Перейти к основному содержанию

652 просмотра

Как страховаться в Казахстане от несчастных случаев любителям активного отдыха

И нужно ли это делать вообще

Фото: Shutterstock.com

«Я уверен, если на казахстанском горнолыжном курорте опросить всех катающихся, имеют ли они страховку от несчастного случая, результат будет катастрофическим – застрахованы окажутся не более 1–2% любителей этого вида активного отдыха», – предполагает исполнительный директор страховой компании «Евразия» Шакир Иминов. 

На европейские курорты казахстанских лыжников не пустят без стандартной страховки для выезжающих за рубеж – в странах Шенгенской зоны с этим строго. Но базовая туристическая страховка с большой вероятностью не покроет лечение в случае травмы на горнолыжной трассе – у каждой страховой компании есть свой список видов спорта, которые не входят в базовую страховку и требуют повышающего коэффициента. 

Выше и выше 

Итоги 2019 года еще не подведены, но, по данным на конец 2018 года, на рынке страхования РК работали 28 страховых компаний, которые собрали 13,9 трлн тенге премий по договорам страхования от несчастных случаев, и 2,7 трлн тенге премий по договорам страхования выезжающих за рубеж. Страховые выплаты составили соответственно 1,06 трлн тенге и 710 млн тенге. По оценке председателя правления «Коммеск-Өмір» Олега Ханина, сделанной на основе практики страховой компании, среди договоров страхования выезжающих за рубеж около 10% – это договоры с повышающим коэффициентом. Платить больше, как правило, приходится людям в возрасте и спортсменам-экстремалам. После шестидесятилетнего юбилея страховка обычного туриста при выезде за рубеж становится дороже. Чем выше страховая компания оценивает риски опасного хобби, тем больше придется заплатить путешествующему экстремалу, и не важно – любитель он или профессионал. 

Повышающий коэффициент для тех, кто занимается спортом, заложен и в страховку от несчастного случая. «По страхованию от несчастных случаев есть специальные программы для физических лиц, занимающихся в спортивных секциях, участвующих в мероприятиях, проводимых в рамках спортивных секций, а также спортсменов, участвующих в спортивных соревнованиях. Здесь повышающий коэффициент заложен в тарифе», – объясняет Олег Ханин, добавляя, что в «Коммеск-Өмір» самый высокий коэффициент применяется для парашютного спорта, дельтапланеризма, авто- и мотогонок, рафтинга, самый низкий – для плавания.

Опасно, еще опаснее

Австриец Клеменс Цейпек, сам пилот планера, на своем сайте chessintheair.com опуб­ликовал собственное исследование, которое показывает, насколько час занятия разными видами спортивного экстрима опаснее часа полета на обычном рейсе коммерческих авиалиний. Пассажирские авиаперелеты считаются одним из самых безопасных занятий для вышедшего из дома человека – гибель пассажира при путешествии коммерческой авиакомпанией случается один раз в 10 млн пассажирских часов (один раз в 1141 год). Другими словами, вероятность смерти человека в течение следующей 1 тыс. часов полетов регулярными рейсами составляет 0,01%.

Час занятий каким-либо видом спорта как критерий оценки Цейпек выбрал, потому что считает некорректными сравнения из серии «за год в автомобильных авариях погибли 1 из 5555 человек и только 1 из 212 тыс. погружений закончились смертельным исходом для дайвера». Это сравнение, говорит Цейпек, справедливо только в том случае, если каждый водитель будет выезжать всего один раз в год. На самом деле, если предположить, что каждый водитель совершает в среднем две поездки в день, то есть 730 поездок в год, это будет означать, что 5555 водителей в сумме ездили около 4 млн раз (5555 * 730). То есть только 1 из 4 млн выездов закончился смертельной аварией, и это уже совсем другой результат относительно одного фатального инцидента на 212 тыс. погружений. Попытки занизить риск, считает Цейпек, встречаются так же регулярно, как и попытки его завысить – например, в текстах из серии «10 самых опасных видов спорта», как правило, нет фактических оснований для таких громких утверждений. 

При исследовании автор опирался на данные об инцидентах в разных странах, годы, учтенные при расчетах, тоже могли быть разными. Проведя расчеты, он обнаружил: часть его регулярных действий – вождение автомобиля, езда на велосипеде, катание на лыжах (в том числе вне трассы) или участие в марафонских забегах опаснее полета на пассажирском лайнере, но все же довольно безобидны относительно его любимого вида спорта – планерного. Но самыми рискованными оказались восхождения на Эверест и бейсджампинг. 

Теория вероятности

Цейпек, увлекшись расчетами, заодно выяснил, как опасность занятий экстремальными видами спорта коррелирует с обычным риском смерти на разных этапах жизни. Очевидно, что у 18-летнего человека риск смерти в течение следующей 1 тыс. часов жизни намного ниже, чем у 90-летнего. Австрийский исследователь, опираясь на данные Администрации социального обеспечения США, составил диа­грамму – она показывает, как возрастает нормальный риск смерти по мере взросления и старения. Например, вероятность того, что среднестатистический 18-летний американец умрет в течение следующей 1 тыс. часов своей жизни, составляет около 0,01% (сравнимо с путешествием на коммерческом авиалайнере). У долгожителя 119 лет шансы скончаться в течение следующей 1 тыс. часов жизни вырастают до 10,2%. 

На эту же диаграмму Клеменс Цейпек поместил значки активности. Вождение, катание на горных лыжах, езда на велосипеде, беговые лыжи и марафонский бег находятся на относительно плоской части кривой. Риск гибели при плавании на открытой воде или при участии в соревнованиях по конному спорту составляет около 0,3%, что эквивалентно риску, с которым сталкивается среднестатистический 71-летний человек в своей обыденной жизни. Прыжки с парашютом примерно так же опасны, как и нормальная жизнь 107-летнего человека. Поскольку Администрация социального обеспечения не рассчитывает статистику смертельных рисков для лиц старше 119 лет, в диаграмму не попали гонки «Формулы-1», восхождение на Эверест и бейсджампинг. 

Стоит отметить, что профессиональные интересы Клеменса Цейпека находятся на стыке права, бизнеса и технологий, и он более 20 лет занимал руководящие должности в Lexis Nexis (подразделение RELX Inc., работающее в риск- и бизнес-аналитике) и в медиаконгломерате Thomson-Reuters.

Личный выбор 

Покупка полиса от несчастного случая остается на усмотрение спортсмена, поскольку этот вид страхования добровольный, подчеркивает председатель правления «Коммеск-Өмір». Исключение составляет только вариант, при котором наличие полиса является обязательным для допуска к участию в соревнованиях. «В любом случае риск – выше среднего, поэтому есть смысл застраховаться, тем более, что стоимость страхования спортсменов от несчастных случаев невысокая, в «Коммеск-Өмір» она начинается от 1 тыс. тенге», – резюмирует Олег Ханин.

К покупке страховки для выезжающих за рубеж стоит подойти ответственно, уверен Шакир Иминов. Он говорит, что «дешевая страховка годится только для галочки». Рекомендации от исполнительного директора страховой компании «Евразия»: «Чтобы страховка по-настоящему защищала, добавьте к базовому полису дополнительные опции. Например, если собираетесь на трекинг, кататься на горных лыжах или на серфе – добавьте страховку для активного отдыха и спорта. А если не хотите выплачивать ущерб, случайно причиненный другому человеку, – добавьте страхование гражданской ответственности. Если вы нечаянно врезались в другого горнолыжника, страховая компания оплатит ему лечение ушибов и купит новые лыжи взамен сломанных – конечно, при условии, что вы были трезвым».

Иминов отмечает, что горнолыжники и сноубордисты чаще всего получают травмы в Австрии. Но самая опасная страна для путешественников, по его мнению, – это Таиланд. «Был случай, когда турист поехал в Таиланд, имея полис со страховой суммой $50 тыс. Там он, катаясь на мопеде, получил серьезную травму, и лечение с транспортировкой обошлись на $30 тыс. дороже. Другой турист получил травму на горных лыжах в Италии, у него было покрытие 30 тыс. евро, которого также оказалось недостаточно, – приводит примеры представитель СК «Евразия». – Цены, конечно, космические, я согласен, но надо признать, что раньше медицина не была настолько дорогой, как сейчас. Медицинская инфляция, строительство новых клиник с высокотехнологичными услугами, изменение стандартов оказания медицинской помощи – все это ведет к росту стоимости медицинских услуг, и это общемировая тенденция. Поэтому резонансные страховые случаи, когда покрытия не хватает, сегодня не редкость».

Общие правила для оформления правильной страховки напомнил Олег Ханин. Их перечень прост: правильно заполнить заявление на страхование, предоставить о себе корректные данные, поинтересоваться исключениями из страховых случаев. При страховом случае необходимо сообщить об этом в страховую компанию не позднее суток. При страховании выезжающих за рубеж нужно также уведомить международную ассистанс-компанию для фиксации страхового случая, консультации и получения медицинской помощи.

0002.jpg0001 (2).jpg

banner_wsj.gif

1558 просмотров

Как устроен казахстанский рынок страхования жизни

И что его ждет в перспективе

Фото: Shutterstock

Страхование жизни лидирует в структуре премий в развитых странах, где более 50% рынка приходится на продукты компаний по страхованию жизни (КСЖ). Казахстану этот этап только предстоит пройти, а пока доля премий указанного сегмента составляет лишь 38%. Однако последние три года здесь фиксируется двузначный рост. Такая динамика присуща многим развивающимся странам, где инициативы регулирующих органов и макроэкономическая среда влияют на дальнейшее развитие сектора. По данным регулятора, активы казахстанских компаний по страхованию жизни по итогам 2019 года увеличились на 33%, а страховые премии – на 55,7%, достигнув 438,6 млрд и 197,2 млрд тенге соответственно.

Проникновение пока невысокое

 Однако уровень проникновения страховых услуг в Казахстане невысок, что свидетельствует о потенциале роста на фоне мер, принимаемых регулирующим органом для стимулирования дальнейшего развития сектора страхования жизни и повышения осведомленности населения о страховых продуктах. В 2019 году доля страховой премии-брутто в ВВП Казахстана составила около 0,2% по сравнению c 0,5% в России. Мы прогнозируем, что быстрый рост этого сектора продолжится в трех сегментах: страхование жизни, аннуитетное страхование и обязательное страхование работника от несчастных случаев на производстве.

Снижение ставки по депозитным продуктам поддерживает рост накопительного страхования жизни. Например, ставка по валютным депозитам не превышает 2%, в то время как страховые компании предлагают более высокий уровень доходности – около 3–3,4%. Однако возникает вопрос о том, как долго страховые компании смогут удерживать такой уровень доходности.
В Европе при текущем уровне процентных ставок (во многих странах они отрицательные) страховым компаниям сложно гарантировать высокий уровень доходности, в связи с чем компании пытаются переориентировать страхователей на другие продукты. 

По нашему мнению, в Казахстане показатели прибыльности сектора в меньшей степени чувствительны к волатильности процентных ставок, чем в некоторых странах Европы, главным образом вследствие по-прежнему развивающейся структуры бизнеса компаний. Здесь ситуация с низкими процентными ставками пока еще не актуальна и компании по страхованию жизни могут гарантировать приемлемую доходность. Однако, по нашему прогнозу, доходность накопительных продуктов с валютной составляющей со временем будет снижаться.

 Дальнейшее развитие страхования жизни в Казахстане с высокой вероятностью будет связано с развитием местного фондового рынка, повышением финансовой грамотности населения, ростом нормы сбережений домохозяйств, а также с обеспечением открытости условий по основным страховым продуктам и дальнейшим повышением прозрачности страховой отрасли.

Конкуренция будет расти

Если в 2018 году число компаний по страхованию жизни в Казахстане сократилось до шести вследствие объединения двух крупных КСЖ, то в 2019 и 2020 годах мы отмечаем интерес новых участников к этому сегменту рынка. На текущий момент на рынке работают девять компаний по страхованию жизни, образованных промышленными и финансовыми группами. Мы прогнозируем усиление конкуренции в будущем, однако это не обусловит существенных изменений в группе основных игроков в секторе страхования жизни в ближайшие 12 месяцев. По итогам 2019 года концентрация достигла высоких значений: на долю трех основных участников приходилось более 80% рынка страхования жизни, и мы ожидаем, что высокий уровень концентрации сохранится.

Крупные компании имеют преимущества в продаже страховых продуктов благодаря наличию фирменной сети страховых агентов, довольно известным брендам, пользующимся доверием клиентов, налаженному банковскому каналу продаж или обслуживанию определенных групп клиентов. В этих условиях новым игрокам потребуется время для продвижения своего бренда и повышения узнаваемости на рынке. Однако наличие крупных акционеров может позволить страховым компаниям получить доступ к клиентской базе, а также предлагать конкурентные продукты на рынке. В ближайший год мы ожидаем, что крупные компании будут играть определяющую роль в продвижении новых страховых продуктов и предложении их потребителям, а также задавать тон во взаимодействии страхового сообщества с регулятором и страхователями.

Потенциал и риски

В развитых странах компании по страхованию жизни являются одними из крупнейших институциональных инвесторов, в то время как в Казахстане этим игрокам потребуется время для завоевания таких позиций. Это связано в том числе с тем, что менее развитый, чем в Европе, рынок капитала Казахстана ограничивает возможности сектора страхования жизни и, как следствие, инвестиционные возможности КСЖ. Это касается управления активами и обязательствами по срокам, контроля валютных рисков, эффективного распределения капитала и предоставления доступа к долгосрочным источникам инвестиций. В связи с этим страховые компании инвестируют преимущественно в государственные и квазигосударственные облигации, чтобы обеспечить достаточную диверсификацию активов и в целом консервативный профиль инвестиционного портфеля.

Вместе с тем мы отмечаем подверженность страховых компаний валютному риску в связи с использованием инструментов, номинированных в долларах, что может обусловить повышение рисков, связанных с несовпадением активов и обязательств по типу валюты. Сектор страхования жизни в Казахстане подвержен рискам несоответствия активов и обязательств по срокам размещения активов и урегулирования обязательств, но в меньшей степени, чем европейские страховщики. Крупные казахстанские компании принимают меры по обеспечению нулевой открытой позиции по срокам. В то же время мы по-прежнему отмечаем наличие этого риска вследствие ограниченной доступности долгосрочных инструментов с фиксированной доходностью на внутреннем рынке капитала. Как следствие, этот фактор остается одним из актуальных вопросов для будущего развития страхового рынка в Казахстане, в том числе в связи с внедрением здесь продуктов unit-linked.

 Компании по страхованию жизни традиционно обеспечивают экономику длинными деньгами, стабилизируя и стимулируя развитие не только финансового рынка, но и экономики страны в целом. Кроме того, развитие рынка страхования жизни способствует решению социальных задач. Например, приток средств в пенсионные программы может обеспечить более высокий уровень финансовой стабильности населения.

2020: прогноз

Рынок страхования жизни в РК находится на этапе становления, демонстрируя рост от очень низкой базы. В связи с этим мы полагаем, что существует возможность для роста страховщиков в ближайшие годы.

В нашей оценке сектора страхования жизни Казахстана учитываются его сильные показатели прибыльности благодаря невысоким барьерам по входу на рынок для новых участников – с учетом динамики отрасли и характеристик страховых продуктов, которые обусловливают высокие показатели прибыльности компаний этого сегмента. Перспективы роста компаний по страхованию жизни остаются благоприятными на фоне умеренных показателей экономического благосостояния, измеряемого показателем ВВП на душу населения. Мы отмечаем, что в последние 10 лет казахстанский сектор страхования жизни продемонстрировал высокую устойчивость к неблагоприятным макроэкономическим факторам.

Мы ожидаем, что в 2020 году рентабельность собственного капитала (return on equity, ROE) будет выше 20%, а рентабельность активов (return on assets, ROA) – около 6%. Показатель ROE ниже среднего значения за последние три года, когда он составил порядка 30%, но остается высоким по сравнению с показателями европейских компаний, занимающихся страхованием жизни, у которых ROE и ROA находятся на уровне ниже 10 и 3% соответственно.

S&P Global Ratings ожидает, что меры регулирующего органа будут стимулировать развитие сектора страхования жизни в среднесрочной перспективе. Наличие законодательных инициатив является одним из стимулов к развитию этого направления. Это касается введения в 2018 году налоговых льгот для держателей страховых полисов, инициатив регулятора по планируемому внедрению страховых продуктов с инвестиционной составляющей (unit-linked) и возможной передаче КСЖ части функций по управлению пенсионными средствами, а также реализации государственных программ по поддержке образования. Дальнейший рост численности населения и повышение продолжительности жизни обусловливают очень хорошие перспективы для развития страхования жизни. Внедрение продуктов unit-linked, скорее всего, будет осуществлено не ранее 2021 года, и это позволит страховым компаниям расширить линейку страховых продуктов.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif