Перейти к основному содержанию

3585 просмотров

Коллектор для корпораций

Размер долгов в корпоративном секторе Казахстана превышает $4 млрд. Вместе с долгами, стал расти бизнес по их взысканию. Главное, по мнению совладельца ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияра Тенелова, найти правильную нишу.

Коллектор для корпораций

Коллектор для корпораций
Размер долгов в корпоративном секторе Казахстана превышает $4 млрд. Вместе с долгами, стал расти бизнес по их взысканию. Главное, по мнению совладельца ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияра Тенелова, найти правильную нишу.



Управляющий директор ТОО «ЮСБ Коллектор Казахстан» Данияр Тенелов решил создать коллекторскую компанию в конце 2009 года, так как, работая в это время в департаменте реструктуризации БТА банка, увидел, что корпоративное коллекторство – это интересный и «пустой» рынок.
«Очень удачно совпало, что в это время «Коллекторское Агентство Центр ЮСБ» искало партнеров в Казахстане. Мы сразу нашли общий язык и бизнес стартовал. В то время рынок корпоративных долгов активно рос, потому и спрос на наши услуги возник почти сразу», – пояснил «Къ» Данияр Тенелов.

Основной трудностью, с которой пришлось столкнуться при создании компании, было отсутствие бренда и, как следствие, доверия потребителей. «Каких-то специфических трудностей не было. Разве что банки не торопятся отдавать своих корпоративных должников по ряду объективных и субъективных факторов», – поясняет управляющий директор.

На открытие компании было потрачено $40 тыс. К концу 2010 года компания получила 56 обращений, из которых в работу было принято 25 кейсов на общую сумму $2,5 млн. Взысканы долги по 17 кейсам (9 – в полном объеме, по 8 – дисконт составил 45%).В прошлом году портфель заказов «ЮСБ Коллектор Казахстан» составил $5 млн, однако самый крупный кейс размером в $2,5 млн был разрешен самим заказчиком. Таким образом, объективный объем заказов компании в прошлом году составил $2,5 млн
«ЮСБ Коллектор Казахстан» стала первой компанией на рынке РК, которая занимается только корпоративным коллекторством, то есть взысканием долгов с организаций.

«В подавляющем большинстве, казахстанские коллекторские компании осуществляют взыскание долгов с физических лиц. Взыскание долгов с организаций существенно отличается от взыскания долгов с физлиц, так как требует совсем иного уровня анализа и применения совершенно иных методов, чем большинство коллекторских компаний не обладает. В связи с этим, доля заказов по взысканию долгов с организаций в портфеле коллекторских компаний в Казахстане совсем незначительна», – поясняет управляющий директор.
По словам Д. Тенелова, в Казахстане нет недостатка в юридических компаниях, которые могут качественно и профессионально осуществить все юридические процедуры по взысканию долга с организации. Однако проблема состоит в том, что зачастую взыскать долги юридическим путем будет стоить дорого, долго, и далеко не всегда результативно.

«Классический пример бесперспективности подачи иска в суд – когда должник является фактическим банкротом. Кроме того, организации-должники нередко сознательно используют юридические механизмы против кредиторов (вывод активов, умышленное банкротство, использование офшоров, «бумажных» компаний и т. п.).

К сожалению для кредиторов, казахстанские должники научились весьма эффективно использовать юридические инструменты для того, чтобы максимально затруднить кредиторам взыскание долга или сделать его фактически невозможным», – говорит Д. Тенелов.
Другой аспект проблемы заключается в весьма неэффективном процессе судебного исполнения. Как говорит эксперт, к сожалению, просто выиграть судебный процесс – недостаточно, так как встает проблема, как реально взыскать долг по уже полученному решению суда. Практика показывает, что далеко не во всех случаях эту проблему удается решить.

Несмотря на то, что коллекторские услуги в корпоративном секторе стали активно пользоваться спросом лишь несколько лет назад, на рынке существует конкуренция, так как почти все универсальные коллекторские агентства имеют подразделения по взысканию корпоративных долгов. Однако методики у компаний различаются. Именно методики взыскания долгов и являются конкурентным преимуществом.
При взыскании долгов компания не ограничивается только юридической плоскостью и воздействует на должников с помощью информационного давления, репутационных угроз, а также посредством иных гуманитарно-правовых методов.
«Основным конкурентом для нас является компания «Коллектор Партнерс», но, насколько я знаю, они сейчас больше ориентированы на юридический бизнес. Остальные коллекторские компании мы конкурентами не считаем, в силу большой методологической разницы в работе», – говорит Д. Тенелов.

Что касается точных данных о прибыли, то г-н Тенелов их не раскрыл, однако уточнил, что прибыль – есть, хоть и не такая большая, но она позволяет содержать офис, платить заработную плату сотрудникам и даже вкладываться в дальнейшее развитие. На данный момент объем рынка составляет $10–15 млн и прогнозируется его увеличение до $20–30 млн. Вознаграждение компания получает в процентах от фактически взысканных денег в пользу клиентов, а общий размер долгов в корпоративном секторе превышает $4 млрд.
По данным Д. Тенелова, услугами «ЮСБ Коллектор Казахстан» воспользовались уже более 50 компаний. Каждую неделю в компанию обращаются не менее 5 потенциальных клиентов.

По мнению главы компании, перспективы у «ЮСБ Коллектор Казахстан» – хорошие, в ближайшее время планируется увеличение прибыли в 3–4 раза.

1957 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance