 тыс. В последующем бизнес вырос в одну из региональных дистрибьюционных компаний– «Айтас Дистребьюшен».

В 2000 году предприниматель задумался о диверсификации бизнеса. «Мы продавали самые разнообразные продукты питания, но было четкое понимание, что надо что-то менять и двигаться дальше, либо в розницу, либо в производство», – пояснил «Къ» Серик Толукпаев.

Предприниматель решил открыть сеть магазинов «Аймар». Впоследствии бизнес был продан компании «Раимбек». Параллельно шли переговоры с венчурным фондом Европейского банка развития, который продавал 100% акции Усть-Каменогорской птицефабрики. В ноябре 2004 (через 1,5 года после начала переговоров) Серик Толукпаев приобрел 100% акций. Средства были заемными. Весь кредит был погашен в 2009 году.

«Уже в то время это была хорошая фабрика. Нам повезло, там были введены корпоративные стандарты. Самой сильной стороной была прозрачность компании. По сути, у нас – самая долгая история аудирования в аграрном секторе», – говорит акционер фабрики.

В 2004 году мощность фабрики составляла 10 тыс. тонн в год. По словам г-на Толукпаева, венчурный фонд раньше использовал завод на максимальную мощность. «Они хорошо сделали предпродажную подготовку, то есть мы видели хорошую финансовую отчетность, растущие производственные показатели. Со времени выкупа завода мы смогли добавить к мощностям только 20%», – поясняет СерикТолукпаев.

С 2004 года в компанию было инвестировано порядка $35 млн. Как рассказывает г-н Толукпаев, эта отрасль – очень капиталоемкая. Например, чтобы запустить фабрику мощностью 10 тыс. тонн, необходимо вложить $30 млн

В следующем году птицефабрика выходит на новую мощность –20 тыс. тонн в год. Планируемый оборот составит 8 млрд тенге в год. Сейчас производство составляет 12 тыс. тонн в год.

Эффективность использования производственных площадей вырастет на 40%, производительность труда – на 41%, выработка продукции на одного работника составит $60 тыс. в год против $40 тыс. на сегодняшний день. Количество персонала планируется увеличить всего на 100–120 человек, сейчас на фабрике работают порядка 746 сотрудников.

В 2009 году компания первой в Казахстане запустила производство охлажденной курицы. Сейчас производство охлажденного и замороженного мяса составляет 50 на 50.

«Производить охлажденку начинают и другие компании. Мы охлаждение запустили в 2009 году. На тот момент это был новый продукт для рынка, очень вовремя мы запустились – практически параллельно с торговым центром «Метро», с которым впоследствии был заключен, по сути, эксклюзивным контракт, так как высокие стандарты «Метро» пока может выдерживать только наша продукция», – говорит акционер компании.

Основной упор при сбыте предприниматель делает на развитие сетей фирменных магазинов. Компания предоставляет МСБ весь комплект оборудования для организации торговых точек, обучает специалистов, поставляет продукцию. «Магазины есть в Астане, в Павлодаре и Усть-Каменогорске. В Алматы пока нет таких магазинов, так как производимого объема недостаточно», – говорит он.

Производители, размещаямагазины таким образом, пытаются оградитьсебя от российских производителей, со стороны которых, по словам СерикаТолукпаева, уже сейчас наблюдается демпинг. «Мы пытаемся закрыться от россиян, отсечь их вдоль границы, то есть застолбить казахстанскую территорию за собой», – поясняет он.

Сейчас СерикТолукпаев планирует выстроить вертикальноинтегрированную компанию.

«Мы работаем над проектом орошаемого и неорошаемого земледелия для обеспечения собственной кормовой базы. В этот проект мы собираемся заходить вместе с IFC. Сейчас мы ведем переговоры на тему распределения долей», – говорит г-н Толукпаев.

Инвестиции в земледелие –по самым нескромным подсчетам –составляют $150 млн, порядка 40 тыс. гектаров земли – орошаемое земледелие ( 1 га–$3 тыс.) и 30 тыс. га – неорошаемое земледелие (1га– $1 тыс.).

«Мы рассчитываем на господдержку. Сейчас есть программа, которая предусматривает поддержку инфраструктуры для орошаемых земель, акимат нас уже готов поддержать. Конечно, мы будем думать над оптимизацией и искать более оптимальные решения. Это – «длинный» проект, рассчитанный на 10 лет. Около $10 млн мы хотим получить от IFC. Порядка $40–50 млн будут наши собственные инвестиции и около $40–50 млн – заемный капитал», – рассказывает акционер фабрики.

Параллельно ведется работа над проектом глубокой переработки мяса. Планируется производство деликатесов и колбас премиум-класса. Стоимость проекта составляет $ 3 млн

«Проект очень интересный, думаю, мы сделаем хороший бренд. Мы собираемся работать в премиальном сегменте, где будут полностью исключены любые добавки, в виде сои и т.д. Это будет 100% мяса. Я думаю, у нас все получится», – резюмирует г-н Толукпаев.

Балансовые показатели на 1 июля 2011 годаСобственный капитал – 3, 97 млрд тенге.
Совокупные активы – 7,55 млрд тенге.
Объем продаж – 2,33 млрд тенге.
Чистая прибыль – 496, 659 млн тенге.
ROA –6,57%, ROE –12,49%,
ROS – 26,61%.

2533 просмотра

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif