Перейти к основному содержанию

6535 просмотров

Лед в бизнес

Казахстанская компания Mega Ice начала свою деятельность с открытия первого катка в торговом центре MEGA Alma-Ata в 2006 году. В данный момент количество катков в активе компании выросло в 8 раз, однако казахстанская потребность в них уже удовлетворена и компания планирует дальнейшее развитие в России.

Лед в бизнес

Лед в бизнес
Казахстанская компания Mega Ice начала свою деятельность с открытия первого катка в торговом центре MEGA Alma-Ata в 2006 году. В данный момент количество катков в активе компании выросло в 8 раз, однако казахстанская потребность в них уже удовлетворена и компания планирует дальнейшее развитие в России.

По словам генерального директора сети ледовых катков Mega Ice Ерлана Умбетова, в 2006 году ему поступило предложение от холдинга «Астана Групп» взять под управление ледовый каток. «Фишка» данного бизнеса была в том, что ледовых катков размером свыше 500 кв. м в торговых центрах РК никогда не было, поэтому он согласился на это предложение, так как оно показалось ему весьма перспективным.

В самом начале деятельности компании ее штат составлял 10-12 человек, сейчас работает порядка 100 сотрудников.

В данный момент компанией Mega Ice взяты под управление ледовые катки в ТРЦ MEGA в Алматы, Астане, Актобе, Шымкенте, Актау (ТРК «Актау»), то есть в целом шесть ледовых арен, среди которых мобильный каток возле Казахского государственного цирка в Алматы.

Кроме того, одним из значимых проектов компании считается строительство ледовых арен в СОК «Ак-Булак» и в «Веллнесс-клубе Luxor». Тем не менее, компания делает акцент на строительство ледовых арен именно в ТРЦ.

Е. Умбетов особо отмечает, что фактор сезонности у всех катков компании отсутствует. Среди алматинцев, для которых катание на коньках – это культура, так же как и у жителей северных областей, спрос в летнее время на данный вид услуг не падает. Кроме того, когда компанией был открыт каток в Шымкенте, это вызвало большой ажиотаж, поскольку там подобного развлечения никогда не было. Но самые прибыльные и перспективные для бизнеса ледовых катков города – это, безусловно, Алматы и Астана.

В деньгах рынок ледовых катков оценить сложно, поскольку где-то их строительство обходится дешевле, где-то дороже. Все зависит от устанавливаемого оборудования и от размера катка, а также от климата в регионе и от самого ТЦ. Например, Mega Ice рассматривала предложение построить каток в Кызыл-Орде, но пришла к выводу, что это бесперспективно.

Для бизнеса эксплуатация одного катка невыгодна, поэтому компания Mega Ice активно развивает сеть ледовых катков. Это позволяет эффективно удерживать бизнес на плаву за счет движения денежных средств по кругу, когда доход от одного катка перекрывает расходы на запуск другого.

Потребление электроэнергии катком происходит круглосуточно – что составляет порядка 0,5 млн тенге в месяц, не считая эксплуатационных и арендных расходов, замены коньков, которая происходит постоянно. Но, несмотря на это, срок окупаемости катка составляет 3-5 лет.

Отметим, строительство катка от 500 до 1 тыс. кв. м обходится в среднем порядка 500 тыс. евро. Плюс затраты на коньки (на 1 пару тратится $40-80), зону переодевания и обслуживающее каток оборудование, на которые в среднем тратится еще около 500 тыс. евро. Так, 1 ледовая машина обходится в 80-120 тыс. евро. В итоге расходы на строительство и ввод в эксплуатацию катка составляют около 1 млн евро.

Конкурентов у Mega Ice очень много, но они появляются зимой, а в теплое время года их нет, если не считать муниципальные ледовые дворцы. Хотя они тоже составляют довольно серьезную конкуренцию.

Бизнес ледовых катков в РК процветает, но, несмотря на это, Россия с точки зрения его развития более перспективна. Поэтому в текущем и в 2012 году компания не планирует открытие новых катков в РК, зато в России собирается расширять свое присутствие. К примеру, в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Сочи, в Татарстане планируется строительство новых объектов.

Ледовые катки в АлматыЗимой 2010 года в Алматы работало порядка 20 организованных ледовых катков – средних и крупных, крытых и некрытых площадок.
Крытых катков в городе – семь. Три из них являются специальными спортивными сооружениями, и в основном используются для проведения учебно-тренировочных сборов спортсменов. Это два катка Дворца спорта им. Б. Шолака и каток ГККП «Специализированная школа-интернат для одаренных в спорте детей».

Основные операторы ледовых услуг под открытым небомИндивидуальные предприниматели (ИП Орунбаев, ИП Ескендыр), торгово-развлекательные центры (ТРК «Максима»), государственные учреждения («Медео»), ТОО «Демалыс-К» (отель-санаторий Altyn Kargaly), ТОО «Cinema Invest».

Операторы на рынке крытых катковГосударственные учреждения (ДС им. Б.Шолака и каток при школе-интернате для одаренных в спорте детей), сеть ледовых катков Mega Ice, ТОО «Pro-Service» (каток в ТРЦ «Рамстор»), Wellness Club Luxor.

2030 просмотров

Как запустить производство кожаных изделий в Караганде

Кейс от Александра Ермакова

Фото из архива Александра Ермакова

Предприниматель Александр Ермаков работает с кожей более шести лет. Сегодня его заказчиками являются крупные международные компании, имеющие представительства в Казахстане. Мастер намерен развивать свое дело и дальше, чтобы начать конкурировать с безымянными европейскими брендами.

Вначале был чехол

Увлечение Александра Ермакова трансформировалось в бизнес постепенно, по мере роста количества заказов. Сейчас на небольшом производстве, умещающемся на 30 кв. м, работают шесть человек.

«В 2013 году я искал кожаный чехол для планшета в магазинах. Ничего подходящего не нашел, поэтому сшил его сам из старой куртки. Мне понравился сам процесс и то, что получилось. Я стал интересоваться пошивом кожаных изделий: смотрел видео на YouTube, набивал руку, искал материал. И уже спустя три года наладил продажу вещей через Facebook. Вскоре получил заказ от отеля Ritz-Carlton Astana на изготовление кожаных папок для апартаментов. Таким образом, в 2018 году я окончательно оставил прочие приносившие доход занятия, сконцентрировавшись на своем новом увлечении», – рассказывает предприниматель.

Изначально он шил на заказ галантерею, сейчас в фокусе – сумки среднего класса, которые стоят от 40 до 80 тыс. тенге.

«Мы не конкурируем с китайскими производителями. Это бесполезно. В самом дорогом люксе нам делать тоже нечего, потому что там свои игроки. Поэтому мы стремимся в средний сегмент, как европейские безымянные бренды, которых довольно много. Какой-нибудь небожитель типа Hermes работает с лучшими материалами. Но 80% стоимости изделия – это имя. Причем невозможно купить дорогую сумку сразу. Сначала нужно приехать в Париж, заполнить заявку, потом вызовут на собеседование и потом решат, будут они вам шить свои знаменитые Kelly или Birkin», – делится Александр Ермаков.

Фото к коже (7).JPG

Нешуточные контракты

Первое оборудование Александр приобрел в 2016 году. Прямострочная швейная машина с прямым продвижением обошлась предпринимателю всего в 50 тыс. тенге, поскольку не была новой – в магазине подобный образец стоит в шесть раз дороже. Годом позже в его мастерской появились еще две машины – колонковая и брусовочная общей стоимостью 230 тыс. тенге, также уже находившиеся в использовании. Деньги на приобретение сырья он занимал у знакомых.

Поскольку ценник на кожаные изделия, производимые компанией Александра, достаточно высок для местного потребителя, она чаще сотрудничает с покупателями из Алматы и Нур-Султана, реже – из Европы, России и Узбекистана.

«Основной доход нам приносит сотрудничество с международными компаниями: Pernod Ricard, Ritz-Carlton, St. Regis, от которых поступают крупные заказы на изготовление сумок и аксессуаров. Нас выбирают, потому что мы всегда делаем бесплатный образец и лично общаемся с клиентом», – говорит предприниматель.

Сырье для готовой продукции предприятие импортирует из РФ. Оттуда поступает как российская кожа, так и итальянская, которую соседняя страна закупает в больших объемах, а затем перепродает.

«Из Казахстана вывозится огромное количество сырья, однако кожевенные заводы стонут, что недозагружены. Шкуры КРС за копейки закупают Турция и Китай, которые потом продают нам готовые изделия с многократной накруткой», – поясняет бизнесмен.

По его словам, квадратный дециметр кожи обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 16 декабря 2019 года – 6,16 тенге – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд.

Мечты о «штурме»

Александр утверждает: «кожаный» бизнес вряд ли можно назвать самым прибыльным занятием. Большую часть выручки съедают расходы на сырье, фурнитуру, логистику, производство картонной упаковки, которое пока находится на аутсорсинге.

В то же время карагандинское предприятие за практически идентичную продукцию может предложить гораздо меньшую цену, чем мелкие западные конкуренты.

«Если самая дорогая наша сумка стоит 200 евро, то сумка такого же типа где-нибудь в Средней Европе будет стоить 500. Мы дешевы, и в этом для нас кроются определенные перспективы, как для Китая, который в свое время тоже был дешевым. Чтобы поставлять продукцию в Европу, нужно копить деньги на участие в выставках, где можно найти ритейлеров. Например, выступление на выставке в Милане обойдется как минимум в 20 тыс. евро. Но соваться туда сейчас глупо – нет нужных объемов производства. В этом смысле нам было бы интересно побывать в Варшаве, поездка куда обошлась бы в два раза дешевле. Штурм нового рынка – это всегда затраты», – отметил предприниматель.

Пока у Александра и его семьи нет возможности отправиться за рубеж, так как денежный поток зависит от непрерывности производственного процесса. Однако он не теряет надежды, что рано или поздно его планы осуществятся.

Фото к коже (2).jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance