3712 просмотров

Коллектор для корпораций

Размер долгов в корпоративном секторе Казахстана превышает $4 млрд. Вместе с долгами, стал расти бизнес по их взысканию. Главное, по мнению совладельца ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияра Тенелова, найти правильную нишу.

Коллектор для корпораций

Коллектор для корпораций
Размер долгов в корпоративном секторе Казахстана превышает $4 млрд. Вместе с долгами, стал расти бизнес по их взысканию. Главное, по мнению совладельца ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияра Тенелова, найти правильную нишу.



Управляющий директор ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияр Тенелов решил создать коллекторскую компанию в конце 2009 года, так как, работая в это время в департаменте реструктуризации БТА банка, увидел, что корпоративное коллекторство – это интересный и «пустой» рынок.
«Очень удачно совпало, что в это время «Коллекторское Агентство Центр ЮСБ» искало партнеров в Казахстане. Мы сразу нашли общий язык и бизнес стартовал. В то время рынок корпоративных долгов активно рос, потому и спрос на наши услуги возник почти сразу», – пояснил «Къ» Данияр Тенелов.

Основной трудностью, с которой пришлось столкнуться при создании компании, было отсутствие бренда и, как следствие, доверия потребителей. «Каких-то специфических трудностей не было. Разве что банки не торопятся отдавать своих корпоративных должников по ряду объективных и субъективных факторов», – поясняет управляющий директор.

На открытие компании было потрачено $40 тыс. К концу 2010 года компания получила 56 обращений, из которых в работу было принято 25 кейсов на общую сумму $2,5 млн. Взысканы долги по 17 кейсам (9 – в полном объеме, по 8 – дисконт составил 45%).В прошлом году портфель заказов «ЮСБ Коллектор Казахстан» составил $5 млн, однако самый крупный кейс размером в $2,5 млн был разрешен самим заказчиком. Таким образом, объективный объем заказов компании в прошлом году составил $2,5 млн
«ЮСБ Коллектор Казахстан» стала первой компанией на рынке РК, которая занимается только корпоративным коллекторством, то есть взысканием долгов с организаций.

«В подавляющем большинстве, казахстанские коллекторские компании осуществляют взыскание долгов с физических лиц. Взыскание долгов с организаций существенно отличается от взыскания долгов с физлиц, так как требует совсем иного уровня анализа и применения совершенно иных методов, чем большинство коллекторских компаний не обладает. В связи с этим, доля заказов по взысканию долгов с организаций в портфеле коллекторских компаний в Казахстане совсем незначительна», – поясняет управляющий директор.
По словам Д. Тенелова, в Казахстане нет недостатка в юридических компаниях, которые могут качественно и профессионально осуществить все юридические процедуры по взысканию долга с организации. Однако проблема состоит в том, что зачастую взыскать долги юридическим путем будет стоить дорого, долго, и далеко не всегда результативно.

«Классический пример бесперспективности подачи иска в суд – когда должник является фактическим банкротом. Кроме того, организации-должники нередко сознательно используют юридические механизмы против кредиторов (вывод активов, умышленное банкротство, использование офшоров, «бумажных» компаний и т. п.).

К сожалению для кредиторов, казахстанские должники научились весьма эффективно использовать юридические инструменты для того, чтобы максимально затруднить кредиторам взыскание долга или сделать его фактически невозможным», – говорит Д. Тенелов.
Другой аспект проблемы заключается в весьма неэффективном процессе судебного исполнения. Как говорит эксперт, к сожалению, просто выиграть судебный процесс – недостаточно, так как встает проблема, как реально взыскать долг по уже полученному решению суда. Практика показывает, что далеко не во всех случаях эту проблему удается решить.

Несмотря на то, что коллекторские услуги в корпоративном секторе стали активно пользоваться спросом лишь несколько лет назад, на рынке существует конкуренция, так как почти все универсальные коллекторские агентства имеют подразделения по взысканию корпоративных долгов. Однако методики у компаний различаются. Именно методики взыскания долгов и являются конкурентным преимуществом.
При взыскании долгов компания не ограничивается только юридической плоскостью и воздействует на должников с помощью информационного давления, репутационных угроз, а также посредством иных гуманитарно-правовых методов.
«Основным конкурентом для нас является компания «Коллектор Партнерс», но, насколько я знаю, они сейчас больше ориентированы на юридический бизнес. Остальные коллекторские компании мы конкурентами не считаем, в силу большой методологической разницы в работе», – говорит Д. Тенелов.

Что касается точных данных о прибыли, то г-н Тенелов их не раскрыл, однако уточнил, что прибыль – есть, хоть и не такая большая, но она позволяет содержать офис, платить заработную плату сотрудникам и даже вкладываться в дальнейшее развитие. На данный момент объем рынка составляет $10–15 млн и прогнозируется его увеличение до $20–30 млн. Вознаграждение компания получает в процентах от фактически взысканных денег в пользу клиентов, а общий размер долгов в корпоративном секторе превышает $4 млрд.
По данным Д. Тенелова, услугами «ЮСБ Коллектор Казахстан» воспользовались уже более 50 компаний. Каждую неделю в компанию обращаются не менее 5 потенциальных клиентов.

По мнению главы компании, перспективы у «ЮСБ Коллектор Казахстан» – хорошие, в ближайшее время планируется увеличение прибыли в 3–4 раза.

banner_wsj.gif

272 просмотра

Бизнес гибкий, как лапша

Три принципа, от которых основатель сети ресторанов быстрого питания Lanzhou Гульбану Майгарина отказалась по запросу рынка

Фото: Turar Rakhimberlin / Twitter

Казахстанский бренд Lanzhou запустил свой десятый ресторан быстрого питания. Lanzhou работает в формате лапшичных. Формат стал популярным за счет идеи, которая лежит в основе бизнеса, – предлагать свежую еду, которая выходит дешевле для клиента, чем если бы он самостоятельно готовил ее дома. Главное блюдо сети – ланьчжоуская лапша. Ее рецепт и саму идею открыть лапшичную Гульбану Майгарина, основатель сети, привезла из Китая.

Когда Гульбану Майгарина открывала бизнес (первый ресторан появился в 2018 году), она решила всегда следовать трем основным принципам: нет – замороженным продуктам и вредной еде, нет – доставке, нет – изменениям в рецепте – только прозрачный бульон, белая редька, перец чили, кинза и лапша. Однако Майгарина призналась, что по мере роста популярности и расширения бизнеса ей пришлось изменить своим принципам.

Почему Lanzhou занялся доставкой еды

Принципиальную позицию по вопросам доставки пошатнул кризис, вызванный карантином. Когда ввели ограничения на передвижения, было непонятно, как долго продлится пауза в работе.

«Я считала, что доставка для нас – это недопустимый сервис. Наш продукт вкусный, пока свежий и горячий», – говорит Гульбану Майгарина. Но сохранить персонал можно было, лишь организовав доставку еды клиентам домой. 

Первым партнером Lanzhou стал сервис доставки Glovo. Сотрудничество с ним помогло удержать бизнес на уровне окупаемости, хотя обороты упали в пять раз.

«Аудитория дает однозначную оценку: в ресторане еда вкуснее. С другой стороны, клиенты голосуют и за доставку: сейчас доставка генерирует 20% заказов. Значит, будем работать в этом направлении – договариваться с другими доставщиками и улучшать сервис», – говорит Майгарина.

Еще один вариант работы с дистанционными клиентами – организация обедов в офисах крупных компаний. Для организации этой услуги Lanzhou ищет рестораны-партнеры, чтобы обеспечить разнообразие меню.

«Если доставлять в офисы одну и ту же еду, людям надоест через три дня», – объясняет Майгарина. Допустить радикального пересмотра собственного меню Lanzhou не может. «Мы должны делать только то, что позволяет нам укладываться в дедлайн отдачи блюд. Дополнительная нагрузка на кухню снизит скорость приготовления, нам это невыгодно», – объясняет собеседница. 

Почему пришлось готовить картофель фри

Гульбану Майгарина признается, что два года сопротивлялась появлению в ресторане пиццы и фаст-фуда, точнее, картофеля фри, который готовится из замороженного картофеля.

Но просьбы клиентов, которые приходят в Lanzhou с детьми, возымели действие. Сначала рестораны стали предлагать три вида пиццы. А недавно Майгарина согласилась добавить в меню картофель фри. 

Рецепт можно изменить в зависимости от географии

Всего через полгода после открытия первого ресторана Lanzhou поступил запрос на покупку франшизы. Компания разработала франшизу, по которой работают уже четыре ресторана в Казахстане: в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Таразе и Атырау. После снятия ограничений, связанных с карантином, ожидается подписание договоров франшизы с шестью российскими ресторанными сетями, каждая из которых включает в себя от 6 до 35 заведений.

Формат франшизы подразумевает точное воссоздание образцовой модели. Однако по мере появления франшиз в разных городах Казахстана и открытия собственного заведения в России пришлось изменять «образцовый» рецепт лапши. Например, джусай, обязательный ингредиент лапши, не любят в Усть-Каменогорске и Атырау. Поэтому в этих городах данную приправу в ресторанах Lanzhou не используют.

Российские рестораторы, обсуждая покупку франшизы, оговаривают использование красного жгучего перца. В этой стране мало любителей острой еды, поэтому перец чили там собираются заменять неострым болгарским.

«В таких случаях нам важно сохранять общие принципы: скорость приготовления каждого блюда, его качество и вкус», – говорит Гульбану Майгарина.

После ослабления карантина рестораны Lanzhou восстановили уровень посещаемости за неделю. В среднем каждый ресторан сети обслуживает 1000 клиентов в день и продает 900 порций лапши, 450 порций лагмана и 600–700 штук мант. Средний чек – 1400 тенге, но можно пообедать и за 750 тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg