Перейти к основному содержанию

3808 просмотров

Finn Flare выбрала стратегию Inditex

Российская Finn Flare – сеть модной одежды с оборотом в $97 млн, в качестве первой страны для выхода за пределы России выбрала Казахстан, и, видимо, не ошиблась – рост оборота в прошлом году составил 50%. Президент Finn Flare Ксения Рясова рассказала «Къ», что планирует привести в Казахстан еще один бренд.

Finn Flare выбрала стратегию Inditex

Finn Flare выбрала стратегию Inditex
Российская Finn Flare – сеть модной одежды с оборотом в $97 млн, в качестве первой страны для выхода за пределы России выбрала Казахстан, и, видимо, не ошиблась – рост оборота в прошлом году составил 50%. Президент Finn Flare Ксения Рясова рассказала «Къ», что планирует привести в Казахстан еще один бренд.

Сеть Finn Flare, возглавляемая Ксенией Рясовой, представлена пока только в России и в Казахстане (в РК компания пришла в сентябре 2007 года – «Къ»). В сети более 350 торговых точек. Собственная розничная сеть – 89 магазинов, остальные открыты по франчайзингу. «Каждый месяц мы открываем новые магазины и развиваемся. В Казахстане уже 17 торговых точек, в 2011 году планируем открыть еще четыре», – говорит президент Finn Flare Ксения Рясова.
Общий оборот сети на 2010 год составил $97 млн, из них около $6 млн пришлось на Казахстан. По сравнению с 2009 годом, в 2010 году казахстанское представительство показало прирост товарооборота практически на 50%. «В 2011 году мы планируем показать не меньший прирост в продажах по казахстанскому региону. Основную ставку в этом прогнозе мы делаем на активное развитие франчайзинговой сети в Казахстане», – говорит К. Рясова.
С брендом Finn Flare Ксения Рясова начала работать почти 14 лет назад. На протяжении шести лет, с 1997 по 2003 год, одежда Finn Flare, наряду с другими марками, была представлена в российской сети мультибрендовых магазинов «Люди в новом» (который объединял также бренды Gas, Murphy&Nye, Superga, Killer Loop, Minardy – «Къ»). Помимо статуса эксклюзивного дистрибьютора одежды Finn Flare в России и возможности выборочной закупки моделей из очередных коллекций, Ксения Рясова также имеет право разрабатывать и производить одежду под брендом Finn Flare, и она занялась разработкой новых моделей и расширением ассортимента. Для того чтобы «раскрутить» финский бренд в России потребовалось шесть лет.

К 2003 году ассортимент Finn Flare значительно вырос, а бренд показал высокую прибыльность. Тогда и пришло решение о развитии сети монобрендовых магазинов Finn Flare в России (в отличие от родной Финляндии и стран Скандинавии, где коллекции представлены в крупных универмагах – «Къ»). «Во-первых, перспектив у развития монобрендовой сети гораздо больше, чем у мультибрендовой. Это связано с возможностями развития как собственной розничной сети, так и работы с партнерами по франчайзингу», – говорит К.Рясова. Во-вторых, более детальное погружение в работу с одним брендом всегда предполагает его более активное и эффективное развитие. Кроме того, ассортимент мультибрендового магазина определяется байером, а монобрендового – дизайнером. В монобрендовом магазине гораздо больше возможностей для разностороннего представления коллекции.

В 2003 году принято решение сконцентрироваться на развитии сети монобрендовых магазинов Finn Flare, и магазины «Люди в новом» были закрыты. Последующие финансовые показатели подтвердили правильность принятого решения. Со временем стало ясно, что все-таки лучший вариант – расширять линейку, но уже собственными брендами. «Одного бренда, даже очень успешного, недостаточно для постоянного развития компании, поэтому уже в 2008 году мы начали активный вывод на российский рынок собственной молодежной марки AppleMoon», – рассказывает К.Рясова. Над созданием сезонных коллекций AppleMoon работают финско-российские дизайн-бюро, а отшиваются они на фабриках Юго-Восточной Азии.

В качестве стратегии развития выбрана стратегия одной из сильнейших международных групп в области торговли одеждой, испанской корпорации Inditex – создание портфеля брендов. Новый бренд – это всегда новая ниша на рынке, иная целевая аудитория, а также решение некоторых проблем, в том числе проблемы сезонности продаж. Например, сейчас у бренда Finn Flare наиболее силен осенне-зимний ассортимент, выдержанный в стиле casual, а в AppleMoon представлена молодежная одежда с другой ценовой политикой (средний чек ниже, чем в Finn Flare, на 20%). «Со временем мы планируем вывести AppleMoon на рынок Казахстана», – делится Ксения Рясова.

Она рассказывает, что многие крупные мировые сети считают Казахстан привлекательнее, чем, например, Украину. Рынок Украины достаточно привлекателен с точки зрения плотности населения. К тому же уровень конкуренции в Украине не столь высок, как в России. Однако общественно-политические события последних лет привели к нестабильности украинской экономики, что не могло не сказаться на франчайзинговом бизнесе. Казахстан же все это время был гораздо более стабилен, и иностранные партнеры оценили это по достоинству.

«В этом году мы все же решились выйти на рынок Украины, и считаем, что для нашей сети там есть все перспективы для развития – политическая ситуация в стране стабилизировалась, экономика выходит из кризиса, уровень жизни населения и покупательная способность улучшились», – говорит К. Рясова.

Что касается Казахстана, то среднегодовой прирост отдельного розничного магазина сети в стране – порядка 10-12%. Хотя многое зависит от торгового центра, где расположен магазин. «Если ТЦ ведет активную маркетинговую деятельность, организует больший трафик, то и магазин способен показывать более высокие результаты. Есть примеры, когда прирост превышал 30%», – замечает К. Рясова.

По ее данным, казахстанские предприниматели проявляют очень высокий интерес к возможностям ведения бизнеса по франшизе. Своеобразным индикатором этого интереса являются современные торговые центры. Каждый вновь открывающийся торговый центр, как правило, приводит за собой на рынок несколько новых модных брендов.

Ксения Рясова считает, что развиваться довольно быстрыми темпами сети позволяют гибкие условия франшизы, которые дают представителям любого бизнеса стартовать с новым для них бизнесом без огромных затрат. Особенностью франчайзинговой программы Finn Flare является отсутствие роялти и паушального взноса. «Мы не гонимся за сиюминутной прибылью и не пытаемся заработать на франчайзи еще до того, как бизнес партнера начнет развиваться и приносить прибыль», – говорит президент Finn Flare. Франчайзер также помогает в переговорах с арендодателями, проводит массированные рекламные кампании и оказывает другую поддержку.

Если говорить о конкуренции в этом сегменте, то ее стоит рассматривать в 2-х ракурсах: конкуренция в развитии партнерской сети (продаже франшиз), а также конкуренция в розничных продажах. Что касается конкуренции в развитии франчайзинговой сети, то любая компания, готовая продавать свою франшизу в области fashion retail, обладающая складскими помещениями на территории Казахстана, автоматически становится нашим конкурентом – Finn Flare борется за внимание и предпочтения представителей предпринимательской среды. В розничных продажах у Finn Flare одним из самых сильных направлений сети являются пуховики и зимние куртки, поэтому осенью и зимой компания практически не ощущает в своих продажах конкуренции с другими брендами.

Finn FlareФабрика Finn Flare первоначально именовалась «Салон Ленинкитукку». Основана в 1960 году в финском городке Сало. Участие в международных выставках – «Игедо» в Германии и Scandinavian Fashion Week – позволило компании начать экспорт в Германию, Нидерланды, Австрию, Швейцарию, США и СССР.
2000-е годы отмечены новым расцветом компании (стратегия производства одежды в стиле casual). В то же время Finn Flare выходит на сверхъемкий рынок России и СНГ.
Сейчас компания входит в пятерку лидеров на рынке одежды РФ в ценовом сегменте «средний плюс». С 2006 года президент компании – бывший директор московского представительства Finn Flare Ксения Рясова, сменившая на этом посту Раймо Аалтонена. Права на марку Finn Flare и AppleMoon принадлежат финской компании Ruveta OY.

1832 просмотра

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance