Перейти к основному содержанию

3446 просмотров

Знаток вкусов тинейджеров

19-летний предприниматель разбогател на исследованиях рынка. С тех пор Хилдрет сменил работу и его имя перестало светиться на страницах газет. Только один неприятный случай привлек к нему внимание. Туманной ночью молодой человек разбил машину после пяти порций водки с кока-колой.

Знаток вкусов тинейджеров

Знаток вкусов тинейджеров
19-летний предприниматель разбогател на исследованиях рынка. С тех пор Хилдрет сменил работу и его имя перестало светиться на страницах газет. Только один неприятный случай привлек к нему внимание. Туманной ночью молодой человек разбил машину после пяти порций водки с кока-колой.


К счастью, его не лишили прав, потому что его друг, фондовый брокер, заявил, что добавил алкоголь в стакан Хилдрета, чтобы «немного его взбодрить». Таковы опасности, которые подстерегают предпринимателя-тинейджера. Он все еще любит «сходить в паб и посмеяться с друзьями».
Но когда кто-нибудь спрашивает его, чем он занимается, он охотнее выдает себя за студента. Свой BMW он паркует так, чтобы тот не слишком бросался в глаза.
«Большинство моих друзей никогда не узнают, чем я занимаюсь», – говорит Хилдрет, который курсирует между офисами в Лидсе и Колчестере, где он открывает сейчас свою вторую компанию – AvechoSensei. Его партнер – фирма по обеспечению интернет-безопасности Avecho.
Новая компания Хилдрета занимается разработкой компьютерных программ, блокирующих доступ педофилам в детские чаты.

Привлечь подростков
В то же время другой бизнес Хилдрета, молодежная маркетинговая компания Dubit, которую он основал пять лет назад со школьными друзьями, продолжает быстро расти. Сейчас в ней работают 14 человек, а оборот превысил 1 млн фунтов стерлингов (более $1,8 млн). Самому младшему директору компании 15 лет, а самому старшему – 56.
Прошлым летом крупнейший британский сберегательный банк Halifax захотел исследовать, как тинейджеры распоряжаются карманными деньгами. Проведение опросов было поручено компании Dubit.
Ей же доверяют самая популярная в Великобритании газета Sun, Coca-Cola и несколько министерств Туманного Альбиона. Все они считают, что Dubit способна читать мысли и чувства британских подростков.
У компании есть собственный, весьма посещаемый чат и сайт, где зарегистрировано 302 тыс. пользователей. Менее чем за год компания выпустила
200 тыс. карточек Dubitcard, которые дают скидки подросткам в возрасте 11–17 лет в кинотеатрах и закусочных типа Pizza Hut. Сейчас компания ведет переговоры с банками по поводу превращения Dubitcard в платежную карту.
В основе политики продаж Dubit – умение дать клиентам быстрый ответ на вопросы, которые возникают в связи с новыми идеями, технологиями и рекламными кампаниями, которые направлены на тинейджеров.
Целая армия юнцов тестирует новые продукты, новые линии одежды или новые музыкальные диски прежде, чем те будут активно разрекламированы. «Наша истинная цель – выяснить, что думают подростки», – поясняет 40-летний Ян Дутуэйт. Он стал управляющим директором Dubit после того, как Хилдрет оставил бразды правления и занялся организацией бизнеса AvechoSensei.
Дутуэйт познакомился с Хилдретом, когда приехал в школу Harrogate Rossett в качестве добровольного бизнес-консультанта благотворительного фонда Young Enterprise, который каждый год помогает организовать малые предприятия и поднабраться опыта в бизнесе примерно 150 тыс. школьникам.

Первая идея
Хилдрету было 14, когда ему в голову пришла идея создать молодежную маркетинговую компанию. Он видел, что банки и правительственные организации почти не умеют рекламировать себя подросткам. Программа Young Enterprise, в которой участвовали 2 тыс. компаний и
11 500 добровольцев-подростков, дала шанс воплотить в жизнь его идею. Однако юный предприниматель сразу нарушил правила организации.
Программа Young Enterprise должна была завершиться к концу учебного года. Но Хилдрету стало скучно изучать, как вернуть налог на добавленную стоимость. Он хотел расширить Dubit.
«Фонд Young Enterprise заявил мне, что «ничего такого программа не предусматривает. Вы больше не можете пользоваться ресурсами Young Enterprise, потому что вы слишком предприимчивы», сказали они. Это было ужасно», – вспоминает Хилдрет.
И все же этот случай принес предпринимателю удачу. Потрясенный способностями своего ученика, Дутуэйт оставил бесплатную подработку в Young Enterprise и стал работать на молодую звезду, предпринимателя, который был в два раза младше него.
Многим потенциальным инвесторам нравилась идея бизнеса, но они отказывались, едва узнавали, что основателю Dubit всего 15. Его школа тоже ничем не помогла.
«Они считали Dubit хитрым PR-ходом, а не реальным бизнесом, – говорит Хилдрет. – Я же хотел создать настоящую компанию».
Первую половину недели юный предприниматель обычно посвящал изучению математики, других предметов и бизнеса, а в четверг встречался с серьезными клиентами в Лондоне.

Первые сотрудники
В один из таких визитов в столицу Хилдрету еще раз улыбнулась удача. Он разговорился с Майком Бриерклиффом, пассажиром первого класса, который был заинтригован беседами молодого человека по мобильному телефону. 56-летний маркетинговый и IT-консультант Бриерклифф согласился войти в совет директоров Dubit. К 16 годам Хилдрет окончательно оставил школу и полностью посвятил себя предпринимательству. У него уже было четыре наемных работника, и он арендовал офис в Лидсе.
Однако подготовка выпуска подростковых платежных карточек заняла намного больше времени, чем он изначально планировал.
Хилдрету пришлось искать новые источники дохода, чтобы преодолеть финансовые трудности компании. Он сменил направление деятельности и занялся исследованием подросткового рынка. Первым делом он разработал интернет-сайт для сбора информации о рынке. Вскоре он вошел в число наиболее популярных среди тинейджеров.
Хотя поначалу найти инвесторов было трудно, Хилдрет не считал управление финансами своей самой большой проблемой. «Тяжелее всего было решить, чем же я хочу заниматься, а потом вести бизнес в этом направлении, – рассказывает он. – Зачастую сбиваешься с курса, потому что посередине пути в голову приходят новые идеи».
Хилдрет столкнулся с типичными для начинающего предпринимателя проблемами. Он собирался работать в Dubit еще три года, но прошлым летом пришел к мысли, что уже привнес в этот бизнес «столько идей и инноваций», сколько мог. Компания создана и растет, а Хилдрет скучает и готов заняться разработкой новой идеи. Он остается крупным акционером в Dubit, но покинул совет директоров фирмы.
«У меня есть опыт управления успешным бизнесом, и я надеюсь, что вторая попытка будет не менее удачной», – говорит юный бизнесмен. Он обещает, что его новое предприятие AvechoSensei будет «гораздо более крупной компанией», чем Dubit.

1 просмотр

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance